Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Трансформация авторского права в "Цифровом тысячелетии"

Архив
автор : Игорь Моцный   26.02.2002

Появление и стремительный рост Интернета стали ключевым событием в конце XX - начале XXI вв. Глобальная сеть поначалу была радостью пользователей и головной болью правообладателей. Последние, понимая, что Интернет предоставляет новые возможности для эксплуатации принадлежащих им материалов и в то же время несет в себе опасность их бесконтрольного распространения, не сразу смогли приспособиться к изменившимся условиям.

Появление и стремительный рост Интернета стали ключевым событием в конце XX - начале XXI вв. Глобальная сеть поначалу была радостью пользователей и головной болью правообладателей. Последние, понимая, что Интернет предоставляет новые возможности для эксплуатации принадлежащих им материалов и в то же время несет в себе опасность их бесконтрольного распространения, не сразу смогли приспособиться к изменившимся условиям. Защита авторского права (АП) в данной связи приобрела огромное значение. Все больше участников рынка электронной коммерции прибегает к криптографическим или иным техническим средствам охраны АП. Традиционные средства борьбы с «пиратством» были признаны неэффективными, и встал вопрос о принятии новых мер, способных успокоить правообладателей.

Всемирная организация интеллектуальной собственности (WIPO/ВОИС) взяла инициативу в свои руки, и в рамках конференции, проведенной в 1996 году, были разработаны два международных договора: «Об авторском праве» и «О правах исполнителей и производителей фонограмм».

Международный договор ВОИС об авторском праве (1996 г.) в статье 11 обязал участников обеспечить «адекватную правовую защиту против обхода технических мер, эффективно защищающих авторское право». Аналогичная норма содержится и в договоре о правах исполнителей и производителей фонограмм.

Американский закон «Об авторском праве в цифровом тысячелетии» (The Digital Millennium Copyright Act, DMСA, 1998 г.) вышел далеко за пределы, очерченные ВОИС. Раздел 1201 запретил не только действие по обходу эффективных технических мер, но и сделал незаконным производство, продажу или иное коммерческое обращение устройств или средств, преимущественно предназначенных для обхода эффективных технических мер защиты АП. Закон предусматривает не только гражданскую, но и уголовную ответственность за подобные нарушения. Реалии современного мира таковы, что законодательный процесс - явление не столько правовое, сколько политическое, и те или иные нормативные акты появляются на свет в результате их лоббирования. DMCA представляет собой типичный продукт политической борьбы, и раздел 1201 был выигран крупными представителями американского шоу-бизнеса. На момент принятия закона не все осознавали потенциальную угрозу, которую несли чрезмерно широкие положения раздела 1201. Осознание пришло позднее.

Представители научного мира США недавно выразили озабоченность по поводу возможности использования нового законодательства США об авторском праве для ограничения свободы проведения научных исследований.

Ассоциация американских звукозаписывающих компаний (RIAA/AAPR) в сентябре 2000 года предложила всем желающим попытаться взломать разработанный ею цифровой «водяной знак», одновременно служивший идентификатором и защитой аудиопроизведений. Профессор Принстонского университета Эдвард Фелтен (Edward Felten) и его команда приняли вызов и сумели обойти защиту. После этого они решили опубликовать результаты своего исследования, но не тут-то было: ААЗК объявила, что готова заплатить обещанные деньги, но разрешения на публикацию не дает.

Ученые с самого начала не скрывали, что они руководствуются сугубо научными интересами и хотят обнародовать результаты исследования, что, в конечном счете, поможет усовершенствовать средства защиты АП. Однако в ответ Ассоциация пригрозила судебным преследованием в соответствии с положениями раздела 1201 DMCA. Напуганная таким поворотом дела, команда решила отозвать работу с конференции. В результате многочисленных дискуссий, предварительного судебного слушания и заявлений американского правительства Фелтену все-таки дали обещание, что его не будут преследовать в случае публикации. В недавно распространенном пресс-релизе Ассоциация заявила: «Мы посчитали, что Фелтен должен опубликовать свою работу, так как это исследование способствует усилению защиты электронного содержания» 1. Сам Фелтен заявил, что хотя «мы предпочли бы решение суда, подлежащее исполнению, но решили поверить правительству и представителям делового мира, что они больше не будут угрожать исследователям, намеревающимся опубликовать работы о слабостях систем защиты произведений, охраняемых авторским правом» 2. Однако положительный для ученых исход был вызван скорее не доброй волей Ассоциации, а шумихой, вокруг этого дела и DMCA.

Следует заметить, что проблему DMCA ошибочно представлять только как конфликт права и науки. Американское законодательство идет гораздо дальше и ограничивает возможности всех законных пользователей. Границы традиционных прав fair use (или «справедливого пользования») могут в рамках нового законодательства значительно сузиться. Возможность использовать охраняемое авторским правом произведение без разрешения правообладателя в научных, преподавательских или иных целях, то есть «справедливое пользование», гарантировано разделом 107 американского Закона об авторском праве 3.

В разделе 1201 DMCA законотворцы поспешили успокоить взволнованную публику, заявив, что «ничто в данном разделе не должно влиять на возможность использования fair use как защиты от обвинения в нарушении авторского права». Однако с практической точки зрения все не так просто. Начнем с того, что среди исключений закон не предусматривает обход эффективной технической меры в целях реализации справедливого пользования. В соответствии с DMCA технические меры защиты подразделяются на два вида: меры, предотвращающие несанкционированный доступ к произведению, и меры, ограничивающие определенные права пользователя произведения. В первом случае говорить о справедливом пользовании не имеет смысла, так как доступ к произведению запрещен вообще. Во втором - все несколько сложнее. В соответствии с комментарием к DMCA, подготовленным Бюро авторского права 4, «копирование, равно как и иные действия по отношению к произведению, осуществляемые его законным обладателем, могут при определенных обстоятельствах выступать в качестве справедливого пользования. Следовательно, обход технических мер, относимых ко второй категории, может быть законным на основании справедливого пользования».

Основное противоречие кроется в том, что, по мнению все того же Бюро авторского права, производство и продажа устройств, используемых для обхода технических мер, незаконно в любом случае. То есть даже если устройство позволяет осуществлять fair use значительному числу пользователей, оно является незаконным. Важнейший принцип американского авторского права, установленный в деле Betamax, гласит: устройство является законным, если оно имеет значительное число легитимных способов использования 5. Однако в одном из ранних судебных решений по разделу 1201 суд заявил, что Betamax не может быть использован для защиты от обвинения в нарушении раздела 1201, так как он был применен лишь в контексте нарушения авторского права, а не нарушения раздела 1201 6. В результате не совсем понятно, как реализовать fair use, если пользователи лишены возможности приобретения устройств, необходимых для осуществления их права.

Таким образом, получается, что, несмотря на все заверения о неприкосновенности справедливого пользования, «Цифровая эпоха» может значительно изменить fair use и превратить его из гибкого средства защиты от обвинений в нарушении АП в архивный элемент юридической истории США.

Кроме того, под угрозу поставлено еще одно традиционное исключение, а именно «доктрина первой продажи» (First Sale Doctrine) 7. Данное правило гласит, что если произведение было введено в хозяйственный оборот обладателем прав на произведение или с его согласия, то правообладатель не может контролировать его дальнейшее обращение 8. Технические устройства, привязывающие продукт к определенному устройству и препятствующие его последующему переносу или передаче, естественно, ограничивают право перепродажи либо иного распоряжения законно приобретенным произведением. Ассоциация американских библиотек уже выразила озабоченность в связи со сложившейся ситуацией 9.

Число участников Договора ВОИС (1996 г.), который вступил в действие в начале января этого года, растет. Все больше государств включают подобные положения в свое национальное законодательство. Европейский союз в мае 2001 года принял директиву, обязывающую страны-члены ЕС обеспечить защиту против обхода эффективных технических мер, а также против производства и продажи устройств, которые могут быть использованы для такого обхода.

Российская Федерация пока не присоединилась к Договору 1996 года. По-видимому, сделать это придется уже в скором времени. Тогда и перед нами встанет вопрос об имплементировании статьи 11 во внутреннее законодательство. Не стоит успокаивать себя тем, что на территории России нет гигантов индустрии развлечений, а значит, не стоит волноваться по поводу возможного существенного ограничения наших прав на пользование произведениями. США, а точнее крупнейшие корпорации, расположенные на их территории, оказывают сильное давление на остальной мир, стремясь заставить другие страны принять не менее жесткое законодательство в области защиты цифровых авторских прав. В этих дискуссиях кое-кто уже не обращает внимание на то, что подобные нормы имеют весьма отдаленное отношение к авторскому праву, и делает акцент не на нарушении исключительных прав, а на действиях, изначально выступающих вторичными по отношении к нарушению, то есть на обходе защитной меры и производстве оборудования, которое может быть использовано для обхода технических мер, защищающих АП.

Кроме того, не следует забывать, что распространение знаний и идей в обществе - еще одно предназначение авторского права, и не менее важное, чем получение вознаграждения правообладателями. Судя по всему, сегодня законодателей уже мало заботит общественный интерес.

Никто не спорит, что защита от «пиратства» необходима и что традиционные меры уже не способны эффективно выполнять свою роль. Вполне разумно запретить обход технических мер, выполненный с целью нарушения АП, а также производство и продажу устройств с целью оказания содействия в нарушении АП. Однако в разделе 1201 DMCA законодатели пошли гораздо дальше, взволновав не только академическое сообщество, но и миллионы простых пользователей.

Самое страшное для нас все-таки не DMCA, а внутреннее законодательство В конце концов, Йону Йохансону (Jon Johansen), норвежцу, создавшему DeCSS, было предъявлено обвинение не на территории США за нарушение американских законов, а в своей стране за нарушение норвежского законодательства 10. Достаточно будет принять соответствующие нормы, и тогда производители компьютерных программ, ученые и обычные пользователи будут гадать о законности или незаконности своей деятельности или возможности свободного пользования теми или иными произведениями. Следует уже сейчас начать активную деятельность по разъяснению опасности, которую представляет подобный односторонний подход к защите авторского права, и по созданию реальной альтернативы этому подходу. Той самой альтернативы, которая была бы сфокусирована на действительных, а не мнимых нарушениях.


1 (обратно к тексту) - См. www.eff.org/IP/DMCA/Felten_v_RIAA/20020206_eff_felten_pr.html.
2 (обратно к тексту) - Там же.
3 (обратно к тексту) - Своеобразным аналогом fair use в России выступают статьи 18-25 Федерального закона «Об авторском праве и смежных правах», предусматривающие случаи использования произведения без согласия автора и без выплаты ему авторского вознаграждения.
4 (обратно к тексту) - Бюро авторского права (United States Copyright Office) - подразделение Библиотеки Конгресса США, консультирующее законодателей по соответствующему кругу вопросов. - Прим. ред.
5 (обратно к тексту) - Дело Sony Corp. v. Universal City Studios 1984.
6 (обратно к тексту) - Дело RealNetworks Inc. v. Streabox Inc. 2000.
7 (обратно к тексту) - Эта доктрина известна также как доктрина «исчерпания» (exhaustion, Erschlцflung) прав на распространение экземпляров произведения, правомерно пущенных в оборот. - Прим. ред.
8 (обратно к тексту) - Аналогичное положение в законодательстве РФ содержится в ст. 16 (3) Закона об авторском праве и смежных правах
9 (обратно к тексту) - См. www.arl.org/info/letters/dmca_80400.html.
10 (обратно к тексту) - См. www.eff.org/IP/Video/DeCSS_prosecutions/Johansen_DeCSS_case/20020110_eff_pr.html.
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.