Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Системное время

Архив
автор : Василий Щепетнев   25.02.2002

Неудовольствие от настоящего посещает опять и опять, обиды за державу стучат в сердце беспрерывно. Что же вы, предки, оставили нам столько всякой неустроенности, раздрая? Оглянешься, вздохнешь, опустишь руки и мечтаешь о машине времени: вот кабы меня да с танком Т-80 под Рязань во время нашествия Батыя!

Неудовольствие от настоящего посещает опять и опять, обиды за державу стучат в сердце беспрерывно. Что же вы, предки, оставили нам столько всякой неустроенности, раздрая? Оглянешься, вздохнешь, опустишь руки и мечтаешь о машине времени: вот кабы меня да с танком Т-80 под Рязань во время нашествия Батыя! Или быть мне командиром подлодки «Гепард», перенесенной во Вторую мировую войну! Каких бы я подвигов во благо Отчизны, да заодно и всего прогрессивного человечества насовершал! И жили бы мы сегодня совсем иначе: кругом чистота, благородство, артели на паях.

После первых минут сладостных дрем наступает отрезвление. Хорошо, на дворе 1939 год, у меня субмарина, набитая всякими достижениями начала двадцать первого века, преданный экипаж. Вопрос - преданный мне, или России? Если России, то мы поступаем в личное распоряжение Верховного Главнокомандующего. Превентивные удары по Лондону, Нью-Йорку, Риму, Берлину и Токио, репарации за интервенцию в Гражданскую (сколько-сколько тогда стран напало на Советскую Россию?), ультиматум с требованием возвращения Порт-Артура, Мальты, Голштинии, Аляски, Калифорнии, Финляндии, Польши, КВЖД. Допустим, испугались, вернули, заплатили. А сами форсировали работы по созданию атомной бомбы. И к сорок второму году, глядишь, ядерное оружие появилось еще у трех-четырех стран, и Вторая мировая война превращается в войну ядерную. Потерь с каждой стороны немеряно, а я… Я еще тогда, в тридцать девятом, обучаю управлять «Гепардом» специально назначенных людей - на всякий случай попросят. Очень, знаете, убедительно попросят, не откажешь. А потом… Ясно, что потом. Без права переписки.

Вариант два - экипаж предан лично мне. Ложусь на дно и радирую «Всем, всем, всем! Требую полного разоружения!» - и ради демонстрации силы пускаю ракету на необитаемый остров. Ничего не меняется - все форсируют создание А-бомбы и т. д. и т. п.

Может, неудача оттого, что я человек невоенный?

Беру компьютер и - в год одна тысяча девятьсот десятый. В Санкт-Петербург. Допустим, устроился, легализовался. Сейчас буду…

Так, а что, собственно, я буду делать? На диске у меня много чего, твори, выдумывай, пробуй. Стать Великим Плагиатором? Очень даже просто - загрузить тут все работы, удостоенные Нобелевской премии, а там знай распечатывай да в разные журналы посылай. Хотя господа ученые, пожалуй, голым словам не поверят - а где, милостивый государь, ваша лаборатория? Как ознакомиться с результатами описанных вами опытов? Литературными шедеврами удивить? Но странно было бы предлагать гг. издателям «Тихий Дон» или «Лолиту». «Сумлеваюсь штоп». Не доросли они. Я и сам не дорос. Кстати, кто прочитал хотя бы три романа, удостоенные Нобелевской премии по литературе за последнее десятилетие? Хорошо - два? Если есть такие, прошу откликнуться.

Разве «Поттера» им предложить, издателям 1910 года, или что-нибудь из Акунина?

Но для плагиата никакого компьютера не нужно - набрал мешок бумажных книг и айда в прошлое. Чуть больше хлопот и только. А как же чудо науки и техники приспособить?

Открыть вычислительный центр! Я им насчитаю, только принесите! Принесут? Да, астрономы Пулковской обсерватории, еще дюжина-другая математиков - больше из любопытства. Интересно, насколько реальной была тогда потребность в вычислениях? Боюсь, обходились ученые собственными мозгами. И всякие капиталисты - тоже. Толковый бухгалтер, он и в 1910 году толковый бухгалтер, сведет баланс при помощи самых банальных счет да перьевой ручки.

Пойти по пути Кемпелена? Пожалуй, шахматные программы поразили бы не только васюкинцев. И непременно, непременно было бы объявлено, что там, внутри у ноутбука, сидит ма-аленький человек, он-то на самом деле и играет…

Прикидываю так и этак: с голоду бы я не умер, но никакого влияния на судьбы мира не оказал. Маленький шаг одного человека так и остается маленьким.

Хорошо, а если бы наладить переброску компьютеров в тот же 1910 год массово? Никакой благотворительности, за твердую валюту. Тогдашний рубль стоил около шести сегодняшних долларов (в пересчете на золото), так что за сто пятьдесят рубликов товар пошел бы с прибылью. Людей, могущих позволить себе подобную трату совершено безболезненно, набралось бы не меньше, чем ныне.

Что бы они с ними делали, с компьютерами? То же, что и сейчас, - убивали бы время. Сражались бы в преферанс, «кваку», рассматривали бы интересные картинки, слушали бы музыку, смотрели бы, как мечется по семнадцатидюймовому монитору Глупышкин - весело!

Ученые, в отличие от меня, нашли бы свою пользу, глядишь, и бухгалтеры тоже.

Революционеры листовки печатают, жандармы - фотороботы, военные разыгрывают сражения, портные оптимизируют расход материи. Рост потребности в электричестве породил бы новые электростанции, те, в свою очередь, стимулировали промышленность, просто не жизнь, а сказка. Лепота.

Но - не радуется душа. Предчувствует, что ничего путного все равно бы не вышло. Вранье это, а не мечтания. Самая хорошая заплата не спасет обветшавший пиджак. Держаться не будет.

Продолжение пишется

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.