Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Просто картинка

Архив
автор : Игорь Гордиенко   15.02.2002

Рискуя навлечь на себя гнев благородных защитников отечества, я все же не могу не высказать то, в чем сам давно убежден. Я убежден в губительной основе войн. Впрочем, не только войн, но и вообще преступлений - убийств, грабежей, краж, даже просто хулиганских действий…

Рискуя навлечь на себя гнев благородных защитников отечества, я все же не могу не высказать то, в чем сам давно убежден. Я убежден в губительной основе войн. Впрочем, не только войн, но и вообще преступлений - убийств, грабежей, краж, даже просто хулиганских действий…

Органически не желая читать знаменитых творений Бисмарка, Наполеона и Клаузевица, я предлагаю вам свой виртуальный очерк о самом предмете войн. Как вы знаете, в структурах, уважаемых и интегрированных в глобалистские концепции государств, ныне нет таких институтов, как военные («нападательские», или же милитаристские) министерства - есть министерства обороны. Давайте плясать от этого формального символа. Итак, каковы источники и условия угроз, от которых нациям и государствам нужно обороняться?

Прежде всего, как учит системный анализ, чтобы проанализировать явление, нужно выстроить пространство координат, в котором возможна его функция. Начнем же исследовать войну как вселенское (якобы!) явление.

Первым фактором возможности войны является существование в едином пространстве (и времени, как части пространства) неких антагонистических активных тварей. Кто это, неважно, - люди, животные, нелюди, инопланетяне - для модели все равно. О войнах богов у нас могут быть пока лишь подозрения, на которых строят свои идеи, например, Захария Ситчин или же Эммануил Великовский.

Так вот, для того, чтобы в полной мере оценить бесконечную глупость якобы единопространственного существования, нужно оглянуться на то самое простое наше свойство голографичности. Не только нас самих, требующих пищи и тепла, но и окружающего мира, либо дающего пищу и тепло, либо не дающего ни первого, ни второго и подвигающего «все живое» к «подвигам». Таким образом, чтобы возникала возможность войны, нужно оперировать с противником по меньшей мере в одном пространственно-временном континууме.

Вторым фактором вероятных конфликтов «не на живот, а на смерть» является субъективная либо социальная мотивация. Что же в нашем сермяжном мире может быть источниками мотиваций к война?

  • Материальные, ресурсные, геотерриториальные, финансовые и культурные вожделения. Как вам известно, в древнейшие и новейшие времена войны затевались как процессы овладения территориями и имуществом населявших их народов. Здесь вполне применима известная фраза Карла Маркса о том, что в сути любого конфликта нужно видеть интерес агрессора (он говорил - капиталиста). Далее Маркс рассказывал, на какие злодеяния готов каждый капиталист с растущей функцией аргумента нормы прибыли.

  • Другим поводом для войн являются этническая, культурная, социологическая и религиозная несовместимость наций либо рас, вынужденных соседствовать в условиях одних измерений (читайте ужасы Говарда Филипса Лавкрафта. Собственно, войны мотивируются перепутанными клубками, состоящими из причин многих сортов. Можно отметить, что в давние времена смертоубийственные завоевания Александра Македонского и Наполеона сопровождались ореолом идеи создания единого вдохновенного мира. Все, охранявшие свои очаги и владения, подвергались истреблению. Той же маниакальной идеей овладения пространствами рас, по его мнению недоразвитых, был болен нелегкой памяти австрийский ефрейтор Шикльгрубер.

  • Еще одним из поводов для возникновения конфликтов может быть органическое неприятие противника. Мне самому, весьма неагрессивному по характеру, довелось испытать приступ ненависти к некоему турецкому торговцу золотом из близкой к Анталье деревни, который, беседуя со мной в своей лавке, беспрестанно ковырял грязными пальцами в ноздрях и ушах. А что можно испытывать при контакте с аномальными чешуйчатыми ползающими созданиями, активно продвигаемыми в разного рода «гуманных» (явно параноидальных) измышлениях Голливуда? Это обстоятельство пока не имеет подтверждений реальности, но чудища из других миров, вероятно, иной раз проникают в наш мир. К нашему общему врожденному спокойствию, не стоит особенно тревожиться. Но, конечно, потренировавшись в практиках Кастанеды, можно научиться смещать собственную «точку сборки» и входить в иные миры, в которых обитает немало странных и опасных созданий.

  • Одним из условий ведения войн является наличие некоторого ресурса для агрессии. В нормальном существовании цивилизации ресурсами были такие вещи, как орудия, технологии, организованность, тактика, стратегия и просто хитрость. Немало значили, и пока еще значат, возможности тривиального подкупа агентов противника. Но мир меняется, и мы начинаем понимать, что материальных посулов становится недостаточно. Вероятно, их уже просто не хватает, а еще более вероятно то, что сознание как захватчиков, так и обороняющихся мигрировало и мутировало в области различных идей.

Вот, собственно, и все. Я не претендую на всеобъемлющее описание предмета. У меня другая задача - показать, что войны являются следствием неразвитости любой цивилизации в ее ресурсах. И чем кровопролитнее сражение, тем более низок уровень сторон.

После трагических событий 11 сентября мир действительно изменился. Речь даже не о том, кто стал на одну сторону, а кто остался на другой. Дело в том, что по моим и моих друзей наблюдениям состоялись радикальные перемены в понимании нашего пространственно-временного континуума. В военной науке бывают разные доктрины. Это нужно знать и учитывать каждому мыслящему существу.

Судя по последним сообщениям, вопрос о профессиональной армии (контрактной и достойно оплачиваемой) у нас в стране пока не решен. Есть обнадеживающие данные вроде принятого Думой закона о сохранении и расширении прав на отсрочку от срочной (простите за невольный каламбур) службы учащихся средних и высших учебных заведений. В утвержденных документах есть даже пункт о возможности дополнительной отсрочки для людей, желающих получить второе высшее образование. Все это хорошо. Но что же меняется радикально?

Радикальные изменения показала кампания США по изничтожению режима талибов в Афганистане. В моей памяти остались интересные разговоры с несколькими специалистами, работавшими ранее в КГБ и ГРУ. В тот момент, когда президент Буш заявил о намерении его государства в полной мере расквитаться с источниками террора, мои собеседники были полны скепсиса: ничего у американцев не получится, а будет только повод к ввязыванию России в долгосрочный глобальный конфликт. Я так не считал.

Короче говоря, дело обстоит примерно так. США уже вышли на уровень решения военных проблем путем изменения самой среды, в которой проводятся акции. Задумайтесь о ничтожном количестве физических жертв. Задумайтесь о том, что операция была проведена в очень сжатые сроки. Наконец, задумайтесь об эффективности действий, вспомните о пяти миллиардах долларов, вложенных в экономику нового Афганистана.

Но этим дело не кончается. Религии и идеологии еще продолжают препятствовать становлению новых мышлений. За примерами ходить недалеко. Тлеющие конфликты между Индией и Пакистаном, взрывоопасный коктейль Израиля с Палестиной, возможные кризисные процессы, с давних времен характерные для Аргентины, - продолжать ли горький список?

Недавно, занимаясь конкретной темой, я обнаружил интересные данные. Оказывается, в США существует целая организованная сеть поставщиков компонентов для микророботов (Micro Electronical Mechanical Systems). В трехэтажном доме (в таких живет подавляющее большинство американских семей), вполне можно за миллион долларов (их легко имеет любой американец с нормальной родословной и без вредных привычек) оборудовать лабораторию для производства микророботов в собственных целях. В том числе и для того, чтобы чувствовать себя в безопасности в любой точке нашей планеты. А может быть, и в других пространствах…

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.