Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кремниевый мозг войны

Архив
автор : Михаил Ваннах   15.02.2002

О Карл Филипп Готфрид фон Клаузевиц! О чеканная, как шаг полков Фридриха Великого или Александра Благословенного, ложь твоей формулы из классического "Vom Kriege" - "Война есть продолжение политики другими средствами".

О Карл Филипп Готфрид фон Клаузевиц! О чеканная, как шаг полков Фридриха Великого или Александра Благословенного, ложь твоей формулы из классического «Vom Kriege» - «Война есть продолжение политики другими средствами».

О доблестный и интеллектуальный сэр Бэзил Генри Лиддел Гарт, военный историк, попавший даже в новеллы Борхеса. О лукавость твоего рассуждения, что цель войны - достижение мира, лучшего, чем довоенный.

О сухая ложь словарей, определяющая войну, как состояние открытого и, как правило, объявленного вооруженного конфликта между государствами или нациями.

И лапидарное лукавство энциклопедий, уточняющих, что война сопровождается интенсивным насилием со стороны специально организованных и тренированных подразделений или индивидуумов.

Насилием. Слово-то ласковое какое. Будто бы о парубке с дивчиной, перебравших самогона в честь праздника урожая да и не поладивших чуток за овином.

Нет, все гораздо хуже. Война - это одна из крайних форм государственного террора. Война - это массовое и организованное убийство, и чем эффективнее и талантливее она ведется, тем это убийство более массовое и более организованное.

Трудно согласиться с Лиддел Гартом. Хотя бы на примере его родной Британской империи в войнах XX века. За Первую мировую Альбион заплатил девятью миллиардами фунтов стерлингов и, что важнее, мальчиками из public schools, чьи имена из классных журналов перекочевали на монументы. Ну а во Второй мировой… Отдав Гитлеру на растерзание чехов, ограничившись символической помощью финнам, Британия вступилась за Польшу и в конце концов, благодаря колоссальным жертвам СССР и щедрой помощи США, оказалась в стане победителей. Но кораблей Флота Его Величества, плативших у берегов Нарвика и Крита, в Датском проливе и проливе Малаккском за кретинизм политиков, не хватило для послевоенного поддержания Британской империи, о славном прошлом которой напоминают ныне лишь темнокожие кондукторы лондонских даблдекеров.

Но и к фон Клаузевицу примкнуть сложно. Ведь кайзеровская Германия интенсивно проводила политику, направленную на захват колоний. Ну а после Версаля все они разошлись по другим рукам. Политикой Третьего рейха было расширение жизненного пространства. После Потсдама оно уменьшилось на треть.

Нет. Война - это всего лишь убийство. Организованное, массовое, технологичное, дорогое. Иногда сдерживаемое правилами. Всегда окружаемое легендами. Но по сути своей - старая проделка Каина. Или, если больше по душе, того прачеловеческого гуманоида, который, забив собрата и закусив им, шагнул на торную дорогу эволюции интеллекта.

Именно образ дикаря, убивающего в рукопашной супостата, использовал в своих многочисленных статьях и книгах Джон Фредерик Чарльз Фуллер. В отличие от Ричарда Бакминстера Фуллера, известного нам по геодезикам, фуллеренам и оригинальной философии, Джон Фредерик Чарльз изрядно подзабыт. А ведь когда-то он был популярнейшим писателем и журналистом, работавшим в области высоких технологий. Правда, технологий военных. И знал их этот английский офицер не понаслышке. Именно он, в качестве начальника штаба британского танкового корпуса, планировал первую в истории внезапную массовую танковую атаку у Камбрэ. Потом был главным инструктором штабного колледжа в Кемберли, военным помощником начальника Имперского генерального штаба. И, с ранних двадцатых до начала шестидесятых, публицистом и писателем, оказавшим огромное влияние и на нацистского танкиста Гудериана, и на его более удачливых соперников из РККА, и на американцев Брэдли и Паттона. А следовательно, и на формирование современного мира. (Полагаю, что перевод в цифровой формат довоенных номеров журнала «Военный зарубежник» дал бы интересный и легкодоступный материал для изучения технологий, определивших судьбу прошлого века.)

Так вот, в те времена, когда еще требовалось доказывать, что танк и бомбардировщик - не только дорогостоящие и капризные механические игрушки, но и ключ к будущему, Фуллер регулярно сопоставлял различные военные технологии с частями человеческого тела.

В его системе метафор копье, праща, лук, мушкет, ракета удлиняли руку. Камень-рубило, топор, меч, порох в гранате, динамит, плутоний, дейтерат лития - усиливали кулак. Шлем, панцирь, щит, танковая броня, система ПВО и ПРО упрочняли череп и кости.

Для популярной систематизации возможного использования компьютеров в военных технологиях XXI века система аналогий Фуллера очень удобна.

Итак, удлинение руки. Иначе говоря, средства доставки. Здесь, прежде всего, поле деятельности для суперкомпьютеров. Именно на них, с использованием адекватных математических моделей и соответствующего программного обеспечения, должны решаться задачи аэродинамических расчетов управляемых ракет и самолетов, внешней баллистики ствольной артиллерии и реактивных систем залпового огня, внутренней баллистики артиллерийских орудий и стрелкового оружия.

К этим традиционным для военных математиков задачам тесно примыкает компьютерное моделирование кинематики и динамики автоматического оружия. Но все это решалось, хуже или лучше, и в докомпьютерную эру. А вот совсем не обойтись без сверхмощного компьютерного моделирования при создании современных видов оружия сверхвысокой кинетической энергии - газодинамического, электромагнитного, на пучках заряженных частиц и лазерного, различных диапазонов.

В газодинамическом и электромагнитном оружии снаряд разгоняется до сверхвысокой скорости, порядка нескольких десятков километров в секунду, не пороховыми газами, но особым образом сформированными потоками легких газов, типа водорода или гелия, или электромагнитным полем.

Пока такое оружие, весьма эффективное для войны в космосе, решения задач ПВО и ПРО, поражения танков, не вышло за пределы опытных образцов. Но бесспорно, что его разработка не только потребует полномасштабного просчета тысяч, а то и миллионов вариантов схем на компьютерных моделях, но и включения в конструкцию такого рода оружия компьютерных систем, способных в режиме реального времени управлять газовыми потоками или разгонными электромагнитными полями. Ну, примерно как в конструкции экзотического пока австралийского сверхпулемета Metal Storm с темпом огня в миллион выстрелов в минуту традиционная механика заменена более быстрой и надежной электроникой.

Боевые лазеры. Роль старых добрых суперкомпьютеров Cray в разработке лазера с ядерной накачкой по программе «Excalibur» общеизвестна. Исследования и разработка нелинейной оптики без численного моделирования вряд ли возможны. Но и здесь перспективнее и привлекательнее может оказаться встраивание в системы лучевого оружия цифровых вычислителей, управляющих ими в реальном времени. Подчеркну - не решающих задачи наведения на цель, но управляющих функционированием своего излучателя. Физическими процессами в нем. Пользуясь автомобильными аналогиями, не кибернетического водителя, но микропроцессоров, управляющих впрыском топлива, зажиганием, коробкой передач.

В пределе то, о чем я схематично пишу, может иметь вид некоего гибрида сверхмощного квантового компьютера (не представляю, на каких эффектах!) со сверхмощным квантовым излучателем (опять-таки не представляю каким, твердотельным, газовым с истечением?).

Но комбинирование вычислительных и физических мощностей представляется неизбежным из следующих соображений. Большинство оптимальных процессов проходит на грани устойчивости. Ну, скажем, как пример, что планеры современных боевых самолетов неустойчивы. Это придает им способность к лихим маневрам. А управляемость обеспечивается за счет нелинейных систем управления. Так и превращение лабораторных макетов в реальные боевые машины, пригодные не только для экзерсисов на полигоне, но и для полноценных боевых действий, потребует компромиссов. Между массой и мощностью, между мобильностью и скоростью снаряда… И похоже, впрячь в одну телегу и коня, и трепетную лань могут помочь только сложные алгоритмы управления. Реализуемые, естественно, на сверхмощных вычислителях. Мощность которых будет далеко превосходить все современные образцы.

А противники прогресса, те, кто считает, что лучше всего ограничиться 286-м процессором… Ну, они присоединятся к проконсулам (не путать с римскими магистратами!), синантропам, питекантропам, неандертальцам. Расщепленные кости этих буколических мыслителей свидетельствуют об их немалых кулинарных достоинствах.

К удлинению руки примыкает и компьютерное проектирование ракетных и реактивных двигателей; и встраивание в них компьютерных контроллеров там, где в старых V-2 и Р-7 использовались мембраны редукторов и центробежные регуляторы скорости времен Уатта. Разумеется, совершенствование средств управления сопровождается усложнением алгоритмов регулирования и повышенной эффективностью моторов. Следовательно, растет скорость, тяговооруженность и маневренность, дальность.

Усиление кулака. Греческий огонь, гексоген и атомная бомба появились еще в докомпьютерную эпоху. Но термоядерное устройство, еще не мобильное, еще не бомба, взорванное на атолле Эниветок, для своего рождения потребовало повивальных бабок в лице компьютера ENIAC и менее известного MANIAC. Современные термоядерные заряды, предназначенные, скажем, для поражения глубинных бункеров, требуют для своей разработки мощнейшего компьютерного моделирования. И надо сказать, технологические достижения сделали компьютерное моделирование процессов ядерного взрыва и функционирования узлов ядерного боеприпаса не менее надежным и несравненно более дешевым, нежели испытания физические, то бишь взрывы. Так что отмена ядерных испытаний - шаг чисто пропагандистский.

Без компьютерного моделирования было бы невозможно и создание менее эффектного, чем ядерное, но куда более дешевого и эффективного оружия - боеприпасов объемного взрыва. Ядерное оружие это в основном символ. Ну а вакуумное… Хорошо известна картина Верещагина «Взрывание бунтовщиков из пушек в Британской Индии». Тогда, во время восстания сипаев, при казнях для большего устрашения использовалось суеверие, что в отличие от казненных мечом или веревкой, разорванные при пушечном выстреле не получат достойного перерождения, ибо не сохранят тел.

Во время недавней войны с горцами последние очень боялись смерти от объемного взрыва, поскольку при этом за Аллаха не проливалась кровь.

Ну это экзотика. Хотя ее и необходимо учитывать. А вот повышение мощности конвенциональных боеприпасов до мощности оружия массового поражения - это ближайшее будущее военных технологий. И похоже, боеприпасы окажутся эффективнее, если в них встроить компьютерные системы, управляющие взрывом в реальном времени, формирующие фронт взрыва, направляющие его именно туда, куда нужно. Примерно так, как умелый подрывник кладет водокачку ровнехонько между зданий. Или как крайтроны формируют ударную волну, сжимающую плутоний в ядерном боеприпасе, и снижают критическую массу заряда.

Во всяком случае, задача эта по плечу лишь вычислителям следующих поколений. Причем дешевых, не превосходящих стоимостью среднекалиберного снаряда.

Кстати, в военных целях могут быть эффективно применены технологии гражданские. Ведь в любом разумном обществе доля военных расходов в валовом национальном продукте весьма низка. (Многие экономисты в 1980-х полагали, что она не должна превышать 5% от ВНП, иначе общество разоряется.) Так что к общеизвестному факту о двойном применении нитроглицерина, и как сердечного лекарства, и как взрывчатки, добавлю, что в свое время и гексоген был запатентован как лекарство для ливера, но оказался малоэффективным. А вот для взрывов, ну и для пиара, - хоть куда.

Так вот, в астрономическом множестве продуктов, выпускаемых индустрией или снятых с производства по какой-либо причине (та же токсичность гексогена), найти подходящие для военных целей сможет лишь сверхмощная вычислительная система, оперирующая базой данных объема, похоже, превосходящего современный Интернет. Слишком уж много специфических данных может понадобиться проанализировать. Вот пример пятнадцатилетней давности: приводы блоков видеоголовок древних камкодеров некоторые государства успешно использовали в качестве гиромоторов. Но кто, когда и в каких справочниках видел гиромомент блока видеоголовок? Однако рассчитать его вполне возможно. Нужно только иметь информацию о подшипниках, микродвигателях и пр., и пр.

Так что и требования к каналам передачи информации, на порядки превосходят по своим характеристикам все, что есть на сегодняшний момент. Вот и массовые потребности в петабайтовой памяти.

Те же государства, кто не сумеет организовать в военной отрасли массовое использование достижений промышленности гражданской, будут либо разгромлены военным путем, либо вынуждены загонять в свой ВПК столько ресурсов, что экономический крах окажется неизбежен. Смотри на участь Польши и Франции во Второй мировой и на судьбу бывшего СССР.

Какие там дальше органы чувств у человека? Зрение? Тут простор для автоматизированного проектирования оптики различных диапазонов, особенно длинноволнового инфракрасного, тепловидения, в разы повышающего эффективность боевых действий ночью, и прежде всего - цифровых процессоров сигналов для этих устройств. Процессоров, повышающих пропускную способность линий за счет более мощной и качественной компрессии, а также решающих задачи фильтрации помех и распознавания целей.

Что еще? Слух? Ну это в прямом смысле сохранилось лишь на флоте. Гидроакустика, опять-таки цифровая обработка сигналов - это залог выживаемости подводных лодок. А эти самые скрытные и минимально уязвимые корабли - залог контроля над океаном, что важно даже для континентальной державы. Ведь в эвентуальных конфликтах с Великим Восточным соседом или же с потенциально объединенными Соседями Южными Россия будет проигрывать в людских ресурсах. Причем на порядок. Да и с экономическими ресурсами все будет так себе. И ядерное оружие не поможет. Широко оно расползлось по планете, нет былой монополии сверхдержав. Но вот подорвать экономику противника, базирующуюся в одном случае на экспорте огромного количества дешевых товаров народного потребления, а во втором - на экспорте энергоносителей, а те и другие вывозятся лишь морским путем - это задача решаемая. Решаемая для маленьких профессиональных вооруженных сил. Точнее, для флота. Для субмарин, действующих по канонам неограниченной подводной войны, подобно тому, как адмирал Локвуд подрывал японскую экономику. Для выбора целей путем стратегии непрямых действий, любимой упомянутым выше британцем Лиддел Гартом.

Правда, для этого нужно, чтобы были субмарины, пригодные для работы в условиях южных морей, с их проливами, в условиях Персидского залива и выходов из него. Но это уж на совести верховного главнокомандующего. И его избирателей, впрочем, тоже.

К ушам отнесем и локаторы. Чтобы не повторяться, упомяну лишь о локаторах с несинусоидальным сигналом. Такие устройства способны сорвать шапку-невидимку с F-117, B-2 и иже с ними, но предъявляют крайне жесткие требования к обработке сигналов. Опять привет компьютерным системам.

Говорить о роли компьютеров в щите, в системах ПВО и ПРО, тривиально. Опять DSP. Опять встроенные системы. Скажем «Дрозд» и «Дрозд-М» перспективных танков «Черный орел». Это система ПРО, но не национальная, а конкретного танка, расстреливающая направленные в него боеприпасы. Это направление несомненно будет развиваться.

Что еще. Иммунная система. Ну, в прямом смысле, в век биотерроризма, ее усовершенствование, неразрывно связанное с развитием компьютерных технологий в биологии, неизбежно. Противники прогресса разделят участь индейцев, пользовавшихся халявными одеялками из оспенных бараков. Но у иммунной системы есть еще один небезынтересный аспект.

Вспомним металлическую мошкару из «Непобедимого» Станислава Лема. Образ почти апокалиптический. Появляющийся потом в «Мире на Земле» и теоретически обоснованный в книге «Системы оружия двадцать первого века, или Эволюция вверх ногами». Синсекты, искусственные насекомые-убийцы, выглядят жутковато. И на первый взгляд кажутся почти неуязвимыми из-за своей вездесущности и малых размеров. Но лишь на первый взгляд.

На планете-то живут не только вирусы, хотя вирусы и смертоносны, и очень живучи.

И армия состоит не из одних пехотинцев, хотя те и превосходно способны выживать в окопах и пещерах.

Появление такого оружия неизбежно породит компьютерные иммунные системы. И чем крупнее система оружия, тем более мощную иммунную систему она будет иметь. В свое время, а именно в 1912 году, профессор, генерал флота Алексей Николаевич Крылов разъяснял Государственной Думе, что «…флот есть органическое целое, и отсутствие в нем какого-либо типа судов или их относительная малочисленность не искупается преувеличенным развитием судов другого типа - их излишнее число не доставит преобладания над противником, а представит лишь напрасную трату средств, которые при более правильном соотношении были бы использованы выгоднее».

По результатам доклада Крылова программа была принята 288 голосами против 124. Ее сбалансированность подтвердили результаты действий флота в двух мировых войнах. Так что появление синсектов, скорее всего, не вызовет революции в военном деле, появятся лишь киберптички, харчащие этих кибержуков, или иной аналог иммунной системы.

Ну и наконец, то, что есть у любого дикаря и у любого стратега. То, что немаловажно на войне, - мозг. Способность наилучшим образом употребить свои ресурсы против ресурсов противника. Поскольку системы искусственного интеллекта остаются уделом фантастов, речь может идти о двух вещах. Первая - имитационные модели, позволяющие обучить стратега и отработать различные способы ведения войны. Расход компьютерных ресурсов на такие модели будет чудовищен - ведь война, как показал еще фон Клаузевиц, штука глобальная. Вторая - системы (назовем их специализированными усилителями интеллекта), способные помогать полководцу в режиме реального времени руководить боями, операциями и войнами. И здесь нужны мощнейшие каналы, нужна их защита, нужно информационное обеспечение и селекция информации по важности.

Все это очень сложно и очень дорого. Но цена игры слишком уж высока. И - никакой надежды уснуть на лаврах, отказаться от прогресса. Vae victis.

И еще вспоминается. Место, где хранятся свидетельства о подвигах Фуллера и Лиддел Гарта. В Лондоне, на Ламбет-роуд. В особняке стиля позднего Георга. Имперский военный музей. Раньше - Бедлам.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.