Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Машина Тьюринга против машины Коменского

Архив
автор : Максим Отставнов   17.12.2001

После завязки публичного скандала вокруг так называемого "школьного" тендера объем внутренней редакционной переписки-перепалки по этой тематике очень быстро превысил объем всей совокупности опубликованных материалов, и в итоге мы "узнали, что ничего не знаем" и что вопросы "школьной информатизации" требуют дальнейшего углубленного исследования.

После завязки публичного скандала вокруг так называемого «школьного» тендера объем внутренней редакционной переписки-перепалки по этой тематике очень быстро превысил объем всей совокупности опубликованных (не только нами) материалов, и в итоге мы «узнали, что ничего не знаем» и что вопросы «школьной информатизации» требуют дальнейшего углубленного исследования.

Несколько редакторов взялись «порыть» каждый в своем направлении, и в начале сентября вышла тема номера Константина Кнопа «Образование между вчера и завтра» (#34[411]), «высвечивающая» самые интересные моменты, связанные с историей и состоянием дел в российской «школьной информатизации».

Сегодня мы представляем вам вторую такую тему - «Машина Коменского», и, похоже, она не будет последней. «Тендерный вопрос», как уже знает читатель, стал подавать признаки «выруливания» на ровную дорогу - я имею в виду запуск первого пилотного проекта в рамках ФЦП «Развитие единой образовательной информационной среды» (см. #37[414]), за успехами которого мы будем следить 1 и с нетерпением ожидать следующих.

Кстати, о проектах. Хочу поделиться радостью: Центр компьютерных технологий Московского государственного индустриального университета (уже известный нам по статье в кноповской теме и представленный в теме сегодняшней статьей Евгения Роганова) - судя по всему, лидера среди российских вузов по части продвижения свободного софта в школьный учебный процесс - начал выкладывать свои учебно-методические материалы под свободной лицензией.

Это первый русский учебник, знакомящий школьника с компьютерными приложениями, реализованными на свободном софте (хотя и альтернативные - DOS/Windows - реализации тоже рассматриваются), и внутренний голос подсказывает мне, что если «свободно-софтовый» учебник появится, то именно на этой основе. Его отсутствие сегодня - серьезная «дыра» в методическом обеспечении учебного процесса, хотя доносящиеся до нас крики о якобы полной оккупации школьных учебников силами DOS/Windows - явное преувеличение 2.

Но начинаем мы с гораздо более глубокого вопроса - о корнях доминирующей модели школьного обучения, и статья Милослава Балабана (МГУ) как нельзя кстати.

Я хотел бы только сделать одно маленькое замечание. Толком не знаю, может быть, у самого Коменского - как идеолога и педагога-новатора - и была какая-то материальная подпитка от гуситов, но что снабжение учеников учебниками в то время (середина XVII в.) в массовом порядке было экономически невозможно - исторический факт. Школа Коменского, как можно убедиться, прочитав «Великую дидактику», была школой без учебников (задачников, решебников…) в современном понимании этого слова - как самодостаточных источников информации. «Учебник» XVII в. - это книга, над которой склонились две головы - учителя и ученика, скорее - «учебное пособие».

Печатная книга, тем не менее, важна для «машины Коменского» - не в качестве инструмента работы с учеником, а в качестве инструмента удержания общего строя в армии потребных для массового школьного обучения учителей - преподающих, как замечает Балабан, «по спущенному… свыше строгому учебному плану и учебнику» (неважно, учителей, происходящих из «монастыря»-университета или вербуемых «в миру» из наиболее одухотворенных [или одержимых?] членов общины).

Вдумайтесь: революция «демократизации» печатного слова в основном произошла уже после становления «машины Коменского». И «машина Гутенберга» ничего не смогла сделать с классно-урочной системой.

А ведь после того, как книга стала доступной, объективная необходимость в классно-урочной машине (за пределами, быть может, обучения самому чтению, а также письму и счету - и Балабан говорит об эффективности такой «машины» в решении этих задач) - в логике самого учебного процесса - отпала. Средний (я уж не говорю, плохой) учитель, стоящий у доски и что-то, в силу своего понимания предписанной методики, рассказывающий, - скорее препятствие на пути к знаниям, широко представленным в библиотеке, чем их проводник. А хороший учитель всегда умеет подчинить любую форму, будь то классно-урочная система или иная, своему замыслу и своей миссии. Пара сотен часов, проведенных мною на уроках физики, - это пара десятков вдумчиво непрочитанных книг - от «Физики для всех» Ландау с Китайгородским до Фейнмановских лекций.

У меня есть ответ на вопрос «почему»: потому что социальная функция школы прежде всего не в обучении, а в удержании орд подростков от актов вандализма в течение части светового дня (не помню, кому принадлежит сия формулировка). Это необходимо понимать каждому «предпринимателю от образования»: сколь бы ни была заманчива предлагаемая им модель, шансов на успех у нее немного, если эта функция не будет демонстрируемо и доказуемо исполняться. В этом смысле к возможности наращивания свободы (в СТП ли модусе, описываемом Балабаном, в другом ли) в рамках, по крайней мере, государственной школы я отношусь ой как скептически. Сможет ли «машина Тьюринга» сделать то, на чем сломала зубы «машина Гутенберга?»

Я подозреваю, что о чем-то близком думал и Марат Гуриев, хотя выражается он, конечно, гораздо более академично, говоря о проблеме «рациональной (и полисенсорной) загрузки высвобождаемого населения» (уже не только применительно к школьному возрасту) и о роли, которую может сыграть в ней ИТ-отрасль 3. Со статьей Гуриева, отдавшего информатизации образования некоторую часть своей жизни, я сделал то, что обычно делаю с текстами, разобраться в которых силой собственного интеллекта не могу, - отдал на «черное рецензирование» своим Оракулам с просьбой экстрагировать основной тезис.

Один из Оракулов (не хочу уточнять, антропоморфный или виртуальный) ответил: «Автор поискал в Сети «глобальные тенденции» и нашел, что вследствие феминизации общества нас положат на сохранение, так что в парадигме дипирования ИТ-кафедры нужно слить с ИТ-компаниями, встроить системный модуль управления изменениями и всем школьникам купить компьютеры».

Если он не ошибся, то тезис содержательный (и политически значимый), и со статьей Гуриева нужно срочно ознакомить читателей, тем более что, по крайней мере, с последним выводом редакция полностью солидаризуется.

Относительно тезиса предпоследнего могу лишь заметить, что повезет той ИТ-кафедре, коей суждено слиться в объятиях с DPI, где сейчас работает Гуриев. Другим с парой может повезти меньше.

[i42522]


1 (обратно к тексту) - Хотя Минобраз, защищая «тендерную» ситуацию, стоит насмерть и - по крайней мере в официальных документах (включая присланное нам письмо г-на министра - очень вежливое, но, к сожалению, не дающее ответов ни на один из поставленных вопросов по существу) - настаивает: никаких нарушений не было, все сделали, как надо.
2 (обратно к тексту) - Один из читателей, правда, немедленно откликнулся заявлением, что на титульном языке их субъекта федерации школьный учебник информатики называется «ВИНДА ВОРДА БАЛАЛАР КАЮК 7-11», из чего я понял только «балалар» («дети», общетюркский корень), остальные слова мне не знакомы, и вообще посчитал неуместной шуткой.
3 (обратно к тексту) - Часть ИТ-бизнесов (или, по крайней мере, бизнесов, имеющих какое-то отношение к ИТ) уже грузит нас весьма полисенсорно, хотя насчет рациональности я бы делать выводы не спешил.
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.