Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Финляндия против Калифорнии

Архив
автор : Борис Кагарлицкий   13.11.2001

Примерно полтора года назад Мануэл Кастелс, известный теоретик "информационного общества", посетив Финляндию, заметил: есть две модели развития - финская и калифорнийская. От того, какая из них восторжествует, зависит будущее человечества.

Примерно полтора года назад Мануэл Кастелс (Manuel Castells), известный теоретик «информационного общества», посетив Финляндию, заметил: есть две модели развития - финская и калифорнийская. От того, какая из них восторжествует, зависит будущее человечества.

Кастелс, конечно, преувеличивал, а возможно, просто хотел польстить хозяевам. Тем более что, в конечном счете, Финляндия не так уж сильно отличается от Швеции. Так что говорить надо было бы более широко - о Скандинавии и Америке. И все же, о чем шла речь?

О Калифорнии как колыбели технологической революции мы слышали очень много. Действительные истории обросли мифами и анекдотами. Но все же некоторое представление о том, что творится в Америке, есть практически у всякого, кто умеет пользоваться компьютером. С Финляндией сложнее. Что мы, собственно, знаем о соседней стране? Откуда восторг Кастелса?

В советское время финны ассоциировались у нас с сыром «Виола», лыжным спортом, пьянством в ленинградских ресторанах, а также почему-то с апельсиновым соком, приходившим к нам в финских упаковках. Когда распался Советский Союз, большой южный брат оказался некредитоспособен. Распад хозяйственных связей ударил по Финляндии почти так же как по Украине. Заводы встали. Тысячи людей оказались на улице. Безработица, ранее никогда не превышавшая 4%, достигла 20%. Финская марка девальвировалась.

Все это происходило на фоне более глубокого структурного и идеологического кризиса, охватившего Скандинавию. Много лет северные страны гордились своей социал-демократической моделью, обеспечившей относительное равенство, справедливость и всеобщую занятость одновременно с высоким уровнем жизни. Увы, глобализация означала открытие рынков, на которые хлынул поток товаров, производимых полуголодными рабочими в «третьем мире» и бывших «коммунистических» странах. Высокооплачиваемые скандинавы не могли конкурировать с теми, кто довольствовался 4-5 долларами в день. Капитал начал бежать туда, где можно было эксплуатировать более дешевый труд, не боясь профсоюзов и забастовок, а главное - где государство не приставало с высокими налогами и строгими экологическими нормами.

Но вот прошло 8-10 лет. Безработица сокращается, экономика стремительно развивается. Жизненный уровень в Швеции стабилен, а в Финляндии повышается. Финны, раньше отстававшие от остальных скандинавов по показателям качества жизни, наконец, догнали и уже перегоняют их. Социальные программы продолжаются - пусть и не такие щедрые как раньше, но все же потрясающие воображение не только русских и американцев, но и европейцев. Несмотря на высокие налоги, северные страны вновь стали привлекательны для инвестиций. Весь мир разговаривает по мобильным телефонам Ericsson и Nokia. По количеству абонентов мобильной связи на душу населения Финляндия вышла на первое место в мире, далеко обогнав США. Шведы отстают от финнов, но американцев тоже далеко обогнали. С Интернетом та же история: первое место - у Финляндии.

Секрет успеха прост. Обе страны сделали ставку на развитие информационных технологий, которые должны были компенсировать свертывание традиционной промышленности. При этом, в отличие от Калифорнии, где все делалось на основе частного предпринимательства, здесь решающую роль в технологическом рывке сыграло государство. Поскольку у Финляндии проблем в начале 90-х годов было больше, то и усилия прилагались гораздо более значительные. Что, естественно, сказалось на результатах развития - финны обошли шведов.

Когда в Финляндии разразился кризис, государство, как и у нас, могло бы заявить, что денег на науку нет. Бюрократы в Хельсинки поступили, однако, совсем не так, как их коллеги в Москве. С началом экономического спада государственные вложения в развитие новых технологий резко возросли. Более того, чем острее был спад, чем меньше денег оставалось в казне, тем больше тратили на науку. Увеличился государственный долг, упала финская марка, выросла инфляция, но правительство упорно продолжало инвестировать средства в high-tech.

К концу 90-х годов спад был преодолен, долги успешно выплачивались, финская марка снова сделалась надежной валютой, инфляция сократилась до минимального уровня, а темпы роста составили 6% - выше, чем в США во время последнего «бума».

Относительно государственного вмешательства надо сразу оговориться. В Америке тоже технологический рывок был первоначально профинансирован государством. Предшественником Интернета был APRANET, созданный как структура оборонного ведомства США. Даже позднее, когда сеть была рассекречена и открыта для доступа частных лиц, государство поддерживало ее функционирование до тех пор, пока сеть не разрослась настолько, чтобы стать способной к самоподдержанию. Точно так же технологии мобильной связи зародились в военно-промышленном комплексе, но затем стали общедоступными. Но с другой стороны, в деле продвижения персональных компьютеров на рынок решающую роль сыграла все же частная инициатива. И Apple и Microsoft начинали как небольшие компании, лишь позже разросшиеся до гигантских корпораций.

В свою очередь, Финляндия и Швеция вовсе не отказались от участия частного капитала в технологической революции. Но государство взялось за создания для нее наиболее благоприятных условий. Именно в государственном секторе была создана корпорация, которую мы теперь знаем под именем Nokia. Значительные средства были направлены правительством на оборудование школ и рабочих мест по стандартам передовой информационной технологии. Особенное внимание уделялось северным районам, отстающим в своем развитии. Чтобы люди не бежали из Лапландии, здесь были созданы почти идеальные условия для доступа к информации.

Если вы живете в «глобальной деревне», то не беда, что ваши соседи - олени и Санта-Клаус.

Информационное общество в Финляндии - это и оленеводы с мобильными телефонами. Один из местных журналистов заметил, что здесь даже траншею невозможно выкопать без использования мобильной связи - землекопы на двух концах будут периодически информировать друг друга о своих достижениях. Хотя пользоваться будут обычными лопатами - так экологичнее. В 1999 году, когда обнаружилось, что Швеция отстала от Финляндии в области высоких технологий, парламент Швеции принял закон, согласно которому все дома и квартиры должны быть в обязательном порядке подключены к сети. Доступ к информации является гражданским правом, следовательно, государство каждому шведу обязано предоставить доступ в Интернет. Это значит, что дом, особенно в северных регионах, просто не принимают к эксплуатации, если он не обеспечен выделенной линией. Впрочем, к настоящему моменту реальные достижения оказались скромными. Было проведено 125 тысяч линий, тогда как для полной реализации программы потребуется 4,2 миллиона. Встает и вопрос, нужно ли прокладывать кабели, если начинается эпоха беспроволочных технологий. До тех пор, пока подобные вопросы не решены, массовое подключение тормозится. Впрочем, и без помощи государства шведы занимают второе в Европе место по «подключенности» - сразу после Финляндии. Тем временем норвежцы, не желая отстать от соседей, начали создание на дальнем севере образцовой информационно-коммунистической деревни Модален, где каждый дом будет подключен Интернету по системе беспроводной связи. Если эксперимент удастся, шведам ничего не останется, как массово внедрять норвежскую модель.

Высокие технологии развивались в Скандинавии на основе университетов. Это позволило объединить в одно целое образование, исследование и внедрение. Частный бизнес привлекался к общественным проектам. Поскольку образование престижно, а рабочие места в науке - выгодны, нет проблем с утечкой мозгов. В Оулу, Финляндия, на основе местного университетского центра был создан технополис. Сюда пригласили частные компании, в основном небольшие и очень динамичные. Энтузиасты получали для реализации своих идей государственные субсидии - в рамках политики развития региона. Американские либеральные экономисты все время доказывают, что субсидии поощряют иждивенчество, помогают держать на плаву убыточные компании и снижают эффективность экономики в целом. Финны приняли это к сведению, но сделали все по-своему: государственную поддержку получают только прибыльные фирмы, доказавшие свою эффективность. Правительство никому не покрывает убытки. Оно лишь дает деньги на развитие.

Такая схема наложила отпечаток на структуру и идеологию финского Интернета. Будучи мировым лидером по количеству «подключенного» населения и по мобильной связи (более 70 телефонов на 100 финнов), Финляндия заметно отстает от других стран по электронной коммерции. Преобладают сайты образовательные или обеспечивающие доступ граждан к общественной информации. Медицинские учреждения тоже насквозь информатизированы и связаны между собой.

Шведы и норвежцы создали в Лулео и Тромсо технопарки, аналогичные финскому в Оулу. Три технопарка на три маленькие страны, с общим населением меньше, нежели в Калифорнии. Причем все стараются разместить свои технологические чудеса как можно севернее. Надо развивать холодные края. Там огромные ресурсы, но их нужно эффективно, а не хищнически эксплуатировать, чтобы на севере появился свой интеллектуальный потенциал. В Лапландии университет Рованиеми получает значительные государственные средства, а его сотрудники хорошую северную надбавку.

Один из секретов скандинавского успеха - в сочетании конкуренции и кооперации.

Еще в 70-е годы северные страны совместными усилиями разработали единый стандарт мобильной связи - NMT (Nordic Mobile Telephone), на основе которого позднее был создан общеевропейский стандарт GSM. Между тем американские телефонные компании до сих пор не могут договориться о едином стандарте.

Когда мобильная связь стала массовой, началась острая конкуренция между компаниями. Каждая пыталась создать собственную инфраструктуру. Некоторое время спустя все конкуренты объединились и создали общую систему передатчиков. Цены для абонентов резко упали.

Ведущая финская телефонная компания Sonera предоставляющая мобильную связь и доступ в Интернет тесно связана с государством, которое до сих пор владеет изрядным пакетом акций. Именно она является лидером в проведении информационной политики. Но это не дает Sonera никаких преимуществ перед конкурентами, только дополнительные социальные обязательства.

В технополисе Оулу сначала заботились о том, чтобы конкуренты не сталкивались на одной территории. Затем политику резко изменили. Руководство технополиса старается собрать всех конкрентов под одной крышей и предлагает им совместные проекты, которые каждой компании по отдельности были бы не по силам. Главное - единые стандарты, больше надежности, более дешевые услуги для потребителя. А в остальном - конкурируйте на здоровье!

Окончание следует

[i42046]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.