Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Свободно распространяемая наука, или Об ученых и компьютерах

Архив
автор : Алексей Федорчук   30.10.2001

Поначалу мне хотелось озаглавить статью так: "Советскую науку хрен задушишь, фиг забьешь". Однако я счел такое название несколько претенциозным, хотя и точно отражающим суть дела. Действительно, что только не вытворяли за последние годы с советской наукой и ее представителями!

Товарищи ученые - не все в глубокой заднице.
Спасибо за внимание, окончен семинар.
По Тимуру Шаову

Поначалу мне хотелось озаглавить статью так: «Советскую науку хрен задушишь, фиг забьешь». Однако я счел такое название несколько претенциозным, хотя и точно отражающим суть дела. Действительно, что только не вытворяли за последние годы с советской наукой и ее представителями! Разве что дустом не травили да платы за вход на службу не брали. Иногда, оформляя заявку на работу в выходные, ловлю себя на мысли, что начальство, дав разрешение, тем самым делает мне личное одолжение…

А наука почему-то все живет и развивается. Причем наука в прямом смысле слова -как способ удовлетворения любопытства. Правда, подчас уже не за государственный счет, а любыми подручными средствами. И в этом мне недавно довелось убедиться лично, побывав на Всероссийской (четвертой по счету) школе по компьютерным технологиям и обучающим программам в геологии. Проводилась она «как бы» Ростовским университетом вкупе с еще несколькими конторами разной ведомственной принадлежности, а на самом деле - теми лицами, кому это интересно. И - для таких же, как они.

Результатом политики организаторов 1 школы стали: а) относительно узкий круг участников (около двадцати) и б) очень широкая их представительность (практически все разделы геологии, и не только ее). Но главное - неформальный стиль: никаких пленарных докладов, на которых половина присутствующих мирно дремлет в ожидании кофе-брейка (пиво-, водка-, нужное подчеркнуть), а вторая половина пытается изобразить заинтересованность, задавая вопросы и активно участвуя в обсуждениях, дабы оправдаться перед руководством в потраченных на командировку деньгах. Здесь же - и это стало традицией школы - практически никакого регламента, вернее, длительность доклада лимитировалось только совестью выступающего. Сидя (или стоя у машины), докладчик не столько рассказывал о своей работе, сколько показывал ее, что называется, живьем. А слушатели, разместившись кому как удобно, донимали его вопросами, то и дело переходившими в дискуссию.

В общем, полная благодать. Но какое отношение имеет все это к теме статьи, спросите вы? И не место ли моему опусу среди школьных сочинений на тему «Как я провел лето?».

Вы были бы правы, если б не одно обстоятельство. Как резонно заметил в свое время Николай Безруков 2, процесс разработки свободного софта чрезвычайно схож с научными исследованиями. И проблемы, возникающие в сообществе разработчиков, уже давно встали перед мировым (а в последнее время и отечественным) научным сообществом.

Проиллюстрирую это следующим примером. Подавляющее большинство докладов на Всероссийской школе было посвящено базам данных - палеонтологическим, биостратиграфическим, литологическим и др. И всякий раз возникал спор о форме их распространения: следует ли их продавать, и если да - то на каких условиях? В виде закрытых систем, доступных только для update, но не для модификации или в виде «открытых исходников», с которыми пользователь волен делать все, что угодно?

Начнем с первого вопроса. С одной стороны, результат любой научной работы имеет смысл только в том случае, если он известен коллегам. А самый эффективный способ достичь этого - открыто опубликовать его в Сети. Доступа к исходникам пользователи могут и не иметь, хотя, с точки зрения развития системы, лучше бы дать возможность пополнения БД любому желающему, разумеется, под наблюдением модератора.

С другой стороны, создание базы данных (и самой системы, и ее информационного наполнения) - труд немалый, и естественно, что авторы хотят получить за него некую компенсацию, особенно учитывая немереные должностные оклады научных работников (немереные - в смысле лежащие за пределами чувствительности измерений). Конечно, возникает вопрос, кто же это купит: страсть потенциальных пользователей к базам данных обычно носит сугубо платонический характер и угасает на стадии подписания платежного поручения…

Предположим, что покупатель таки найден. И тут мы переходим ко второму вопросу: как продавать? На первый взгляд, разумеется, как доступную для пополнения систему в закрытом виде - ведь именно она является собственно авторским вкладом, а наполнение базы - результат труда многих и многих исследователей. Однако покупатель (сиречь пользователь) после первого же update наверняка обнаружит, что структура таблиц хоть чуть-чуть, но не соответствует его потребностям, и захочет модифицировать систему, так что эта возможность должна быть оговорена еще при покупке (иначе она просто не состоится).

И здесь для создателя базы возможны варианты: либо поддерживать продукт своими силами, либо предоставить покупателю исходники с правом их модификации. Первый вариант отпадает сразу: сил на поддержку ни у одного научного коллектива не хватит (если, конечно, он не преобразуется в софтверную фирму). Предоставление возможности модификации - тоже палка о двух (если не о трех) концах. С одной стороны, забота о поддержке снимается с плеч разработчика. С другой - в чужие руки отдается интеллектуальная собственность (одна из священных коров не только в софтверном, но и в научном сообществе). А главное - теряется контроль над целостностью базы и ее дальнейшим развитием.

Не правда ли, знакомые коллизии для разработчиков продуктов open source? Впрочем, проблемы открытых исходников обсуждались на школе почти в чистом виде, к чему приложил руку и ваш покорный слуга, сделавший доклад об их роли в геологических исследованиях и с радостью узнавший, что он отнюдь не одинок. Так, в Мурманском морском биологическом институте целый отдел держит на своих десктопах FreeBSD, решая с ее помощью обычные для научного сотрудника задачи.

Одна из митьковских притч гласит: однажды Максим сидел с похмелья, обхватив голову и раскачиваясь из стороны в сторону. Подошедший Федор спросил его, в чем сущность дзэн-буддизма?

Всем известно, куда послал Максим Федора для познания истины. Мы же туда не последуем, ибо интуитивно понимаем: по крайней мере, одна из сущностей дзэн-буддизма, привнесенная им в мировую культуру, - понятие дзюцу как практического умения и понятие до как Пути познания окружающего мира, самопознания и самосовершенствования.

Дзюцу и до вполне приложимы к взаимоотношению между научным сотрудником и компьютером. Разумеется, компьютер, инструмент для выполнения задач, возникающих в процессе научной работы, требует умения с ним обращаться.

Напомню, что одной из тем школы были компьютерные технологии в геологическом образовании. И во время дискуссий возник вопрос, во многом перекликающийся со статьей из недавней темы номера «Компьютерры» 3: чему следует учить студентов (в данном случае геологов) в первую очередь?

Ответов, как и обычно, предлагалось два: либо базовым принципам информатики, включая программирование, либо практическим навыкам работы с компьютером и прикладными программами. Замечу, что участники почти единогласно склонились ко второму варианту.

Конечно, чисто идеологически первый подход кажется более «правильным». Однако согласитесь, что бесполезно учить программированию или устройству операционной системы человека, не умеющего сохранить файл. Так что знакомство с компьютером, безусловно, должно начинаться с самого элементарного дзюцу. Впрочем, это вечный спор между дедукцией и индукцией…

Как уже было сказано, понятие практического умения не несет в себе какой-либо ущербности. Мне известны исследователи, достигшие виртуозности в применении Photoshop, CorelDraw или 3D Max (причем, что особенно впечатляет, для задач, к которым программы эти и близко не приспособлены). И не имеющие при этом ни малейшего представления о дисковых разделах, файловых системах и тому подобных материях.

Овладение, если так можно выразиться, «компьютер-дзюцу», само по себе дает научному работнику очень много. Однако в основном с точки зрения формы, но не содержания: карты становятся все красивее (и их можно нарисовать больше), 3D-модели геоблоков дают эффектное представление об их строении, спецэффекты Photoshop’а, примененные к космоснимкам, подчеркивают детали дешифрированных структур. Но все это можно классифицировать как научный импрессионизм - сущности исследовательского процесса компьютерное умение не меняет. Для этого требуется как минимум изменить собственную систему мышления.

Попробую пояснить свою мысль на элементарном примере - написании научной статьи. Процесс этот на компьютере обычно ничем не отличается от «бумажного» варианта. Грубо говоря, он идет линейно - от введения, через изложение методики, описание фактического материала и его обсуждение к выводам и заключению 4. И окончательное осмысление результатов происходит в процессе написания статьи. Именно поэтому бытует мнение (во многом справедливое), что работа неопубликованная - все равно что не сделанная…

На такой стиль работы пользователя ориентируют все известные мне текстовые процессоры. Конечно, они, по сравнению с карандашом и бумагой (и даже пишущей машинкой), радикально ускоряют процесс редактирования текста, но на скорость создания и содержание собственно оригинальной части абсолютно не влияют.

Исключение - лишь StarWriter, жестко привязанный к стилевому оформлению и потому требующий предварительного структурирования материала, а значит, и мыслей. Разумеется, человек с дисциплинированным мышлением способен структурировать материал и без всякого компьютера, с карандашом в руке. Компьютерный инструментарий в этом ему не помощник - более того, средства форматирования текста в процессорах выполняют скорее роль отвлекающего фактора.

Теперь попробуем, пользуясь «линейным» методом, написать статью в форме html-документа (или макета в TеX, неважно), пользуясь текстовым редактором, с одновременным внесением разметки. И тут-то, при первой же попытке ввести теги разноуровневых заголовков (то есть задать логическую структуру документа), все огрехи при систематизации и структуризации материала становятся мучительно ясными. И до того, как они не будут устранены, создание статьи в форме html- (TеX-) документа, на мой взгляд, просто невозможно.

То есть работа с системами разметки, в отличие от текстовых процессоров, стимулирует автора прежде всего сесть и крепко подумать. Это, конечно, требует известного напряжения. Но зато экономится время на переделку и редактирование. А главное, окончательный текст получается совсем не таким, каким виделся вначале. Это и есть первый шаг по Пути - к изменению собственных приемов работы, а не освоению, сколь угодно мастерскому, имеющихся.

Подводя итог, можно сказать: если компьютер-дзюцу по сути своей не более чем средство представления уже полученных результатов, то компьютер-до - это Путь познания, то есть инструмент исследования. И именно открытые системы в наибольшей степени способствуют тому, чтобы на Путь встать. Хотя бы по той причине, что их изучение уже само по себе есть первый шаг на этом Пути…

[i41852]


1 (обратно к тексту) - Главные из них - Юрий Агарков и Сергей Левченко (Ростов). От поименного перечисления остальных вынужден воздержаться, но отказать себе в удовольствии выразить им свою признательность - не могу.
2 (обратно к тексту) - Николай Безруков. Разработка программ с открытыми исходниками как особый вид научных исследований. «Byte Россия», 2000, #5 (21), с. 64-77.
3 (обратно к тексту) - Александр Шень. Информатика: Былое и думы. «КТ» #411, с. 22-26.
4 (обратно к тексту) - Здесь и далее имеются в виду науки сугубо индуктивного характера, типичным примером которых является геология. В математике или теоретической физике все это, вероятно, происходит иначе.
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.