Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Паранойя

Архив
автор : Василий Щепетнев   30.10.2001

С умилением перечитываю "Мертвые души", эпизод, когда пьяный Селифан свалил Чичикова в грязь. Ночь, тьма непроглядная, да послало провидение усадебку страждущим...

Кто стучится в дверь ко мне?
Из «Хрестоматии для чтения»

С умилением перечитываю «Мертвые души», эпизод, когда пьяный Селифан свалил Чичикова в грязь. Ночь, тьма непроглядная, да послало провидение усадебку страждущим.

- Кто таков? - спрашивала служанка.

- Помещик, дворянин, в пути неудобство претерпел, - отвечал Чичиков и тут же получил уютный покой с роскошною периной.

Хотя и тогда не дремали бесы свары и зла. Из-за чего поссорились почтеннейшие Иван Иванович с Иваном Никифоровичем? Из-за дряни, совершенно пустяшного слова, услышав которое, хоть во весь голос крикнутое на главнейшей уездной, а то и губернской площади, самый рьяный хранитель общественного порядка ухом не поведет, разве облизнется непроизвольно, бо слово то «гусак» отнюдь не бранное, скорее - гастрономическое. А какие последствия сотворило оно в Миргороде? Тяжбы, вред недвижимости и, будь у знаменитого ружья курки в сохранности, неизвестно, осталась бы повесть комедией, или в финале к слезам человеческой глупости примешалась бы и кровь…

Пуще богачества и красоты люди ценили безопасность. «Не хвались сундуками да молодой женой, а хвались запорами и злым псом» - учила мудрость тех дней. И бог весть, кого боялись пуще - душегуба с топором или обыкновенного завистника с коробочкой серников.

Бди!

Вечером, собравшись у родового костра, или сальной свечи, или даже в кругу яркого света лампы-молнии, старики сказывали детишкам сказки - о Том, Кто Живет В Подвалах, о страшных Леших-Шатунах и о прочей нечисти, которой надо борониться молитвою и выполнением строгих правил поведения в городе, деревне, в лесу и на воде. Взрослые сомневались насчет Подвальных Вурдалаков, но знали наверное, что месяц назад в подвале дома такого-то было найдено тельце Юлиньки А., пятилетней девочки-куколки, и как убивались безутешные отец и мать… А в недалеком, дотоле мирном лесу пропали близняшки Петенька да Санечка…

Сказка - ложь, да в ней намек.

И поняв намек, укрепляли двери и окна, покупали себе «Бульдоги», а женам дарили изящные дамские «Браунинги», аккуратно помещавшиеся и в сумочку, и под подвязку, и в какие только ни есть места женского платья, будто специально на то придуманные… А шляпные шпильки?

Злы люди. Что тому причина? Недостаток жизненного пространства по Мальтусу? Или противоречие между общественным способом производства и частнособственническим характером присвоения плодов этого производства по Марксу? Сколько верных сторонников Красному Флагу дал лозунг «Фабрики - рабочим», а сколько - «Грабь награбленное»?

Казалось, под мудрым руководством Набольшего Мурзы жить станет если не веселее, то спокойнее. Все «Браунинги», трости-стилеты, миндальные ароматы в дамских флакончиках и гроза крыс - мышьяк были объявлены народным достоянием и изъяты в предписанный срок.

Нельзя сказать, что с той поры наступил золотой век и «можно было пустить девственницу с кошелем золота через всю страну в уверенности, что ни девственница, ни кошель не потерпят никакого ущерба», а все же старые люди с умилением вспоминают тогдашний парк Горького или провинциальные очаги культуры и отдыха поменьше, где, смеясь, танцевали вальс, танго, фокстрот, бросали друг другу конфетти, а потом с песнею по утренней зорьке безбоязненно шли домой. Худшее, что могло выйти, - попасть под дождь.

Но любая победа над злом эфемерна. Случилось же, на мой взгляд, то, что часть Кроликов решила стать Удавами. В великолепном романе Фазиля Искандера оба враждующих вида показаны как данность. Я же думаю, что Удавы - это особые Кролики, которые изменили свою сущность путем особых упражнений скорее духовного, нежели физического характера. Я уже писал, что в наших хромосомах всякого намешано. Ермак и Чингиз, Петр и Малюта, а более всего - просто в силу большого числа - Герасим, который и Муму может утопить, и барыне петушка подарить, поскольку не познал слово «мое».

Набирающие массу удавы ползут по проторенным следам. Сегодняшние истории с порошками сибирской язвы, приходящими в почтовых конвертах, до боли напоминают толченое стекло и гвозди, подброшенные остервенелыми, а с виду такими благообразными наркомами, директорами и заведующими цехами в масло, яйца и другие продукты питания трудящихся. Главное для удавов - создать атмосферу страха, а уж потом всякий кролик самостоятельно вцепится резцами в шею ближнему своему, и тогда все реформы - внутренние ли, международные - надолго будут упрятаны в «эцих с гвоздями», а душками вновь станут военные со шпорами, саблями и аксельбантами. Лев Троцкий нашел свой конец с ледорубом в голове (причем, по воспоминаниям современников, он отнюдь не торопился упасть замертво и долго бегал за будущим героем Советского Союза со знаменитым криком «Вот он!»). Достанет ли на бен-Ладена идейного американца-мстителя, или злодей давно испепелен и рассеян над пустыней, и потому неуязвим, - не знаю.

А вчерашний братец Кролик, бреясь перед зеркалом, будет искать у себя вертикальные зрачки, немигающий взгляд, да и вообще - откажется от капусты на завтрак. Разве что цветная будет…

[i41851]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.