Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Сети подземелья

Архив
автор : Киви Берд   12.10.2001

Уходящая в седую древность история гигантской сети московских подземелий - это не только одна из самых темных, но и по сию пору одна из самых тщательно оберегаемых тайн России. Своего рода национальная традиция, старательно культивируемая чиновниками любой власти - от московских князей и царя Ивана Грозного до нынешних президентов.

Под каждой точкой земной поверхности находится хотя бы один подземный ход. Если вы не нашли хода, значит он глубже.
Спелестологический закон Архимеда

Только нация безбожников могла забраться так глубоко под землю.
Президент США Рональд Рейган
после посещения московского метро


Уходящая в седую древность история гигантской сети московских подземелий - это не только одна из самых темных, но и по сию пору одна из самых тщательно оберегаемых тайн России. Своего рода национальная традиция, старательно культивируемая чиновниками любой власти - от московских князей и царя Ивана Грозного до нынешних президентов.

Начало комплекса подземных сооружений Москвы принято относить к XV веку, то есть к эпохе возведения итальянскими зодчими каменных стен и палат Кремля. Примерно с той же поры начали плодиться и всевозможные легенды, слухи и домыслы о небывалой протяженности подземных ходов. Некоторые обрывочные данные, правда, обнаружены и в репрезентативных исторических документах, к примеру, в часто цитируемой «Крешкиной летописи»: «По повелению великого князя Ивана Васильевича Петр Фрязин построил две отводные стрельницы, или тайники, и многие палаты и пути к оным с перемычками по подземелью, на основаниях каменных водные течи, аки реки, текущие через весь Кремль, город осадного ради сидения».

Сейчас историкам достаточно хорошо известны сети древних крепостных подземелий Кремля и Китай-города, подземные ходы Боровицкого холма (под домом Пашкова); в Чертолье и у Храма Христа-Спасителя; обширные комплексы старинных хозяйственных подвалов Солянки и Замоскворечья, подземелья многочисленных монастырей Москвы - Новодевичьего, Симонова, Донского, Чудова и других. Отдельная глава исследований - это древние подземные ходы под Москвой-рекой, по сию пору не обнаруженные, но оставившие следы в исторических документах. Например, известно, что в XVII веке по повелению царя Алексея Михайловича мастер Азанчеев неоднократно предпринимал попытки строительства хода под рекой. Пара попыток закончилась неудачей, однако затем мастеру-мужику вдруг было пожаловано дворянство, по тем временам честь небывалая, а про тоннель под рекой ни слова больше в тот период не упоминалось.

Но самая, пожалуй, легендарная тайна подземелий Кремля - это библиотека Ивана Грозного, слава о которой при жизни царя шла по всей Европе. Именитые иностранцы специально приезжали в Москву, чтобы ознакомиться с тем или иным знаменитым древним фолиантом из уникальной коллекции. Однако уже в 1601 году, всего через семнадцать лет после смерти хозяина, обнаружилась пропажа библиотеки. Так с тех пор ее и ищут, упорно называя наиболее вероятным местом хранения подземелья Кремля.

Причина столь узкой локализации бесценного клада в общем-то понятна. По известным политическим причинам проведение тщательных и обширных поисков в непосредственной резиденции российских самодержцев всегда было сопряжено с большими трудностями. И даже если исследования подземных тайников были санкционированы властью, их по разного рода причинам ни разу не удалось довести до конца (и никто по сей день не знает, где они, эти концы). Так, в начале XVIII века к изучению и классификации подземелий Кремля приступал Конон Осипов, однако он скончался, не успев сколь-нибудь значительно осуществить намеченные планы. В конце XIX века к раскопкам приступил князь Н. С. Щербатов, но разразилась Первая мировая война с известными последующими событиями. В годы советской власти в Кремле начал раскопки И. Я. Стеллецкий, но и его работы скоро были прерваны убийством С. М. Кирова и существенно изменившейся политической обстановкой в стране.

В эпоху безраздельного правления лучшего друга всех историков и археологов Иосифа Виссарионовича Сталина об исследованиях тайных подземных сооружений и ходов полезнее всего было просто забыть. Хотя бы ради сохранения жизни, поскольку в атмосфере непрерывного выявления и карания врагов народа повышенный интерес к подземельям трактовался однозначно - как заговор против советской власти. Более того, Указом от 1947 года запретили всякое несанкционированное посещение подземных объектов как естественного, так и искусственного происхождения. А в 1949 году был принят Закон «О недрах», очертивший общую политику под кратким названием «не пущать»: недра страны были объявлены исключительной собственностью государства, а вторгаться на территорию госсобственности - почти то же самое, что ее расхищать, то есть совершать деяние, наказуемое в уголовном порядке. Интересно, что эти Указ и Закон стали своеобразным индикатором «уровня тоталитарности» власти. В эпоху либерализации их отменяют, а в периоды «репрессанса» вновь реанимируют под тем или иным видом.

Но в тоже время мир подземных сооружений Москвы переживал воистину великий ренессанс, даже если не принимать в расчет грандиознейший московский метрополитен, сооружавшийся под непосредственным идейным руководством Сталина. Хитрый и осторожный диктатор, как часто бывает, питал слабость к всевозможным укрытиям, да и дела военные способствовали сооружению многочисленных подземных бункеров и тайных убежищ, объединенных системой длиннющих тоннелей, замкнутых на метрополитен. В двух главных бункерах Сталина, под недостроенным «Стадионом СССР» в Измайлово и «ближней дачей» в Кунцево, до сих пор, говорят, поддерживается музейный порядок. Людей на экскурсии туда, правда, не водят, но о подземных тоннелях до Кремля напоминают средний рельсовый путь на станции метро «Измайловский парк» и планируемая к открытию новая станция «Парк Победы», на несведущий взгляд странно расположенная «на отшибе», однако на самом деле - в непосредственной близости от кунцевской дачи генералиссимуса.

В краткий период междувластья, сопровождавший крушение государства под названием Советский Союз, на страницы отечественной прессы хлынул поток самой невероятной информации о секретных подземных объектах Москвы и Подмосковья, многие десятилетия сооружавшихся коммунистическим режимом в поражающих воображение масштабах. Оценить степень достоверности этих сведений практически невозможно (многие сотни километров тайных туннелей до Внукова, Чехова и дальних бункеров Министерства обороны, десятки подземных этажей на многих десятках подземных комплексов и т. п.), поскольку исходили они по-преимуществу от каких-нибудь «режимных» уборщиц или электриков да не в меру любопытных дачников-грибников, шастающих за колючую проволоку ограждений в лесах и парках. Затем властные структуры государства, едва пришедшие в себя от революционных пертурбаций, на всю подобную информацию тут же вновь набросили плотный покров секретности. Ведь это же всё стратегические объекты гражданской обороны, инфраструктуры дублирования на случай непредвиденных и кризисных ситуаций, важнейшие узлы управления страной и вооруженными силами, - короче говоря, всякий здравомыслящий человек должен сам понимать, что знать ему про это «не положено». А посему, как в приснопамятные совковые времена, в качестве наиболее полного источника информации по бесчисленным подземным сооружениям Москвы упоминают обычно какой-нибудь переданный в открытую публикацию отчет Разведуправления Министерства обороны США. Им это знать «положено».

Правда, теперь у народа есть Интернет. А в нем есть свои летописцы истории и жизни подземной Москвы. Самым информированным, наверное, собирателем и источником сведений о «секретном московском метро», или (по выражению журнала «Огонек») «Метро-2», считается в Интернете Юрий Зайцев и его страничка на сайте Metro.ru. Здесь же можно найти и составленную Зайцевым на основе самых разнообразных источников «секретную карту» линий «Метро-2», правда, степень достоверности этого материала у многих вызывает сомнения.

Однако уточнению могут подлежать лишь конкретные цифры, поскольку в целом факт существования под Москвой гигантской системы инженерных сооружений военно-правительственного назначения является бесспорным и общеизвестным. Иногда, правда, надежные свидетели (вроде строившего эти объекты горного инженера с шестидесятилетним стажем Ханана Исааковича Абрамсона) уточняют, что в виде единой системы «Метро-2» не существует. Скорее, следует говорить об отдельных ветках, связывающих подземные правительственные объекты и зачастую проложенных либо выше, либо ниже действующих линий метрополитена.

Практически не вызывает сомнений, что секретными подземными тоннелями соединены комплексы правительственных зданий на Мясницкой, Старой площади, в Кремле, на Воздвиженке, Арбате и Смоленской площади. Косвенно об этом свидетельствуют и ведущие «в никуда» лестничные переходы на «Третьяковской», «Новокузнецкой», «Киевской-радиальной» и ряде других станций метро глубокого заложения, находящихся в центре города.

Хорошо известен москвичам и «суперсекретный» гигантский подземный город под микрорайоном Раменки, сооруженный неподалеку от Университета в 1960-70-е годы и способный вместить (по слухам, естественно) до 15 тысяч человек. Если в эпоху руководящей роли КПСС всем этим стратегическим подземным хозяйством заведовало 15-е Главное управление КГБ, то теперь, насколько можно судить по законодательным актам российской власти, бразды правления перешли к созданному в 1996 году Главному управлению специальных программ Президента (ГУСП). Подчиняется это ведомство, как можно понять из названия, непосредственно российскому президенту, а собственно подземельями ведает входящая в управление Служба специальных объектов. Подробнее ознакомиться с функциями и задачами этих ведомств можно в соответствующих Указе и Положении о ГУСП (см. www.agentura.ru/text/docs/gusp/polog98.txt; правда, секретных статей - самых интересных - здесь нет).

Но это все, так сказать, формально-официальный фасад мира московского подземья. Однако в столице, по свидетельству сведущего народа, идет и самая активная в России жизнь неофициального, весьма многочисленного сообщества любителей «андеграунда» (в прямом смысле этого слова). Среди «подземельщиков» принято выделять три основные группы: спелеологов, занимающихся исследованием пещер естественного происхождения; спелестологов (термин весьма туманной этимологии), предпочитающих исследовать рукотворные подземные ходы (горизонтальные пещеры) типа заброшенных каменоломен, шахт, рудников, катакомб и т. п.; и, наконец, диггеров, объект интереса которых - подземная инфраструктура города, от никому не известных древних ходов и подвалов до канализации, коллекторов и метро. Именно о последних полушутя-полусерьезно говорят: «если хочешь носить гордое имя «диггер», то место твое там, где тебя быть не должно». В том смысле, что дело это властями запрещенное.

Впрочем, и более солидные спелестологи, и даже респектабельные спелеологи смогли появиться в нашей стране лишь в эпоху хрущевской оттепели, когда на волне туристской романтики лазание по подземным ходам перестало быть преступлением. Правда, и по сию пору власти (от госбезопасности до МЧС) весьма неодобрительно и с подозрением относятся к бравирующим своей независимостью от официальных структур спелестологам. Организационно это «неодобрение» время от времени выливается в заваливание и бетонирование входов в наиболее популярные среди энтузиастов каменоломни. С леденящими душу подробностями и развернутой историей этой романтической жизни можно познакомиться на сайте «Спелестология», однако сей интереснейший предмет исследований лежит по преимуществу за пределами Москвы, поэтому задерживаться на нем мы не станем.

История московских «диггеров планеты Андеграунд» - тоже, по сути дела, летопись многолетних конфликтов с властями. Что, впрочем, вполне объяснимо, поскольку не может быть такой власти, которая с одобрением смотрела бы на запредельно грязных и отвратно пахнущих чудаков, способных вылезти буквально из-под земли в любой точке города - от самых секретных объектов до резиденций высших лиц государства. Правда, нынешний мэр Москвы, известный своими неординарными поступками, одно время относился к диггерам весьма благосклонно, оценив их гигантские познания в бескрайнем мире московских коллекторов и канализаций. Юрий Лужков даже спускался вместе с проводниками в подземье в центре города для своеобразной экскурсии, за что получил в этой специфической среде почти официальное звание «почетный диггер», а также неофициальный титул «отец-покровитель». Но столь противоестественный альянс не мог длиться долго, и при первой же подходящей возможности московские чиновники поставили крайне утомляющую их, бесконтрольную и анархическую деятельность диггеров вне закона. Поводом стала распространенная в 1996 году журналистами с подачи диггеров сенсационная информация о начале затопления центра Москвы, его коммуникаций, тоннелей метрополитена и других подземных объектов. Информация эта сразу не подтвердилась, а диггеры из своего рода неформальной «службы охраны» столичных подземелий перешли в разряд «персон нон грата», поскольку в 1997 году городские власти категорически запретили проникновение на подземные объекты города любым лицам, не являющимся сотрудниками инженерно-коммуникационных служб. Продубленных канализацией диггеров запрет, разумеется, не испугал, но их рейды вновь перешли в разряд стопроцентной «нелегальщины». А затем пришел 1998 год, и мрачные предсказания исследователей подземья начали сбываться. В центре Москвы случилось несколько серьезных провалов грунта в подземные полости, в результате чего отношение чиновников к диггерам несколько изменилось. Потом на самоотверженную работу диггеров стали обращать внимание во время столичных ЧП - при взрывах домов на Каширском шоссе и улице Гурьянова, катастрофе вертолета Святослава Федорова, при многочисленных затоплениях и пожарах. В конце концов, в июне 2000 года на конференции, посвященной объединению всех спасательных служб, было официально объявлено о придании организации «Диггер-Спас» статуса структурного подразделения МЧС.

Что же касается властей Москвы, то в интенсивном строительстве подземных сооружений они видят одно из самых перспективных направлений развития города. «Подземная урбанистика» рассматривается в качестве ключа к решению многочисленных проблем, беспокоящих все крупные города мира, где возрастающая плотность застройки усугубляется стремительным ростом автопарка и неизбежными сбоями в работе общественного транспорта.

Своеобразным началом новой эпохи в истории подземелий Москвы стало сооружение в 1997 году у стен Кремля, на месте Манежной площади, торгово-развлекательного комплекса «Охотный ряд», расположенного главным образом ниже уровня поверхности земли. В многоярусный подземный комплекс площадью около 70 тыс. кв. м. свели самые разные объекты: археологический музей и офисы, торговый центр и бары-кафе-рестораны, стоянки автомобилей и гаражи. Целый небольшой город, по сути дела. Сразу же началось освоение прилегающих подземных пространств под Тверской улицей и Большой Дмитровкой, а также строительство гигантского наземно-подземного комплекса «Москва-Сити» на малоосвоенном участке берега Москвы-реки в районе Красной Пресни. Здесь фантазия архитекторов разыгралась вовсю: планировалось возвести не только станции двух новых линий метрополитена, но и многоэтажные подземные гаражи и станции монорельсовой дороги, которая должна связать комплекс с международным аэропортом «Шереметьево». Время, правда, вносит в эти планы свои коррективы, но показательна уже сама «глубина размаха».

Еще одна характерная особенность: основной упор при создании подземных сооружений Москвы делается на технико-экономические преимущества закрытой проходки и тоннельного строительства. Возможно, здесь сказывается огромный опыт, накопленный при возведении секретных объектов. Но главное в том, что почти не требуется рыть котлованы, огораживать значительные территории, перекрывать улицы, нарушая ритм и без того напряженного транспортного движения. Отпадает необходимость в сносе зданий, перекладке подземных коммуникаций, восстановлении дорожных покрытий и зеленых насаждений. Другими словами, незримо для горожан понемногу создается еще один важный уровень города, но теперь уже не ради бессмысленной победы в ядерной войне, а для более насыщенной и полноценной жизни в перенаселенном мегаполисе.

[i41628]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.