Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Пусть расцветают все цветы?

Архив
автор : Анатолий Кричевец   17.09.2001

В заметке известного писателя и логика Александра Зиновьева поднимаются весьма серьезные проблемы. Нет сомнений, что в конце ХХ века интеллектуальная атмосфера не только в отпущенной на свободу России, но и в стабильных Европе и Америке изменилась.

В заметке известного писателя и логика Александра Зиновьева поднимаются весьма серьезные проблемы. Нет сомнений, что в конце ХХ века интеллектуальная атмосфера не только в отпущенной на свободу России, но и в стабильных Европе и Америке изменилась.

Если судить об этом процессе по популярным газетам, по разделам «за границей изведанного», «новые горизонты науки» и т. п., то положение выглядит достаточно тревожным. Неряшливость аргументации и некритическое доверие отличают журналистов этих изданий. Разумеется, для некоторых читателей это не проходит бесследно. Возможно даже, что их состояние действительно следует охарактеризовать как специфическое «интеллектуальное заболевание», однако среди массовых поветрий в истории человечества оно не первое и не последнее.

За этим процессом видны и более глубокие течения. Александр Зиновьев подчеркивает, что журналисты транслируют мнения людей, выступающих от имени науки и опирающихся на ее авторитет. Формулировки «ученые доказали», «ученые открыли» указывают на истинных разносчиков интеллектуальной заразы. Я присоединяюсь к А. Зиновьеву: слишком много откровенного бреда прикрывается авторитетом науки. Однако когда речь заходит о более конкретном размежевании, оказывается, что границы между бредом и небредом провести непросто и, что особенно интересно, собственно наука здесь ничем помочь не может. Я, например, согласен с одними аргументами автора заметки и не согласен с другими. Более того, сам подход логика Зиновьева, предлагающего, анализируя понятия, устанавливать рамки тому, что может открыться в опытном исследовании, кажется мне инструментом, который следует употреблять с известной осторожностью.

Можно ли говорить о времени, что оно здесь течет быстрее, а там медленнее? Если речь вести о нашем переживании времени, то, конечно, да, но это не физика, а литература, в лучшем случае, психология. А если говорить об «объективном», физическом времени? Описанный специальной теорией относительности «парадокс близнецов» дает нам основания для положительного ответа. Но можно ли считать абсолютно точной такую его формулировку: на космическом корабле, летящем с очень большой скоростью, время течет медленнее, поскольку показания часов, вернувшихся на Землю из путешествия, будут соответствующим образом отличаться от показания земных часов. Припоминаю, что в серьезных книгах слово, выделенное мною курсивом, помещается обычно в кавычки. Это значит, что формулировка с точки зрения научного пуриста не вполне точна. Скорее это научная метафора - короткое задание смысла, который иначе может быть упущен. Но значит ли это, что фраза о времени, помещенная выше, является бредом, а заключающая слово «медленнее» в кавычки - допустимым нестрогим выражением?

Здесь кроется глубокое расхождение между позициями. Я согласен, что анализ понятий полезен для прояснения смысла вопросов, но не согласен, что понятия устанавливаются раз и навсегда. Опираясь на анализ понятий в некой ситуации, мы всегда рискуем принять за очевидное то, что впоследствии очевидным быть перестанет, и не разглядеть иных возможных вариантов смысла понятий. Так было, например, с понятием одновременности. Человек, верящий теории относительности, должен, строго говоря, всегда ставить слово «одновременно» (которое ранее выражало вполне точное физическое понятие) в кавычки, поскольку моменты времени в разных точках пространства вообще не могут быть однозначно связаны отношением одновременности.

Аналогичные аргументы можно привести и по поводу искривления пространства. Математики спокойно обходятся без абсолютного («неискривленного») пространства. Они описывают свои пространства изнутри, через внутренние метрические свойства. Легко сконструировать пространство, в котором можно было бы, глядя вперед, увидеть собственный затылок и даже наступить себе на пятки. На мой взгляд, это кривое пространство. Логическая возможность такой ситуации делает критику Александра Зиновьева сомнительной.

С другой стороны, путешествия во времени кажутся мне слишком смелой фантазией и простого, логически непротиворечивого примера такого путешествия я не вижу - здесь я склонен согласиться с автором заметки.

Но дело не в том, прямое пространство или кривое. Важнейшая проблема, иллюстрированная нашей дискуссией, это проблема демаркации между приемлемыми и неприемлемыми формулировками, между осмысленными и бессмысленными исследованиями. Замечу, что это проекция на более узкую научную область проблемы плюрализма, над которой размышляют сейчас теоретики в философии, политике и праве. Хорошо было бы найти критерии отличия настоящей науки от симуляции и профанации, но кому поручить такую работу. Что если ее исполнит профан? Пусть тогда «все цветы расцветают». Это однако тоже невозможно, и здесь А. Зиновьев прав: некоторые из этих цветов явно ядовиты. Решить невозможно, но решать надо. Я не вижу здесь иного выхода, кроме добросовестного обсуждения. На чем основывается надежда, что таковое возможно, это другой, вненаучный вопрос.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.