Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Три четверти пути

Архив
автор : Константин Кноп   10.09.2001

Не правда ли, идея заправлять в принтер туалетную бумагу могла появиться только в России? Дурацкая привычка экономить на всем так укоренилась у нас, что мы уже не обращаем внимание на ситуации, когда отряды чиновников особого назначения (ОЧОНы) экономят на наших детях, на нашем будущем.

Совет 72

Принтер, не требующий перфорированной бумаги, можно заправить и бумажным полотенцем, свернутым в рулон, и даже его более узким аналогом. Нужно только отрегулировать ширину печати.
В. Ф. Очков, Ю. В. Пухначев. «128 советов начинающему программисту»

Не правда ли, идея заправлять в принтер туалетную бумагу могла появиться только в России? Дурацкая привычка экономить на всем так укоренилась у нас, что мы уже не обращаем внимание на ситуации, когда отряды чиновников особого назначения (ОЧОНы) экономят на наших детях, на нашем будущем.

В общем-то, я собирался писать статью, беря примеры только из одной очень узкой области, в которой могу считать себя достаточно компетентным, чтобы судить других. Эта область - обучение одаренных детей. Мне казалось, что на примере этого островка удастся адекватно высветить все проблемы «большой Школандии». Увы, как часто случается, когда начинаешь давать себе честные ответы на трудные вопросы, неизбежно приходится от частностей и конкретики переходить к малоприятным обобщениям, после чего от первоначального замысла не остается и следа. Ergo, начну как раз с обобщений.

Прощай, 43-я!

На образование мы тратим четверть жизни, а в течение остальных трех четвертей пожинаем плоды…

Цитата из 43-й статьи Конституции РФ: «Гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования». Так ли это на самом деле? Увы… Вот уже шесть лет действует утвержденный Министерством образования РФ перечень платных образовательных услуг, которые разрешено оказывать государственным школам. В него входят и изучение дисциплин сверх объема, предусмотренного учебным планом, и «освоение новых специальностей» (а ведь при желании можно любое обучение подать под соусом освоения какой-нибудь специальности), и изучение иностранных языков, и всевозможные спортивно-оздоровительные секции. К тому же зачастую школа сама решает, где кончается объем, предусмотренный учебными планами. Поэтому количество часов «обязательной учебной нагрузки» падает, а загрузка школьников растет, и все, что дается сверх плана, - дается за деньги.

Да, формально никто не может заставить родителя заплатить за дополнительный предмет. Но в реальности любая «классная дама» делает это с легкостью необыкновенной, просто рисуя перед родителем альтернативу: «или ребенок будет посещать все уроки вместе со всеми остальными учениками, или из-за вашего упрямства весь класс будет лишен такого нужного и важного предмета, как …» Эта тема может звучать и в других вариациях: «вы же понимаете, что на такую нищенскую зарплату хорошие учителя в школу не придут, а мы почти сумели уговорить отличную учительницу английского, и всего-то собрать нужно по десятке с каждого ученика в неделю…» Действительно: какие-нибудь 600-700 рублей в месяц с каждого класса - очень солидная подпорка для полунищей учительницы. А на селе ситуация с преподавателями еще хуже: повсеместно в глубинке из-за их нехватки закрываются единственные школы. Вот и получается, что ни тебе общедоступности, ни тебе бесплатности…

Коррозия презренного металла

Еще одна головная боль - коррупция, проникающая везде и всюду. Кто не слышал слова «взятка», когда речь заходит о поступлении в вуз? А кто может вспомнить хотя бы один судебный процесс последних лет в этой сфере? Да, раньше вузовских взяточников иногда образцово-показательно сажали, а теперь…

Что толку в самых лучших планах, если на их пути все равно встанет ОЧОН? За все годы, что я так или иначе связан со школьным образованием, я не видел ни одного большого проекта, предусматривающего прямое финансирование «с самого верху» конкретных школ. Исключение - деятельность Джорджа Сороса, многократно обруганного прессой - и «либеральной», и «патриотической». В итоге средства широкой рекой направляется в «избранные» места (грубо говоря, туда, где учатся дети чиновников и прочей местной элиты), а остальным достаются лишь узенькие ручейки. Я вовсе не могу сказать, что эти «избранные» учебные заведения плохи! Наоборот, благодаря такой подпитке они хорошо держатся на плаву, позволяя себе привлекать и удерживать как лучших преподавателей, так и талантливых школьников и студентов.

Ну и чем это плохо?

Непростой вопрос. Действительно, если у государства не хватает средств и сил на всю махину образования, то кажется логичным в первую очередь спасать самую живучую часть. Я видел не одну статью (и даже, наверное, не один десяток - см. хотя бы подборку [2]), в которых обсуждаются плюсы элитного образования и утверждается, что для нормального развития страны необходимо всего три-четыре процента людей с высшим образованием и 30-40 процентов людей со средним - а большинству хватит и неполного среднего. Добавлю сюда же и дилемму «тратить меньше или зарабатывать больше?». Конечно, очень хочется выбрать второе - но ведь возможность заработать напрямую зависит от знаний, которыми владеешь и можешь свободно распоряжаться. Да, выпускник вуза, вникнувший в тонкости ядерной физики, запросто сумеет разобраться и с администрированием ОС Linux. Необходимый для этого уровень абстрактного мышления у него есть, а все остальное не составляет непреодолимых трудностей. Но вот хорошего юриста или квалифицированного зубного врача из него уже не выйдет - для этого нужна совершенно другая сумма знаний и даже другое мышление. А из уборщицы, с ее неполными семью классами и тремя коридорами, не получится ни врача, ни физика, ни системного программиста…

Видимо, многим авторам (несомненно, получившим высшее образование в самых лучших вузах) очень хочется верить, что предлагаемое ими спасение «ядра» приведет к тому, что их внуки и правнуки тоже смогут выучиться достойно и со временем вернуть ситуацию в нормальное русло. Увы, это утопия. Ведь для того, чтобы обеспечить учителями средние школы (1 учитель на 25 учеников), нужно дать каждому из них высшее педагогическое образование. Соотношение 1/25 - уже 4 процента. А ведь это только педагоги! Добавьте сюда инженеров, медиков, юристов, экономистов, строителей и агрономов, да еще и профессоров с доцентами, которые должны этих специалистов выучить. Я пытался прикинуть «на пальцах» - меньше 16 процентов не получается никак… А можно ли надеяться получить 16 процентов «на выходе», если спасать только 20 процентов «на входе», то есть на уровне средних и старших классов школы? Надеяться-то можно, но возводить эти надежды в ранг государственной политики неразумно. И даже опасно.

Развал общего образования, происходящий на наших глазах, имеет массу социальных аспектов. Когда получение среднего (а тем более высшего) образования ставится в зависимость от толщины родительского кошелька, это приводит к появлению большого слоя малообразованных людей с громадным нереализованным потенциалом. Очень хорошо сказал об этом Лев Лурье - директор Санкт-Петербургской Классической гимназии: «Какой бы неидеальной ни была советская система образования, она давала возможность человеку из низов пробиться. Характерным примером, кстати, являются представители нынешней властной элиты, включая Путина и большинство губернаторов. Не вполне понятно, как при нынешней системе эти люди смогли бы достичь каких-то успехов» [3].

Реформы сверху, снизу, а также сзади

Разговор о школьной реформе неминуемо скатывается к обсуждению двух принципиальных новшеств - двенадцатилетнего обучения и единого (совмещенного со вступительным) тестового экзамена для выпускников школ. Говорить и о первом, и о втором можно долго, но, пожалуй, главный вопрос: кому и зачем это надо?

Мой ответ не претендует на оригинальность. Переход к двенадцатилетке - это очень неуклюжая попытка компенсировать резкое уменьшение числа детей школьного возраста, обусловленное падением рождаемости в начале 1990-х годов. Если не предпринимать никаких усилий, то половину учителей нужно просто сокращать: для них фактически нет работы. Да, в других местах учителей оторвут с руками - но тут закон сообщающихся сосудов не действует; городская учительница все равно не поедет работать на село. Я мог бы назвать множество причин, обрекающих такую реформу на неуспех, - но Тамара Эйдельман в статье [6] уже сделала это.

Ну, а внедрение единого тестирования - это, очевидно, попытка борьбы со взяточничеством на вступительных экзаменах. В качестве таковой ее можно только приветствовать, но… что-то мне подсказывает, что ОЧОНы все равно окажутся сильнее и придавят эту попытку на корню.

И еще. Постоянно возникает ощущение, что управление всеми процессами у нас идет через тот самый проход… Вот свежий пример. В начале июля в Москве состоялось заседание рабочей группы Госсовета РФ по проблемам образования. Как заявил агентству «Интерфакс» ее руководитель С. Катанандов, в числе основных задач модернизации образования он видит «создание условий для доступности и бесплатности образования» и «адаптацию системы образования к рыночным условиям, то есть привлечение дополнительных негосударственных средств». Ну давайте, в конце концов, называть вещи своими именами: если вы привлекаете негосударственные (то есть наши) средства, то образование является платным. Как же можно одновременно с этим пытаться создавать «условия для бесплатности»?

Во врезке - письмо нашего читателя, тульского тележурналиста Андрея Мазова (mazov@rambler.ru).

Есть ли свет в конце туннеля?

Существуют ли разумные выходы из этого тупика? Или мы и дальше будем скрежетать зубами, наблюдая, как лидеры ОЧОНов пускают пыль в глаза прессе, а рядовые чиновники занимаются очковтирательством?

Я вижу два возможных пути. Первый - кардинально изменить степень участия родителей в образовании своих детей. Каждый из нас способен обучить своего ребенка всему, что проходят в неполной средней школе. У многих родителей (особенно мам) есть реальная возможность делать уроки вместе с ребенком. Да, про алгебру, органическую химию и прочие естественнонаучные премудрости, наверное, придется забыть. Зато рассказать о новейшей истории СССР каждый из нас может значительно полнее, чем энциклопедии и учебники. И, честное слово, эффективность такого рассказа будет на порядок выше, нежели чтение даже самого лучшего учебника.

Вышесказанное полностью относится и к computer science, или, как эту дисциплину принято называть у нас, информатике. Чтобы рассказать ребенку о компьютерных технологиях, о построении моделей и информационных процессах, вовсе не нужно иметь дома компьютер (я бы даже сказал, что на первом этапе он вреден). И не нужно изобретать велосипед. Существует хороший комплект учебных пособий по информатике для 1-6 классов, опирающийся на игры и игровые занятия [7]. Не ждите, пока его станут использовать в школе, где учится ваш сын или дочь, - смело покупайте учебник и прилагаемую к нему методичку и начинайте заниматься сами. А уж если вы владеете навыками программирования и имеете дома компьютер - тем более не упускайте случая!

Второй возможный путь - конкурентное (в том числе открытое) образование. К сожалению, для создания полноценной конкурентной среды уже не обойтись без существенных материальных затрат, однако не следует их преувеличивать. И здесь возможны более дешевые решения, чем просто «плыть по течению».

[i41118]

Круг чтения не для слабонервных

[1] Михаил Тульский. Коммерциализация образования - «сверху» и «снизу».

[2] Подборка материалов по науковедению из «Vivos voco».

[3] Лев Лурье. Мифология начинается с учебника.

[4] Татьяна Базжина. Патрилинейная модернизация.

[5] Тамара Эйдельман. Урок Тивадара Сороса.

[6] Тамара Эйдельман. Хотели как лучше….

[7] А. В. Горячев. Информатика в играх и задачах. Комплект учебников, тетрадей и методических материалов. - М.: Баллас, 1999-2001.

Крик души из Тулы

В «КТ» #402 был затронут вопрос о компьютеризации сельских школ. Программа, затеянная Министерством образования, безусловно, правильная, но, к сожалению, о ее содержании и целях мало кто знает. Поэтому у меня возникла идея рассказать, каково положение с компьютерной грамотностью в нашей отдельно взятой области, в чем суть программы и к чему приведет ее выполнение.

Ведь кроме тендера на ПО, справедливо вызывающего подозрения, не меньше вопросов и с поставкой «железа». В тендере участвуют такие известные фирмы, как Dell и Compaq, что, с одной стороны, вроде бы должно гарантировать качество, но с другой - их слабое представительство в регионах и высокие цены говорят в пользу местных компаний. Стоимость предложенных моделей (монитор 17”, Pentium III/800 МГц, DIMM 64 Mбайт, жесткий диск 30 Гбайт, звук и видео интегрированы - учительская конфигурация) составляет от 23 до 43 тысяч рублей, а у тульских компаний машины подобной конфигурации стоят 15-17 тысяч. К тому же местные фирмы предоставляют гарантийный ремонт, а в открытие в регионах представительств фирм, выигравших тендер, верится с трудом. Вдобавок крупные заказы в местных компаниях позволили бы школам получить солидные скидки на обслуживание техники. Но Министерство образования проявило твердость и заявило, что выбор поставщиков будет находиться только в его компетенции. Конечно, никто не хочет отпускать курицу, несущую золотые яйца.

Сейчас положение с компьютерами в сельских школах просто аховое (правда, и в городах ситуация ненамного лучше). Но кроме железа и софта, для нормального учебного процесса нужны учителя и классы. Учителей решили обучать в местных департаментах образования, для чего представитель последних должен прослушать специальные курсы в Москве, а затем передать знания учителям. С оборудованием вопрос решили еще проще. Чтобы его получить, каждая школа должна написать бумагу о готовности компьютерного класса. К настоящему моменту это сделали все школы области, несмотря на то, что денег (как обещалось) на оборудование никто не выделил. В общем, на бумаге классы готовы по всей Руси. По крайней мере в Тульской области ситуация такова: из 320 сельских школ, по данным областного департамента образования, компьютеризировано от силы 4-5, причем компьютерные классы большей частью усеченные - по 4-6 машин. Две трети из них отечественного производства, остальные - 286, 386 и 486. Причем в одной из передовых в этом смысле школ стоят бездисковые «четверки». Наверное, нет смысла говорить, чему можно научить детей на таких машинах. Из советских ЭВМ более 30 процентов уже вышло из строя, да и не все учителя могут обучать детей на «Корветах» и «Апогеях», поставленных пятнадцать лет назад - во время проведения программы компьютеризации школ еще в СССР.

Одним из районов, где ведется хоть какая-нибудь работа в этой сфере, является Щекинский. Туда я и решил направиться, предварительно созвонившись с районным комитетом по образованию, где мне пообещали полное содействие, а также, несмотря на сезон отпусков, согласились отвести меня в одну из лучших сельских школ в поселке Лазарево. Откровенно говоря, я ожидал увидеть подготовленный класс с компьютерами не хуже 486-х и готовыми расхваливать руководство и спонсоров учителями.

То, что я увидел, значительно отличалось от ожидаемого. Класс действительно был неплох, как и подобает, расписан схемами работы ЭВМ и операторами бейсика. Компьютеры тоже порадовали: ведь именно «Корвет» был первым, на котором я работал, и, увидев его в передовой по сельским меркам школе, я почувствовал ностальгию по тем временам, когда для того, чтобы загрузить программу, приходилось настраивать магнитофон и минут десять нервировать домашних противным писком. Клавиатуры были аккуратненько укутаны в чистенькие полотенчики, во всем ощущалась забота о технике. На мою просьбу включить компьютеры их не только включили, но и они еще и заработали. Впрочем, по словам учителей, они сами не знают, что больше - пользы или вреда - приносит детям устаревшая техника. С одной стороны, она помогает преодолеть комплекс в работе с компьютером, с другой - при переходе на современную технику детям волей-неволей приходится переучиваться. Да и сами компьютеры, несмотря на старания учителей, все чаще и чаще выходят из строя…

Мой интерес как журналиста местной телекомпании вызвал механизм реализации программы. На ее проведение из федерального бюджета выделяется 1 миллиард рублей, столько же из областных бюджетов. В Тульской области на это должно быть выделено 5,1 миллиона, соответственно общая сумма - 10,2 миллиона. Программа должна была начаться в июле, но денег до сих пор нет и неизвестно, будут ли вообще. А ведь школы должны получить машины до
1 января 2002 года. Но самое интересное, что каждая школа получит лишь по одному компьютеру. Больший бред придумать, наверное, трудно.

Даже директора школ признают, что никакого смысла в одном компьютере нет и никакой учебный процесс на такой технической базе невозможен. На вопрос же о том, что с ним будут делать, учителя откровенно говорят: поставим к директору и будем вести на нем бухгалтерию. Вдобавок компьютеры поставляются в разных конфигурациях: для учителей и учеников. И если каждой школе выделяется по одному компьютеру - какой конфигурации он будет?

Еще один «забавный» факт: на 20 школ одного из районов области выделяют 20 компьютеров и 3 принтера.

Как разделить 20 машин на 20 школ, понятно, а вот как делить принтеры? Судя по всему, они вряд ли дойдут до села.

Без продуманной реализации программы любые красивые заявления превращаются в лучшем случае в глупость, а в худшем - в средство наживы. Вот объясните мне, пожалуйста, зачем в сельские школы завозить столь мощные компьютеры? Что делать на них ученикам, обучать которых будет учитель, прослушавший краткий курс работы с Windows и Word? На мой взгляд, логичнее закупить подержанные машины, что позволило бы вместо одной взять 3-4, а выбор операционной системы отдать на откуп самим школам. Хотя, бесспорно, и в этом варианте есть возможность для злоупотреблений: боюсь, подержанные компьютеры станут дороже новых.

Да и не настолько мы богаты, чтобы закупать лицензионное ПО. Можно было бы ставить на компьютеры Lunix, что позволит вырастить поколение, воспитанное на идеалах свободного софта. А на сэкономленные средства закупить те же модемы и предоставить школам хотя бы бесплатный e-mail, а в перспективе и Интернет. Объединение посредством Интернета всех школ страны может, безусловно, стать тем рычагом, который подтолкнет наше образование к качественному росту, как в области компьютерной грамотности, так и в других областях. Преподавателям, особенно на селе, нужно обмениваться опытом с коллегами из других сел или городов.

Андрей Мазов [mazov@rambler.ru]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.