Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Левиафан, или Город в океане.

Архив
автор : Фома Амико   17.07.2001

Философический диалог. Беседу ведут монах, ведающий монастырской гостиницей для мирян и путников, и мореплаватель из Генуи, собирающийся в дорогу после ночлега в сём божьем доме.

Беседу ведут монах (M), ведающий монастырской гостиницей для мирян и путников, и мореплаватель из Генуи (Г), собирающийся в дорогу после ночлега в сём божьем доме 1.

М: Пожалуйста, поведай, что тебе довелось повидать, странствуя по морям, какие приключения пережить…

Г: Я уже рассказывал тебе, как в шторм наше судно лишилось руля и ветрил и три дня было игрушкой волн. А затем к нему приблизился бронекатер, нас окружили вооруженные мужчины и женщины и доставили на корабль Свободы.

М: А что это за корабль? Почему ты называешь его кораблем свободы? Как он устроен и как выглядит? Какие там царят порядки?

Г: Кораблем Свободы его нарекли создатели. Однако многие горожане пишут его название слитно - Freedomship, что я перевел бы как «Свободство». Весьма уместное название, но об этом я поведаю тебе чуть позже. Если бы ты побывал в России и познакомился с понятием «микрорайон», измышленным в этой дикой, но изобретательной стране и означающим город в городе, ты бы мог понять это лучше, однако и знакомства с пригородами Парижа будет довольно.

Издали сей корабль напоминает собранные воедино многоэтажки, парки, скверы и небольшой аэродром. Аэродром, как того и ожидает всякий разумный человек, находится на самой верхней палубе и притом достаточно просторен, чтобы принимать двухмоторные аэропланы, ибо длина корабля такова, что путь пешком от носа до кормы займет добрых четверть часа, хотя надобно отметить, что пешком ходят там лишь те, кто сам того желает, ведь днем и ночью по кораблю курсируют трамваи, а если кто стремится к одиночеству, может взять велосипед. Ведь время там тоже ценят, потому что даже в часы праздности горожанин найдет чем заняться. Есть там и магазины, и всяческого рода развлекательные заведения, где жизнь не затихает сутки напролет. Словом, корабль в самом деле являет собой небольшой город со всей его инфраструктурой… Причем в разных районах можно узреть разные образчики архитектуры и декора, ибо население многолико и многообразно, и каждая диаспора свято блюдет национальные традиции.

М: Но ведь управлять таким громадным кораблем, наверное, очень трудно!

Г: Как раз напротив. Винты корабля могут вращаться в любом направлении, так что сей левиафан может не только плыть куда угодно, но даже крутиться на месте. О таких мелочах, как непотопляемость корабля, который волна в пятьдесят локтей способна покачнуть лишь на ширину пальца, я даже не стану поминать, ибо она воистину феноменальна. Поражает другое: ему даже не нужен штурман, если разобраться. Всей техникой управляет навигационный компьютер, и вахтенному офицеру довольно лишь орудовать совсем игрушечным джойстиком. Но вообще-то не требуется даже такого вмешательства человека. Положение корабля определяет система GPS, и капитан может проложить курс, проведя пальцем по сенсорному экрану, после чего судно послушно пойдет по указанному пути, чуткими радарами обнаруживая любые преграды и обходя их.

М: А как же обитатели этого города общаются с внешним миром? Или они совершенно оторваны от событий и замкнуты в своем благополучном мирке?

Г: О счастье и благополучии этого мирка я поведаю тебе отдельно, ибо все обстоит отнюдь не так гладко и благопристойно, как может показаться неискушенному страннику.

Что же касаемо связи с миром, то она не только имеется, но и составляет основу деловой жизни корабля Свободы. На его борту установлено новейшее телекоммуникационное оборудование, проложены компьютерные сети и наличествует доступ в Интернет. Любопытно заметить, что при создании корабля главным средством общения инженеров служил как раз Интернет! Разумеется, обширная база данных регулярно пополняется, обеспечивая пользователей самой свежей и достоверной информацией. Есть у них и спутниковое телевидение. Создатели корабля даже разработали собственные технологические решения для обеспечения бесперебойной связи. У каждого горожанина есть сотовый телефон, позволяющий когда угодно связываться с любым городом мира, а для ретрансляции сигнала служит аэростат, плывущий по небу над кораблем. Поначалу эту роль играл самолет, круживший на высоте трех тысяч косых саженей 2, но аэростаты требуют куда меньше топлива, а творцы города очень заботятся об экологии, даже придумали специальную систему утилизации тепловой энергии выхлопа дизельных двигателей корабля, мощностью почти не уступающих табуну из сорока тысяч лошадей, - кстати, и выбраны дизели были как раз за то, что они меньше загрязняют атмосферу, нежели любые другие, пригодные для этой цели.

М: Но ведь, раз речь зашла об экологии, прости за столь недостойное упоминание, плавучий город должен производить неимоверное количество отходов человеческой жизнедеятельности, отравляя океан на своем пути?

Г: Не совсем так. Жители действительно производят нечистот ничуть не меньше, чем всякие прочие, однако те перерабатываются. Смывную воду очищают, после чего она снова идет на удовлетворение нужд граждан - как ты понимаешь, пьют ее только работники обслуживания, остальные же лишь моются ею. Твердые же отходы сжигают в диковинных электротуалетах и с выгодой продают полученный прах на вес в портах, где останавливается корабль. В последнее время распространилась мода на кремацию усопших с присоединением их пепла к отходам, ибо это пусть на малую толику, но увеличивает благосостояние общины.

М: А какая же ходит валюта в этой общине?

Г: А любая, ведь население интернационально и бывает во всех портах мира. Но жители предпочитают пользоваться смарт-картами «Фридомшип», потому что те автоматически конвертируются в любую валюту. А все расчеты с банками и магазинами корабля ведутся по внутренней сети.

М: Но ведь такие карточки легко могут быть похищены!

Г: Вовсе нет, потому что карточка опознает владельца по папиллярным узорам всей ладони, а не одного лишь большого пальца, как поначалу, причем кожа должна быть при этом теплой, а в капиллярах должен ощущаться пульс… Правда, и это не может оградить гражданина от опасности на все сто процентов - раньше на корабле случались страшные преступления: убийцы, прозванные «перчаточниками», отбирали у жертв смарт-карты и с еще теплой руки трупа снимали кожу, надевая на собственную руку, как перчатку, - и это несмотря на неусыпное бдение армии из двух тысяч охранников, обходящих судно дозором день и ночь. Но теперь этому ужасу положен конец, ибо армия увеличена до пяти тысяч - по человеку на каждый десяток горожан и пятерку приезжих, а во всех помещениях корабля - включая ванные и туалеты, где преступники скрывались поначалу, - установлены камеры наблюдения с круговым обзором, а чтобы их не могли подавить, любой источник нестандартного электромагнитного излучения засекается тотчас же, и на его перехват отправляется взвод обученных, вооруженных новейшим оружием бойцов невидимого фронта.

М: Но ведь это означает, что у граждан совсем нет личной жизни!

Г: Опять-таки, нет. Ведь наблюдение ведут не люди, а специальные компьютеры, работающие по эвристическим алгоритмам и выдающие информацию на экраны наблюдателей лишь в нештатных ситуациях. Вдобавок программы снабжены обратной связью и способны к самообучению.

М: Ну хорошо, но ведь тотальный контроль остается?! Каждого гражданина можно ежесекундно прослеживать по его смарт-карте?

Г: Но разве это такая уж большая цена за личную безопасность и благополучие? Вдобавок гражданин, каждый миг ощущая на себе всевидящее око, чурается злодеяний, как чумы, - да только ли злодеяний! Статистика отмечает, что количество адюльтеров снизилось на корабле с введением этой системы на целых 83 процента!

М: Но чем же зарабатывают себе на жизнь те, кто владеет капиталами, избавляющими их от всех забот о хлебе насущном?

Г: О, в этом отношении корабль Свободы тоже предоставляет широчайшие возможности. Оставим в стороне столь низменные предметы, как ассенизация и уборка помещений, ибо ими занимаются ничтожные личности, каковых можно нанять в любом порту, посулив бесплатный кров и стол во время круиза вокруг света. Хватает работы и для купцов и приказчиков всех рангов и мастей, ведь Всемирный Торговый Центр занимает на корабле целый этаж, сиречь палубу. А торговать тут и вправду выгодно, это настоящий рай для негоциантов, избавленных от любых пошлин и преследований мытарей. Как там выражаются, «тотальный дьюти-фри». Посему экспортно-импортные фирмы не знают ни сна, ни отдыха, собирая сказочные барыши. Да и любой другой настоящий профессионал всегда найдет себе дело на корабле Свободы. Больше всего здесь потребность в лекарях, особливо в геронтологах, ибо жители корабля очень заботятся о собственном здоровье и боятся старости - к примеру, спрос на «Виагру» здесь уступает разве что спросу на свободную от сахара (заметь, что и от пошлины) кока-колу и безалкогольное пиво. Посему популярны и многочисленные спортзалы и бассейны вкупе с тренерами и массажистками. Кстати, во всех помещениях установлены особые электростатические фильтры, улавливающие микробы и любую пыль, в том числе и цветочную, превращающие судно в рай для аллергиков, каковых в последнее время развитые страны плодят во множестве. Но высоким спросом пользуются и услуги преподавателей - здесь действуют не только школы, но и самый настоящий университет, - и стряпчих, улаживающих недоразумения между офшорными предприятиями и правительствами уймы стран, посещаемых судном во время нескончаемого пути вокруг света: я ведь уже объяснял тебе, что земля наша кругла, как яблоко. Счетоводы и банковские работники здесь тоже в чести. Офшорные - в самом буквальном смысле, сиречь удаленные от берегов, - банки привлекают сюда деньги со всего мира. А где деньги, там и технические службы, так что компьютерщики тоже в большом почете. С прискорбием отмечаю, что среди бизнесменов там много таких, кто прибыл отмывать грязные деньги в океанских водах.

Инженеров и прочих технических работников, обеспечивающих жизнь общины, лишь сдержанно уважают. Куда большим почетом пользуются дизайнеры по интерьерам, крупье, иллюзионисты и стриптизерши. Особняком живет община свободных программеров - им-то для работы не нужно ничего, кроме компьютеров и доступа в Интернет, каковые предоставлены каждому достойному гражданину через локальную сеть корабля. Так же работают здесь и художники, писатели, журналисты и изобретатели. Стоит помянуть и толмачей, попадающихся на каждом шагу и предлагающих свои услуги по смехотворным ценам.

М: Но зачем же нужны толмачи? Неужели у столь тесного мирка - по сухопутным меркам это заштатный городишко - нет единого языка?

Г: В том-то и беда! Создатели города-корабля были инженерами, не шибко разбиравшимися в тонкостях человеческих отношений. Они рассчитывали, что всеобщим станет англо-американский язык, ставший главенствующим во Всемирной Паутине. Но они вовсе не ожидали, что добрую часть первопоселенцев составят германцы, - а те по своей гордыне не пожелали отказаться от родного языка. С тех пор так и повелось. Каждая новая диаспора, складывавшаяся на корабле, считала свой священной обязанностью сохранить родной язык.

Конечно, космополиты предлагали ввести в качестве интернационального языка эсперанто, равно чуждый и равно доступный любой нации, но когда националистическое сознание прислушивалось к доводам разума?

М: Но ведь так недалеко и до стычек на национальной почве! И даже до настоящих войн! Ведь и религии у них, полагаю, разные?

Г: Разумеется, разные, хотя отцы города на первых порах об этом даже не задумывались. Но всякий мятеж должен вызреть, заговорщики должны, как оно и следует из сего термина, договориться - и тут-то в дело вступает действующий в сети корабля, как его любовно называют граждане, «Эшелончик» - Little Echelon - система выявления нежелательного контента. Как ты понимаешь, она призвана охранять не только банковские и навигационные системы, но и покой граждан от злоумышляющих террористов и повстанцев.

М: А кто же там употребляет власть, когда обнаруживаются злоумышленники?

Г: Как и надлежит по морскому кодексу - капитан.

М: Значит, капитан на судне - царь и бог?

Г: Что ты, это же корабль Свободы! Правда, в последнее время капитану все чаще приходится прибегать к неприятной обязанности наведения порядка.

М: Но разве при такой армии охранников и таких безотказных системах наблюдения могут возникать неприятности?

Г: Сразу видно, что ты в своей уединенной келье куда более оторван от мира, нежели этот корабль, ставший его средоточием. Начнем хотя бы со столь банального явления, как недоразумения между соседями. Пока дело не доходит до рукоприкладства, охрана попросту не имеет права вмешиваться. А поводов для недоразумений предостаточно - к примеру, животных там дозволено держать лишь у себя дома, дабы они не доставляли беспокойства окружающим. Но ведь запрету подчиняются далеко не все. Я уж не говорю о национальных разногласиях, для соседской ссоры с членовредительством бывает довольно заурядной антипатии.

М: И как же поступают с буянами?

Г: Так же, как и везде, - сажают в тюрьму по приговору капитана. За мелкие проступки предусмотрены более мягкие наказания наподобие общественно-полезных работ. Однако распространяется это лишь на простых граждан, а богатые и сильные мира сего находят способ избежать наказания.

М: Но ведь мелкие неприятности уладить не так уж трудно!

Г: Да, если в них не вовлечены целые диаспоры или партии. А между тем на корабле есть и шовинисты, и анархисты, и радикальные социалисты. Не забывай и о профсоюзах. Армия простых служащих, видящих вокруг праздную негу и роскошь, не может мириться со своим нищенским положением, иногда доходит до забастовок, саботажа и мятежей, и тогда против них приходится направлять настоящую армию. Именно из-за этого в каждом порту изрядную часть работников увольняют, набирая вместо них новых - однако тех приходится учить всему заново, что вызывает возмущение низким качеством обслуживания и нарекания со стороны состоятельных граждан, посему администрации приходится балансировать на узкой грани, выбирая между опытными и послушными - до поры до времени - служащими.

О киберпреступлениях говорить не будем, здесь они ничем не отличаются от таковых на Большой земле; меня же занимали лишь те, что связаны со спецификой корабля. Куда большую угрозу представляют для него террористы и пираты, влекомые сюда скопленными в банках и казино неисчислимыми богатствами и обилием столпов общества, коих столь выгодно держать в заложниках. И если атаки пиратов корабль, оснащенный самым современным оружием, отражает относительно легко, то террористы прибегают к различной тактике - от захвата аэродромной палубы до сборки на борту корабля разнообразных бомб, вплоть до атомных…

Вот в каких условиях существует сегодня воплощение идеала Свободы… Может быть, поэтому зовут судно «Свободством», ибо сей замысел инженеров-идеалистов, стремившихся к свободе и страдавших гигантоманией, был воплощен безупречно с технической точки зрения, но разбился о человеческую природу, как и все подобные начинания во веки веков. Аминь.

М: Погоди же! Расскажи еще хоть немного.

Г: Не могу, мне пора в путь.

Врезка

[i40322]


1 (обратно к тексту) - Заранее прошу прощения у читателей за несоответствие архаичного стиля современной лексике, поскольку тяжеловесная тевтонская поступь витиеватых сравнений, используемых автором для описания неведомых ему технических ухищрений, в современном языке попросту неуместна. К тому же по настоянию редактора рукопись пришлось сильно сократить - сохранение оригинальных метафор пошло бы в ущерб сюжету. - Здесь и далее прим. переводчика.
2 (обратно к тексту) - Среднелужицкая косая сажень - около 2,5 м.

Конструкция корабля необычна для океанских судов: его ширина больше высоты, что придает этому грандиозному сооружению необычайную остойчивость. Каркас судна образуют 520 герметичных стальных секций, каждая из которых имеет 24 метра в высоту, от 15 до 30 метров в ширину и 15-36 метров в длину. Секции, скрепленные болтами на берегу, составят сегменты длиной от 90 до 120 метров, которые после спуска на воду будут соединяться в базовую конструкцию.

Планируемые темпы строительства таковы, что уже через десять месяцев после начала работ три сегмента будут спущены на воду и начнется сборка всей конструкции, а еще через семь месяцев двадцатипятиярусный каркас будет закончен. Спустя два года от закладки корабля первые четыре тысячи помещений из двадцати одной запланированной будут готовы для заселения. С этого момента он сможет отправляться в плавание, остальное может быть доделано во время первого двухлетнего круиза вокруг земного шара.

Freedom Ship планируется оснастить мощными дизельными моторами (3700 лошадиных сил). Конструкция более чем полусотни гребных винтов позволит им поворачиваться на 360 градусов, обеспечивая высокую маневренность судна. Управлять моторной частью будут компьютеры.

Не забыли разработчики и об экологии. Система жизнеобеспечения спроектирована так, чтобы не загрязнять океан: все «издержки» жизнедеятельности будут сжигаться или перерабатываться. Зола удобрит цветочные клумбы, очищенные сточные воды будут перерабатываться в питьевую воду, что гораздо дешевле, чем опреснение морской воды. Излишек тепловой энергии главных двигателей пойдет на отопление помещений, нагрев воды и выработку электричества. Стеклянные, бумажные, пластиковые и металлические отходы планируется утилизировать и продавать на Большой земле, причем Никсон намерен получать за них приличные деньги. По оценке разработчиков, каждый житель корабля будет (должен?) производить отходов на 80 процентов меньше, чем житель обычного города.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.