Архивы: по дате | по разделам | по авторам

R или D?

Архив
автор : Леонид Левкович-Маслюк   22.05.2001

Раньше было принято все заграничные технические заклинания переводить на русский. Очень важное сокращение R&D переводилось как НИОКР. Сейчас речь сильно упростилась, и даже в докладе на научной конференции фраза вроде «мы делали этот рисёч два года» уже как-то не очень шокирует. Если, конечно, «рисёч» стоит затраченного времени.

Раньше было принято все заграничные технические заклинания переводить на русский. Очень важное сокращение R&D (Research & Development) переводилось как НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки). Сейчас речь сильно упростилась, и даже в докладе на научной конференции фраза вроде «мы делали этот рисёч два года» уже как-то не очень шокирует. Если, конечно, «рисёч» стоит затраченного времени.

Причины упрощения речи очевидны: НИОКР давно уже никто не оплачивает (ну ладно, почти никто, и почти не оплачивает), в то время как заказчики на рисёч существуют. Заметим, что сиамские близнецы R и D как-то незаметно разделились и зажили каждый своей жизнью. При этом слово «девелопмент» в русскоговорящей научно-технической среде не прижилось. В области инфотехнологий эта деятельность именуется вполне по-русски - разработкой программ. Именно ей посвящен выпущенный в марте этого года официальный отчет Американской торговой палаты «Whitepaper on Offshore Software Development in Russia».

В нем речь идет о создании программного обеспечения для зарубежных заказчиков силами российских специалистов. Документ полезный - как для западного ИТ-бизнеса, так и для местных наблюдателей. Последние, возможно, обратят внимание на определенную противоречивость анализа. В отчете проводится прямая аналогия между сегодняшней ситуацией в «офшорном программировании» в России и ситуацией в той же отрасли в Индии десять лет назад. Индийская отрасль тогда брала старт, сегодня же объем средств, вовлеченных в индийскую индустрию офшорного программирования (мирового лидера в этой области), составляет 6,3 млрд. долларов. Для сравнения: в России, по разным оценкам, - порядка 1% этой суммы (от 60 до 100 млн. долларов). Более того, в Индии продукция отрасли составляет почти 10% всего национального экспорта (подробности). Авторы отчета утверждают, что столь же впечатляющий рост вполне может произойти в России в ближайшие десять лет. Аргументы следующие (о, сколько раз эти аргументы уже приводились по самым разным поводам!): Россия занимает третье место в мире по количеству ученых и инженеров на душу населения (заметно отставая от Японии и чуть-чуть - от США), в России масса не занятых по специальности научных работников и инженеров с огромным опытом реализации сложнейших проектов (атомных, космических и т. п.), в России прекрасная талантливая образованная молодежь (на 12-й Всемирной олимпиаде по информатике в Пекине в 2000 году российская команда получила 4 из 23 золотых медалей - больше любой другой страны; на 51-м Интеловском состязании 1 в Детройте в мае 2000 года Большую первую премию по математике, как и несколько вторых и третьих премий в этой же номинации, получили российские, белорусские, украинские студенты). Кроме того, оплата труда в инфотехнологиях сегодня примерно на одном уровне в России и в Индии.

С другой стороны, в том же отчете разъясняется, что Индия добивалась таких успехов - по крайней мере, так было до последнего времени - за счет качественной и массовой работы своих специалистов в довольно рутинной сфере деятельности, именуемой coding - то есть в чистом виде D. Казалось бы, блестящие успехи российских студентов в математике предполагают применение их способностей в более амбициозных сферах, определенно относящихся к R, а не к D. Авторы «белой бумаги» приводят несколько примеров успешного развития инфотехнологического офшора в России: например, деятельность центра Motorola в Санкт-Петербурге. Но перечисление направлений работы выглядит (с моей точки зрения) как не очень естественный гибрид этих самых R и D. Что, если попытка заставить специалистов по R заниматься в большей степени D и есть одно из важнейших препятствий на пути к процветанию «индустрии знаний» в России? Куда больше энтузиазма вызывает совместный проект той же Motorola и ряда других американских фирм с Институтом молекулярной биологии РАН (см. «ИнфоБизнес» № 151, от 20.02.2001). Речь идет о продаже лицензий разработчиками промышленным фирмам, - а ведь это совсем другая модель сотрудничества, нежели описываемые в отчете «AmCham». Модель, очевидно применимая к «инфотеху» в той же степени, что к «биотеху», и намного более выгодная разработчикам.

Похоже, что неразумная политика развития интеллектуальных ресурсов уже дает неожиданные эффекты. Вот что мы с Евгением Козловским обнаружили в дебрях каменных джунглей Москвы (см. фото). Не загнанные ли в подполье юные партизаны чистого разума подают нам свой сигнал? Не прочитаем ли мы «Философические письма» третьего тысячелетия на стенах ветхих хрущоб?..

[i39601]


1 (обратно к тексту) - Intel International Science and Engineering Fair, Detroit, May 2000 (www.sciserv.org).
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.