Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Заметки очевидца

Архив
автор : Георгий Пачиков   27.04.2001

13 апреля президент Владимир Путин встретился с представителями российского компьютерного бизнеса. О том, какое значенин может иметь это событие, вы уже наверняка слышали и читали, поэтому не будем повторяться...

13 апреля президент Владимир Путин встретился с представителями российского компьютерного бизнеса. О том, какое значенин может иметь это событие, вы уже наверняка слышали и читали, поэтому не будем повторяться. Нам же были интересны впечатления непосредственного очевидца, коими любезно согласился поделиться давно известный нашим читателям генеральный директор компании «Параграф» Георгий Пачиков. Предваряя возможное недоумение читателей, заметим, что Георгий не пытался выполнить какой-то «заказ», а просто описал свои эмоции, и мы ему безусловно верим. Пусть кому-то они могут показаться тенденциозными, но… о вкусах не спорят. Итак, слово очевидцу.

Я, правда, не знаю с чего начать, ведь я совершенно из другой области. Нет, я не как тот чукча, который не читатель, а писатель, я ни тот, ни другой - я своего рода шоумен. Да и вся наша компания, можно сказать, такая. Если бы меня спросили, что вы лучше всего умеете делать, я бы не задумываясь ответил: демонстрашки. Наверное, я на эту встречу тоже попал как демонстратор, нет, не наших программ, которые я все-таки умудрился продемонстрировать, а скорее всего просто как эмоциональный человек. А теперь, Пачиков, продемонстрируйте эмоции… Но, с другой стороны, вы можете себе представить лет этак двадцать назад аналогичную ситуацию? В каком страшном сне могло бы присниться, что в один прекрасный день ты будешь сидеть в Кремле у президента да еще и анекдот рассказывать? И не просто анекдот, а анекдот про товарища Сталина. Да вы, наверное, его знаете. У Сталина сидит американец, а на столе прямо перед ними лежит огромный самородок золота. Американец удивляется, спрашивает: «Как же так, Иосиф Виссарионович, такой огромный самородок и просто на столе? У нас в Америке его оградили бы рядами колючей проволоки, между ограждениями пустили сторожевых собак, часовых бы с автоматами на башни поставили»… А Сталин со свойственным ему акцентом сквозь густые усы отвечает: «Это у вас, товарищ, самое дорогое - золото, а у нас - ЛЮДИ, ЛЮДИ».

А вообще, честно говоря, я от этой встречи до сих пор в себя прийти не могу. Нет, не от гордости, что я видел САМОГО и даже сидел с ним за одним столом, а оттого, что САМ оказался совершенно нормальным человеком. Я делаю ударение на слове нормальный, так как мне казалось… да нет, не казалось, я был уверен, что во власть нормальные люди не попадают. А тут, на тебе, сидит твой ровесник, ничего из себя не строит, щек не надувает, говорит правильные и понятные слова… Нет, поразило не то, что он умел говорить, поразило, что он умел слушать. Нет, совсем не так, как слушал товарищ Ленин, с хитринкой в глазах (я вообще-то не знаю, как слушал Ленин, я имею в виду, как его изображали) и с желанием вставить: «А вот тут-то, батенька, партия вас и поправит». У меня сложилось впечатление, что президенту действительно было интересно понять собеседника. Хотя, положа руку на сердце, иногда это было очень трудно. По крайней мере, мне не всегда удавалось.

Вы спросите, а что мы говорили о компьютерах? Да бог с ними, с этими компьютерами, я вам про президента говорю, а вы меня опять про железки! У нас вся экономика в глубокой… и естественно, что компьютерная индустрия там же. Давайте попросим президента изменить или убрать какой-нибудь ненавистный пункт в каком-нибудь ненавистном законе - и потекут молочные реки с кисельными берегами? Что, у нас из страны только программисты бегут? Нет, конечно же. А почему бегут? Как почему - беспредел, и причем везде и во всем! И здесь одними компьютерами дело не исправишь.

Я за несколько дней до встречи по настоятельной просьбе своего приятеля внимательно ознакомился с Посланием Президента Федеральному собранию. Первая реакция - надо перечитать: не может президент в нашей стране выступать с такими заявлениями: «Считаю, что действующие ограничения на операции с капиталом и недвижимостью дискриминируют граждан России по сравнению с гражданами других государств, ограничивают их свободу и подрывают конкурентоспособность российского предпринимательства». И все послание в том же духе. Хочется бежать и предлагать свою помощь в реализации этой стратегии. Что я, собственно, и сделал.

Можно, я не буду говорить про наш визит к президенту, а то боюсь что-нибудь неточно передать или неточно процитировать кого-нибудь. Скажу только, что мне очень понравилось выступление Ольги Дергуновой. Мне показалось, что она совершенно не волновалась. Кстати, о волнении. Я до сих пор не понимаю, почему я был совершенно спокоен. Вообще-то я очень подвержен этому чувству. Но на сей раз все мои попытки хотя бы просто изобразить волнение были тщетны. Нет, конечно же, у меня есть простое объяснение: мне от президента ничего не надо было. Просто было интересно посмотреть на человека, за которого ты голосовал. И теперь я уверен, что тогда сделал правильный выбор.

О чем я говорил? Давайте по порядку. Мы все сидели за круглым столом в небольшом и невероятно красивом помещении, похожем на библиотечный зал. Вначале выступил президент, вкратце обрисовав положение компьютерной индустрии в нашей стране, но его речь была адресована не нам, а скорее представителям прессы. А затем он дал возможность всем по порядку высказаться на эту тему. Меня во время выступлений больше интересовало не что говорили ораторы, а как президент реагировал на их слова. Я внимательно следил за его лицом.

Да, кстати, я много раз слышал про его «стеклянные» бегающие глазки. Может быть, свет не тот был, но у него были совершенно нормальные глаза и никуда они не бегали, а, я бы сказал, с интересом смотрели на выступавших. Иногда он делал записи, иногда задавал вопросы. Причем все они были по делу. Когда же очередь дошла до меня, я выразил восторг по поводу его послания. Сказал, мы живем в «знаковой» стране, где почти каждый житель внимательно следит или следил за знаками, которые ему посылает наше государство. Ну, например, кто стоит на мавзолее по правую руку от Брежнева, кто - по левую, кто во вторм ряду и т. д., - тоже своего рода знаки. А ты смотришь на эти знаки и думаешь, пора линять отсюда или можно еще потерпеть? Так вот, ваше послание, говорю я президенту, я воспринял тоже как знак, что правильно ты, Жора, сделал, что не уехал из этой страны. У этой страны есть шанс! Кажется, ему моя мысль понравилась.

Еще я высказал предположение, что президента, судя по посланию, ввели в заблуждение насчет положения в науке. Там все гораздо хуже, чем он представляет.

А что касается вузов, то там в ближайшие годы будет совсем туго с профессорско-преподавательским составом, ибо новое поколение профессуры, которое должно было прийти на смену нашим учителям, давно трудится на благодатной почве Айовщины и Невадщины. И есть только один способ вернуть их назад - сделать жизнь здесь такой, чтобы они сами захотели вернуться.

Последним выступал академик Велихов. Он говорил о проблеме образования, но упор сделал на школьном образовании.

После небольшого заключительного слова президент стал прощаться. Я же, набравшись наглости, предложил ему сесть за мой компьютер и самому убедится в том, что действительно гораздо проще понять, чем занимается наша компания, увидев то, что мы делаем, вместо того, чтобы слушать мои объяснения. Он сразу же согласился и, как мне показалось, действительно с интересом посмотрел наши программы на VRML.

На следующий день я встретил своего американского приятеля и на его вопрос, как мне Путин, я ответил: «Ты не обижайся, пожалуйста, но, мне кажется, наш президент намного умнее вашего».

Что ему оставалось ответить?- «Yes, George, but it is not difficult».

[i39414]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.