Архивы: по дате | по разделам | по авторам

(Ма­ши­но)строи­те­ли*

Архив
автор : Александр Яковлев   23.04.2001

Интервью с Сергеем Пименовым (ди-джей и продюсер) и Александром Поляковым (музыкант и звукорежиссер)

Вопросы Сергею Пименову (ди-джей и продюсер) и Александру Полякову (музыкант и звукорежиссер) задавали Александр Яковлев, Евгений Козловский, Ирина Коротнева и Дмитрий Мендрелюк. Фото Евгения Козловского

[i39344]

ППК себя называет - российские хаус/транс-продюсеры. Эти ребята из Ростова-на-Дону сидели и писали электронную танцевальную музыку (группа основана в 1998-м), а потом взяли и забрались на сайте MP3.com на самый верх в своей категории (заодно заработав там 80 тыс. долларов). Теперь их клип «Воскрешение» крутят на MTV, а они перебрались в Москву и намерены покорить весь мир. На счету ППК - несколько пластинок, выпущенных за рубежом… Пожалуй, это первая российская группа, которая «раскрутилась» через Интернет.

А. Я.: Чему вы, на ваш взгляд, больше всего обязаны своим успехом?

С. П.: Ростову-папе (пальцы)… Своим успехом мы больше всего обязаны тому невероятному творческому тандему, который образовался в результате встречи Саши и меня. У нас в группе всё разделено: Саша пишет всю музыку, а я делаю всё остальное. Поэтому мы редко пересекаемся в работе, и у нас всё очень хорошо развивается.

И. К.: А «всё остальное» - это что?

С. П.: Промоушн, придумывание каких-то концепций, идей, Интернет, общение с журналистами. Но без Сашиной музыки ни черта бы не было.

А. Я.: В одном из интервью вы сказали, что очень многое для вас сделали фанаты и роботы-накрутчики. Как вы считаете, без роботов вы достигли бы теперешних позиций?

С. П.: Никаких роботов мы не знаем. А фанаты делают для нас практически всё - вся наша деятельность построена на прямом контакте с ними. Это очень прикольно - обычно группы оторваны от поклонников.

А. Я.: А кто ваша аудитория? Нарисуйте портрет.

С. П.: Это сложно - я в лицо их не видел никогда, мы практически не выступаем, поэтому фанат для меня - это «ник» в ICQ. Такой 6-12-значный номер, синего цвета… А возраст - самый разный: вышла пластинка с «Воскрешением» с мелодией из «Сибириады» Эдуарда Артемьева, и многие рассказывают, что их папы и мамы зафанатели - они когда-то слышали эту мелодию.

Д. М.: Наверное, с «Воскрешения» и начался виток популярности?

С. П.: Сложно сказать. «Воскрешение» Саша аранжировал в 1995 году, мы давно ее исполняли, но не делали на ней акцента. Потом на нее сделали несколько ремиксов - и стало понятно, что можно выпустить диск.

Д. М.: Но заговорили о вас, когда «Воскрешение» появилось на MP3.com?

С. П.: «Воскрешение» появилось на MP3.com одновременно со всеми треками в 1999 году.

Д. М.: И сразу стало хитом?

А. П.: Нет, первый раз «XXI век» занимал второе место.

С. П.: Когда «Воскрешение» в очередной раз заняло первое место, я уже был готов сделать такую PR-компанию, чтобы все решили, что это круто.

Д. М.: То есть в MP3.com вы и до этого активно участвовали?

С. П.: Да. Просто тогда в России fun base была очень маленькая. Большое community - на Западе, они же качают в основном всё.

А. Я.: Как вы считаете, что важнее - угадывать вкусы слушателей и делать соответствующую этим вкусам музыку или воспитывать их?

А. П.: Мы всегда делаем то, что нам нравится.

С. П.: Конечно, лучше угадывать - так денег больше. Но у нас не получается угадывать.

А. Я.: Выходит, лучше - это значит больше денег?

С. П.: Я думаю, что это нормальная мировая практика. Мы никогда не морочились, что надо угадывать, написали песню и написали. Треки, которые мы считаем самыми сильными, - это не те треки, которые нравятся людям. Скорее, наоборот: те треки, которые нам нравятся, не пользуются такой популярностью, как «Hey DJ!», то же «Воскрешение».

А. Я.: Однажды вы сказали, что собираетесь покорить мир. Когда вы намерены это сделать?

С. П.: Побыстрее бы… Дата покорения мира отдаляется постоянно, но мы к ней двигаемся семимильными шагами. Покорение мира должно состояться обязательно, потому что если таких целей не ставить, я думаю, нечего и начинать.

А. Я.: Какое оборудование нужно, чтобы сделать хит уровня «Воскрешения»?

С. П.: Оно перечислено по адресу: www.ppk.ru/studio.

А. Я.: Двенадцать синтезаторов?

С. П.: Сейчас пятнадцать.

А. Я.: Почему вы используете «Мак», а не PC?

С. П.: «Мак» лучше. Для музыкальных задач он нормально работает - не надо думать ни о чем. Как стиральная машина: включил - стирает, выключил - не стирает.

А. Я.: А на чем у вас клип сделан?

С. П.: На PC. На обычном Pentium II, на 3D Studio Max.

А. Я.: Не планируете ли вы создать еще какой-нибудь хит, основанный на старой советской мелодии?

С. П.: Когда мы делали «Воскрешение», у нас не было цели взять старую советскую мелодию. Просто Саша с детства запомнил эту мелодию (он даже не знал, откуда она), играл, играл ее на синтезаторе, а потом сделал аранжировку…

А. Я.: Я имею в виду, на основе удачного опыта.

С. П.: Не очень хочется, потому что это будет уже повторение. Сложно сделать второй раз что-то такое же хорошее. Но я думаю, что придется сделать, потому что многие нас об этом спрашивают.

А. Я.: Удавалось ли вам самим сочинять хорошие мелодии?

С. П.: И не раз.

А. П.: Кроме «Воскрешения» все мелодии - свои.

А. Я.: Как вы считаете, утрачивает ли мелодия свое значение в музыке?

С. П.: Не понял! Ты курил с утра?

А. Я.: Раньше было мало инструментов, у композиторов выразительных средств было мало - мелодия, аккомпанемент.

С. П.: Сейчас еще меньше. Вот у Моцарта был оркестр из сорока человек. А у нас всего десять синтезаторов.

А. Я.: Вы же понимаете, что одна труба в оркестре играет одну ноту, а синтезатор - 64 ноты, причем разных. Изобразительных средств сейчас гораздо больше - разные шумы, звуковые эффекты. Может быть, без мелодии можно вообще обойтись?

А. П.: Есть стили музыкальные, которые прекрасно обходятся без мелодии.

А. Я.: А они вытеснят когда-нибудь те, которые не обходятся?

А. П.: Думаю, нет.

С. П.: Да и стили-то не умирают. И рок, и диско не умерли с приходом транса.

Е. К.: А вот Гребенщиков говорит, что рок-н-ролл мертв.

С. П.: Так Гребенщикову надо продать свои слова. Если б он сказал: «Чуваки, все круто», - никто его не купил бы.

А. Я.: У вас много антифанатов?

С. П.: Наверняка. Периодически приходят какие-то письма: «Вы козлы», или «мы слушаем суперэлектронную музыку, а вы, дебилы, пишете попсу», или наоборот: «вы чего, дураки? мы слушаем попсу, а вы какие-то электронные уроды».

А. Я.: А как вы думаете: это по делу или просто они дураки?

С. П.: Это просто нам всё равно. Если в день пришло триста писем по делу, то отвлекаться на одно письмо, в котором написано, что я козёл, мне достаточно сложно.

Е. К.: То есть пропорция 1:300?

С. П.: Даже, наверное, больше. Дело не в пропорции.

Е. К.: А если будет 50 на 50 - ты задумаешься?

С. П.: 50 на 50 не будет. Людей, которые хотят донести свою злость, значительно меньше, чем тех, которые хотят сказать спасибо.

Д. М.: В прессе наоборот. Люди, которые всем довольны, не пишут, а недовольные пишут.

С. П.: Это проблема нашей прессы. Я не смотрю «Дорожный патруль». Какой интерес смотреть, как десяти человекам в разных точках Москвы голову оторвало? Пусть покажут десять бабушек, которые отвели десять внучек в садик, и их там научили считать.

Е. К.: Тимур и его команда?

С. П.: В этом вся наша проблема, что вокруг один негатив. Включите телевизор - там постоянно кому-то голову отрывают. Вот если бы там показывали что-нибудь хорошее…

Е. К.: Лет сорок так и показывали. Ну и чего хорошего?

Д. М.: Ну и всё хорошее.

С. П.: Всё было нормально, люди себя прекрасно чувствовали. На 120 рублей жили, в холодильниках ничего не было, зато позитив пёр.

Д. М.: Я согласен, что пропаганда, даже если всё не очень хорошо, - абсолютно позитивное слово.

Е. К.: Я не говорю, что плохо или хорошо, - меня интересует точка зрения.

С. П.: Точка зрения такова, что мне значительно приятнее на цветы смотреть, чем… можно, я одну историю расскажу? В детстве я занимался легкоатлетическим десятиборьем. И тренер как-то говорит мне: «Почему у тебя майка мятая?» - «Да чего ее стирать? Все равно каждый день тренируешься». - «А ты представь, как муж приходит домой и говорит жене: «Пойдем-ка в туалет на г… смотреть». Ведь такая же ситуация невозможна. В жизни всё должно быть красиво, даже майка». А у нас по телевизору одно, извините, г…

А. Я.: А когда вы получаете ругательные письма, у вас не возникает желания написать музыку ещё круче и доказать ещё и этим людям, что на самом деле вы крутые и делаете хорошую музыку?

С. П.: В мою как личности задачу не входит кого-то переубеждать.

А. Я.: А что входит?

С. П.: Заниматься тем, чем я умею заниматься, а как это воспримет каждая отдельная личность - это ее дело. Если человек чего-то не понимает - зачем его переубеждать? Я же не политик - привлекать на свою сторону как можно больше людей.

Е. К.: А если вдруг никто не понимает? Как долго ты будешь заниматься?

С. П.: Я никогда в жизни не занимался такими делами, на которые все ноль внимания.

Е. К.: Так не бывает, что родился, сделал - и попал в серединочку.

С. П.: Дело не в том. Если человек пишет музыку и не врет, не подстраивается ни подо что, не пытается найти какие-то компромиссы - то его творчество уже достойно уважения и найдет как минимум одного, двух, трёх поклонников. Может, нам повезло, и мы нашли много слушателей.

А. Я.: А вы бы хотели в «Антропологию» попасть?

С. П.: Хотели бы, конечно. Я почему-то стесняюсь написать Диброву письмо.

А. Я.: Будете что-нибудь предпринимать или будете ждать, пока сам Дибров обратит на вас внимание?

С. П.: Мне кажется, если меня об этом спрашивают, значит, пришло время звонить.

А. Я.: А какую вы музыку слушаете?

С. П.: Я последнее время слушаю исключительно MP3. Мы собрали с разных городов хороших музыкантов, которых никто не знает, и они присылают свою музыку.

А. Я.: MP3 - новый стиль?

С. П.: Да, фактически MP3 - это новый стиль. То есть мы музыку слушаем разную электронную, трип-хоп, эйсид-джаз - дома. Как ди-джей я в последнее время играю очень жесткий хард-хаус.

И. К.: А откуда вообще взялась такая необычная идея для русской группы - провести промо-кампанию через Интернет?

С. П.: Выхода другого не было. Я удивляюсь, что все группы не занимаются тем же, чем и мы. В 1998 году мы выпустили первый альбом в Ростове и получили огромный response: люди говорили, что классно. А московским звукозаписывающим компаниям этого не надо, поэтому нужно было что-то делать. Оставался Интернет. Но в одиночку сложно - и писать музыку, и заниматься продвижением. А мы вдвоём. У нас до сих пор нет контракта с российскими фирмами - мы диск сами выпустили: взяли денег, пошли на завод, дали тираж дистрибьюторам.

И. К.: А с западными есть?

С. П.: Да, у нас в Голландии вышел «винил» 29 января. Из России очень сложно вести переговоры по западным контрактам: перевод сорока листов на английском языке стоит 300 долларов, да еще и все правильно понять надо, - а то подпись поставишь и на всю жизнь будешь связан. Мы уже очень много контрактов отклонили.

А. Я.: Какие компьютерные журналы вы читаете и какие сайты посещаете?

С. П.: Последнее время ничего - просто не успеваю. Раньше читал все, что было, даже «ИнфоБизнес». «Компьютерру», понятно, читал - она недорого стоит... Больше нет вопросов? А то нам пора ехать.

А. Я.: Кстати, на какой машине вы передвигаетесь?

С. П.: На БМВ пятой серии начала 90-х. Мы называем его пэпэкамобиль.

Полная версия интервью опубликована на сайте в разделе М.Р.З.


* - А как еще перевести (trance) house producers?
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.