Архивы: по дате | по разделам | по авторам

IT-дарвинизм и созидательное разрушение

Архив
автор : Киви Берд   23.04.2001

Помимо несколько наивных и отчасти трагикомичных попыток сделать хоть что-то появляются и вполне серьезные рекомендации по спасению бизнеса в условиях кризиса, однако носят они порой весьма жесткие, можно даже сказать, бесчеловечные черты.

Кто много накапливает, тот потерпит большие убытки.
Кто знает меру, у того не будет неудачи.
Кто знает предел, тот не будет подвергаться опасности.
Отсутствие желания приносит покой, и тогда порядок в стране сам собой установится.
«Дао Дэ Цзин»

Китов спасли - спасем дот-комы, или Начнем с фарса

Если это однажды помогло спасти китов, то почему бы не попробовать спасти аналогичным образом, к примеру, веб-бизнес? Столь экстравагантная идея пришла в головы активистам новостного сайта Iconoclast при виде того, как многочисленные калифорнийские Интернет-компании повально, словно коровы от ящура, загибаются от безденежья на фоне стремительного падения курса акций, широкомасштабных увольнений и всеобщей потери энтузиазма в отношении индустрии «новой экономики».

Дабы переломить эту кошмарную тенденцию, и возникла мысль о проведении весьма старомодных массовых акций, почтовых рассылок и агитационных кампаний с целью широчайшего оповещения общественности о бедственном положении отрасли. Для начала около тридцати веб-компаний решили организовать 3 апреля акцию под девизом «Поддержим Сеть!» (Back the Net). Он весьма напоминает знаменитый лозунг «Спасем китов!», когда-то сыгравший важную роль в организации мероприятий по защите животных, оказавшихся на грани вымирания. Но теперь вместо призывов к бойкоту «чудовищных продуктов» из животных, почти полностью уничтоженных человеком, звучат совершенно противоположные по смыслу призывы: ходить побольше в Интернет и покупать, покупать… Покупать, в общем-то, что угодно, поскольку веб-компаниям как воздух нужен потребитель.

Процитируем одно из агитационных писем, разосланных пользователям Сети: «Интернет-экономика в упадке; если эта тенденция сохранится, то вскоре вы можете потерять свои любимые онлайновые магазины, сайты поздравительных открыток, новостные и музыкальные сайты… Только представьте, что это будет за Интернет без Yahoo!, Excite или Amazon.com».

День первой акции, 3 апреля, был выбран не случайно. Ровно за год до этого биржевой индекс NASDAQ стремительно обвалился на 214 пунктов, положив начало затяжному спаду, продолжающемуся и поныне. И вот теперь всех, кто болеет душой за Сеть, настоятельно просят пойти за покупками в онлайновый магазин, а еще лучше - прикупить акции какой-нибудь Интернет-компании и попросить десятерых друзей и знакомых сделать то же самое. Ну, а чтобы акция не совсем уж походила на знакомую до боли финансовую пирамиду, это начинание сопровождается и рядом благотворительных мероприятий с отчислением заработанных денег в разные благородные фонды…

Рецепты созидательного разрушения

Помимо этих несколько наивных и отчасти трагикомичных попыток «сделать хоть что-то» появляются и вполне серьезные рекомендации по спасению бизнеса в условиях кризиса, однако носят они порой весьма жесткие, можно даже сказать, бесчеловечные черты.

Австрийский экономист Йозеф Алоиз Шумпетер (Joseph Alois Schumpeter) давным-давно умер, однако учение и дело его не только живет, но и в последние годы лишь набирает популярность. Более всего Шумпетер известен благодаря разработанной им концепции «созидательного разрушения», в основу которой положена следующая идея. Новые технологии постоянно дестабилизируют экономический ландшафт, порождая возможности для новых компаний и угрожая благополучию фирм уже существующих.

На сегодняшний день такая идея звучит вполне тривиально, но в эпоху 1930-х годов обозначить данный механизм как инструмент роста - это был дерзкий вызов ортодоксии тех дней, когда технология по преимуществу рассматривалась вне царства экономики.

В течение нескольких десятков лет после смерти Шумпетера его теории обитали где-то на периферии экономической мысли. К ним относились, в общем-то, с почтением, но особого интереса они не вызывали. Однако в 1990-е годы как-то само собой стало понятным, что технологические инновации взяли на себя роль ведущей силы экономики. А попутно и идеи Шумпетера из жупела самых эксцентричных экономистов и футурологов превратились в солидный фундамент для нового поколения ученых и консультантов по менеджменту.

Сегодня же популярность «нового пророка» такова, что из печати практически одновременно вышли две новые книги для бизнесменов, несущие на обложке одно и то же название - ««Созидательное разрушение» (см. рис. 1 и 2).

Первая книга написана Ричардом Фостером, совладельцем и директором консалтинговой фирмы McKinsey & Co в соавторстве со своей бывшей сотрудницей Сарой Каплан (Richard Foster, Sarah Kaplan). Вторая книга - сборник эссе нескольких экономистов-практиков и академических ученых под общей редакцией Ли Мак-Найта и Рауля Каца (Lee McKnight, Raul Katz). В каждой из этих книг идеи Шумпетера преподносятся как «ключ к верной стратегии выживания бизнеса в условиях глобальной Интернет-экономики».

Хотя теории Шумпетера весьма полезны для понимания того, как работает экономика, он, конечно, никогда не опускался до мелких подробностей и советов, каким образом применять его идеи к решению повседневных проблем управления компанией. Экономист фокусировал внимание на картине в целом. Он видел свою задачу в том, чтобы помешать социализму одержать верх над капитализмом.

В нынешние времена, когда с исходом великого противостояния все, в общем-то, ясно, глобальному капитализму вряд ли грозит еще более широкое распространение. Поэтому не случайно, что доминирующей идеей обеих книг является посыл, согласно которому руководству нынешних корпораций откровенно не хватает «капиталистичности». Что же авторы имеют под этим в виду?

Каплан и Фостер пишут, что дела обстоят именно так, поскольку корпорации, всецело сфокусировавшись на своих бизнес-планах и бесперебойности процесса, не в достаточной степени соответствуют рынкам капитала. Корпорациям же необходимо «эволюционировать вместе с рынком» и таким образом усваивать созидательную разрушительность капитала, который постоянно изыскивает самые многообещающие новые возможности, а затем без колебаний и безжалостно поворачивается к ним спиной, едва начинает падать процент прибыли. И ярким примером этому являются недавний взлет и последующий крах dot-com-бизнеса.

Но как же корпорациям научиться двигаться «со скоростью рынка»?

Дирекцию фирм авторы увещевают принять перемены, очиститься от ненужной сентиментальности и ничуть не страшиться принесения в жертву собственной компании ради получения прибыли. Подразделения, продукты, люди, всё и всегда должно быть «несущественным» и заменяться настолько быстро, насколько возможно, чтобы воспользоваться преимуществами новых потенциальных рынков.

Каков (при такой точке зрения) величайший грех, который могут совершить директоры и менеджеры? Оказаться запертым в рамках статичного взгляда на мир, который мешает компании признать радикальные перемены, отсутствие «непрерывности» в нынешних бизнес-процессах и необходимость постоянных мутаций, видоизменяющих компанию.

В каждой из книг из одной главы в другую множество компаний и целые отрасли подвергаются разгромной критике в качестве примеров неспособности подстраиваться под новую программу, в то время как более шустрые конкуренты уводят у колеблющихся из-под носа вожделенные куски рынка.

В обеих книгах обрисовывается и портрет идеальной корпорации. Это в высшей степени текучая и изменчивая организация, которая все больше и больше становится «виртуальной» и децентрализованной. Все, что можно «предать аутсорсингу», то есть вывести во внешние структуры, выводится при малейшей возможности. Что же касается сотрудников, то их переименовывают в «свободных агентов», которых можно в любой момент отправить на все четыре сто роны, если в том возникнет нужда. Абсолютно всё, что, так или иначе, способно затормозить компанию, должно решительно отсекаться.

По убеждению авторов, мир уже движется к этому идеалу. Большинство людей по-прежнему трудятся полный рабочий день, но, по мере нарастания конкуренции, компании будут испытывать все большее давление, требующее «виртуализации» рабочей силы. Нынешний экономический спад должен сделать концепцию «созидательного разрушения» лишь более привлекательной для руководства компаний, пытающегося найти оправдание той беспощадной стратегии, которая позволит выжить в ужесточающемся климате.

Конечно же, единственной вещью, которая не является предметом разрушения, является логика самого рынка. Эта логика нигде и никогда не ставится под сомнение. Само собой подразумевается, что рыночные силы, однажды выпущенные на свободу, всегда будут приводить к лучшему из всех возможных миров, независимо от сопутствующих вреда и ущерба. Результатом всего этого должен стать такой мир, где деструктивность капитализма не нужно будет стыдливо прикрывать, аки срам. Это будет нечто такое, чем управляющие структуры смогут гордиться.

Именно поэтому, убеждают авторы, нынешние увольнения уже не воспринимаются как дурная слава, а становятся неотъемлемой частью корпоративной стратегии. Теперь это как бы «Знак Почета», знак того, что менеджмент желает предпринимать «правильные шаги» к максимальной прибыльности компании. И в будущем тенденции эти будут лишь усиливаться…

Короче говоря, как резюмировал впечатление от обеих книг один из рецензентов, под обличием «созидательного разрушения» жестокость и насилие рынка отыскивают превосходные средства для собственной рационализации и постепенного проникновения во все стороны жизни человека…

[i39328]

Это не Рио-де-Жанейро, это гораздо хуже

За границами нашей родины мало кто слышал об Остапе Бендере, но и там выражаются ныне в точности его словами. Так, респектабельный журнал «Economist» одну из недавних статей, посвященных спаду, начал такими словами:«„Новая экономика“ - это действительно нечто иное, это гораздо хуже…»

Объявления об увольнениях в Америке уже достигли масштабов, невиданных с известной эпидемии сокращений конца 1980-х годов. Лишь за последнюю неделю марта потеряли работу более 30 тыс. человек, занятых в самых разных сферах бизнеса, от консультационных услуг в зонах «полувиртуальных дот-комов» до вполне солидных структур типа Motorola или Charles Schwab. В целом же за первые три месяца этого года число уволенных достигло 350 тысяч. С учетом не объявляемых увольнений эта цифра существенно выше. Другими словами, показатели более чем достаточные для распространения паники, особенно среди небольших компаний.

Экономические спады всегда сопровождаются увольнениями, однако на этот раз спад развивается по-иному. С самого начала он идет значительно быстрее и с меньшим количеством предупредительных признаков. Лишь недавно индустрию высоких технологий славили за самые быстрорастущие компании чуть ли не на протяжении всей истории промышленного развития. Руководство фирм проводило бессонные ночи за изысканиями путей для привлечения столь необходимых новых инженеров. Ныне же они неожиданно обнаружили, что должны заниматься прямо противоположной задачей, с которой многим из молодых директоров и сталкиваться-то никогда не приходилось.

Более крупные акционерные фирмы весьма остро ощущают давление инвесторов и для демонстрации того, что главное для них - квартальные прибыли, без колебаний заявляют о принесении «человеческих жертв». Для компаний небольших и недавно начавших дело проблема выживания стоит еще острее, да и инвесторы ведут себя с ними значительно жестче. Так, венчурные фирмы, финансирующие некрупные технологические компании, увязывают очередной раунд поддержки с такими условиями, как сокращение штата на 45%.

По сути дела, ныне идет первая «волна избыточности», воздействующая главным образом на интеллектуальные кадры, а не на производственных рабочих. С одной стороны, это можно считать даже положительным фактором. Работники интеллектуального труда, как правило, существенно моложе, гибки в переучивании и опыт их более «переносим» в другие сферы, нежели, скажем, у какого-нибудь ветерана-сталевара. Но есть тут и негативные стороны. В «новой экономике» почти нет профсоюзов, защищающих работников, да и выходное пособие, как правило, ничтожное.

К примеру, те же дот-комы уже успели заработать дурную славу за крайне бестактные расчеты с бывшими сотрудниками. Очень часто люди впервые узнавали о потере работы из каких-нибудь таблоидных сайтов типа «fuckedcompany.com», накапливающих на своих страницах слухи о рухнувших фирмах. Другие узнавали об этом слишком поздно, вернувшись, к примеру, из отпуска и обнаружив, что за их рабочим столом сидит сотрудник какой-то другой компании. Одной из главных причин такого бардака стал, безусловно, общий хаос, охвативший всю IT-индустрию. Но сказывается здесь и очевидная неопытность менеджмента. Как правило, начинающие компании оказываются совершенно не подготовленными к увольнениям, не имея ни взвешенной политики, ни журнала с оценкой квалификации сотрудников, обычно извлекаемого на свет, когда нужно решить, от каких людей целесообразно отказаться в первую очередь. Журнал такой, как показывает опыт, крайне полезен и при защите в суде, если в том возникнет необходимость.

Но даже в крупных фирмах пришествие массовых увольнений высветило ряд весьма спорных методов классификации кадров. Вместо того, чтобы проводить четкую границу, разделяющую уволенных и оставленных, в таких компаниях, как Sun Microsystems, Nortel и Intel, просят менеджеров проранжировать всех сотрудников, расположив их на колоколообразной кривой гауссова распределения, так что оказавшиеся в нижней части 10-33% работников считаются потенциальными кандидатами на сокращение. В народе этот процесс называют «адская кривая» (заменяя «bell curve» на «hell curve»), или «ранжирование для порки». Во многих случаях оказавшимся в нижней части сотрудникам грозит увольнение за незначительные проступки, причем зачастую их увольняют без выходного пособия.

Вообще говоря, это давно известный метод, который в General Electric, Ford и тому подобных фирмах на протяжении многих лет использовали для более тонкого стимулирования рабочей силы и подъема производительности труда. Некоторые считают, что это весьма дисциплинирующий метод для подтягивания основной массы до производительности «передовиков капиталистического соревнования». Но метод этот может быть и крайне деморализующим и опасным, если применяется поспешно, без опоры на объективные критерии оценки производительности, а базируется главным образом на субъективных впечатлениях проводящего ранжирование менеджера. Если же вдруг выясняется, что график непропорционально ущемляет пожилых сотрудников, женщин или этнические меньшинства, то этого уже может оказаться достаточным для судебного иска за дискриминацию.

Таким фирмам, как Computer Associates, уже сейчас приходится защищаться от обвинений, что они маскируют увольнения под борьбу за повышение производительности труда, дабы избежать выплаты выходного пособия, положенного при официальном сокращении штатов. Недавнее расследование, проведенное газетой «The New York Times», показало, что сотни сотрудников Computer Associates были уволены за последние месяцы именно подобным образом, причем были среди них и такие, кто имел показатели выше средних.

Наиболее эффективным способом для увольнения большого количества народа считается закрытие целиком офиса или подразделения, так что за штатом оказываются все, кто там работал. И в этом опять особенно «отличились» дот-комы. Многие известные консалтинговые Интернет-компании, такие как Viant или Razorfish, просто позакрывали свои региональные офисы, в результате чего работу потеряли сразу тысяч десять сотрудников.

Но такой способ приемлем далеко не всегда, поскольку часто сокращения нужно проводить на участках, требующих дальнейшего продолжения работы. Тогда изобретаются деликатные способы для сохранения наиболее продуктивных сотрудников. Например, в компании UGO основным критерием при увольнении стало то, приносит ли работа конкретного человека конкретный доход фирме. Главная цель - внести в уравнение задачи такой параметр, который даст вполне конкретные и сильные аргументы при возможных судебных разборках.

IT-компании практикуют и другой способ для избежания сколь неприятных, столь и обременительных разбирательств в суде. С работника берут подписку об отказе от претензий в обмен на более солидное выходное пособие. По такому пути пошли в Amazon.com, где предложили дополнительные деньги в объеме заработной платы еще за десять недель, если сотрудники подписывают бумагу об отказе от своих прав на апелляцию. В General Motors в подобных случаях принято предлагать увольняемым ваучеры на покупку автомобиля.

IT-дарвинизм, или Предоставим всё естественному отбору!

Итак, невиданный феномен «новой экономики» оказался на поверку типичным мыльным пузырем. И когда он с треском лопнул, практически ни у кого не было сомнений, чем же этот пузырь накачивали.

Аналитические цифры показывают, что около 70% всего венчурного капитала, вложенного за 25 последних лет в развитие технологий, было роздано дот-ком-фирмам всего за два года, в 1999-2000 гг. Столь массивное вбрасывание денег подпитывало появление на фондовой бирже гигантского количества новых сетевых компаний, так что за 21 последний год 56% дебютов среди технологических фирм пришлось на тот же самый небольшой промежуток 1999-2000. И вот теперь акции более трех четвертей этих дебютантов упали в цене заметно ниже начального уровня, а в обозримом будущем, по оценкам экспертов, в живых останется не более 10% таких фирм.

Все эти безрадостные цифры были представлены руководителям технологических компаний, собравшимся в Майами-Бич на 13-й ежегодный Форум глобальных коммуникаций (Global Communications Forum). Конференция целиком, по сути дела, была посвящена обсуждению причин разразившегося кризиса и поиску стратегий выживания всей IT-индустрии в нынешних сложнейших условиях, когда биржевой рынок демонстрирует к дот-ком-бизнесу полное безразличие, а потребители в условиях спада и неопределенности явно не торопятся подписываться на новые сервисы.

Естественно, все жаждут услышать оптимистические прогнозы, вероятные сроки начала подъема в IT-отрасли и оптимальные стратегии выживания. Увы, единственно внятным пророчеством пока что можно считать глубокомысленный вывод ряда аналитиков, согласно которому фирмы, пережившие кризис, выйдут из него окрепшими и, скорее всего, будут доминировать на будущем рынке. Но, честно говоря, для таких выводов и экспертом быть необязательно.

Врезка

Йозеф Алоиз Шумпетер (Joseph Alois Schumpeter) - австрийский экономист и исследователь истории экономической мысли - родился 8 февраля 1883 года на территории тогдашней Австро-Венгрии. После получения докторской степени в университете Вены преподавал в университетах городов Черновцы и Грац (1909-18), с 1919-го по 1920 год занимал пост министра финансов Австрии, в 1920-24 годах президентствовал в Банке Бидермана (Biederman Bank), в 1925-32 годах являлся профессором Боннского университета. Эмигрировав в США, получил место профессора Гарвардского университета, которое занимал вплоть до своей смерти 8 января 1950 года.

Основные работы:

  1. Das Wesen und der Hauptinhalt der theoretischen Nationalokonomie (1908);

  2. The Theory of Economic Development (1912, 1934, 1949);

  3. Economic Doctrines and Method (1914, 1954);

  4. Crisis of the Tax State (1918);

  5. Business Cycles (1939);

  6. Imperialism and Social Classes (1927, 1951);

  7. Capitalism, Socialism and Democracy (1942, 1950);

  8. Ten Great Economists (1951);

  9. Essays of J. A. Schumpeter, ed. R. V. Clemence (1951);

  10. History of Economic Analysis (1954)

Роман Косячков [rk@computerra.ru]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.