Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Низвержение в Мальстрем

Архив
автор : Владимир Гуриев   23.04.2001

Несмотря на развитые механизмы анализа состояния рынка всякое шаманство с экономическими показателями есть именно шаманство. Рано или поздно наступает момент, когда аналитик, изучив всю доступную информацию, должен сделать вывод, опираясь не только на известные ему данные, но и на свое чутье, интуицию.

«Вишь ты, - сказал один другому, - вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» - «Доедет», - отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» - «В Казань не доедет», - отвечал другой.
Н. В. Гоголь. «Мертвые души»

Назад в будущее

Вынесенная в эпиграф цитата из «Мертвых душ» довольно точно описывает суть деятельности рыночных аналитиков. Несмотря на развитые механизмы анализа финансовой деятельности компаний и состояния рынка всякое шаманство с экономическими показателями есть именно шаманство. Иными словами, рано или поздно наступает момент, когда аналитик, изучив всю доступную информацию, должен сделать вывод, опираясь не только на известные ему данные (которых обычно недостаточно), но и на свое чутье, интуицию. По большому счету вся экономическая теория в этой ситуации является искусным камуфляжем процесса оценки ближайших перспектив колеса «на глазок». И хороший аналитик отличается от плохого не знанием тонкостей экономики, а способностью угадывать, какое колесо доедет до Москвы, какое до Казани, а какое вообще нужно немедленно поменять.

Результаты, надо сказать, соответствующие. Так, к примеру, прошлогоднюю ситуацию в Intel, когда компания объявила о резком снижении прибыли в третьем квартале 2000 года, предсказал только один (sic!) аналитик. Это, конечно, исключительный случай, но не секрет, что, обычно верно предсказывая тенденции, аналитики частенько ошибаются в деталях. Может быть, поэтому многие из них любят вернуться немного назад и подумать над причинами тех или иных событий. Во-первых, - это, безусловно, полезная наработка опыта. Во-вторых, - неплохая возможность показать себя с хорошей стороны и лишний раз о себе напомнить.

Это, конечно, немного напоминает действия гадалки, которая тайком ознакомилась с прошлым своего клиента и теперь рассказывает ему его же биографию, но в любом случае анализ случившегося обычно представляет собой довольно интересный материал для чтения. Эта статья посвящена краткому обзору объяснений post factum одного из самых неприятных событий в IT-индустрии за последние годы - резкого спада в отрасли, который начался год назад и продолжается по сию пору.

Прежде чем перейти к предмету обсуждения, хотелось бы сделать пару замечаний. Они довольно очевидны, но, думается, заострить на них ваше внимание не помешает. Во-первых, все приведенные ниже варианты объяснений правомочны в том смысле, что обозначенные аналитиками факторы, несомненно, повлияли на общую ситуацию и влияние одного из них вовсе не исключает влияния остальных. Другой вопрос - какой именно фактор явился превалирующим и был ли такой вообще.

Также хотелось бы отметить, что IT-индустрия - это далеко не однородная отрасль и причины, повлекшие за собой массовое разорение Интернет-компаний, по большому счету отличны от причин неприятностей, с которыми сталкиваются сегодня крупные технические корпорации, такие как Intel или Cisco. Есть некоторые пересечения, есть взаимозависимость - но и только.

Биржутерия

Акции - это такие бумажки, вроде денежных знаков.
Их можно напечатать в типографии.
Николай Носов. «Незнайка на Луне»

Прежде чем рассказать об одной из самых популярных версий, объясняющей, что случилось с компьютерной индустрией в прошлом году, стоит, пожалуй, напомнить, чем отличается фондовый рынок 1990-х годов от фондового рынка 1980-х и в каком состоянии он подошел к 2000 году. Если вы знаете, чем предприятия «новой экономики» отличаются от классических компаний и что означает аббревиатура P/E, можете спокойно пропустить следующие несколько абзацев вплоть до раздела «Блажен, кто верует».

Акции, как сказано в эпиграфе, «это такие бумажки, вроде денежных знаков». Кроме того, что их можно напечатать в типографии, они обладают еще несколькими примечательными свойствами. Покупка акций дает покупателю право на долю в компании, их выпустившей (что подразумевает как участие в выработке стратегии компании, так и получение прибыли, если эта стратегия успешна), а сумма всех выпущенных акций, помноженная на их рыночную стоимость, дает нам рыночную стоимость компании. С другой стороны, стоимость акций складывается из того, как участники рынка оценивают компанию. То есть получается в некотором роде замкнутый круг - ведь потенциальные инвесторы оценивают состояние компании с учетом стоимости ее акций. Впрочем, это далеко не единственный критерий - на самом деле учитывается масса показателей, порой, на первый взгляд, весьма неожиданных.

Эта система довольно-таки хорошо работала до появления предприятий «новой экономики». Дело в том, что прежде оценивать компании было, может, и непросто, но сам алгоритм оценки был довольно прозрачен и известен. Так, любой из нас может оценить стоимость кирпичного завода, зная стоимость земли, на которой он стоит, здания, оборудования, объемов продаж и прочих легко представляемых в денежном выражении факторов. Оценка непрофессионала будет весьма примитивной, но с большой долей вероятности можно предположить, что профессиональная оценка рыночной привлекательности такого предприятия будет оперировать цифрами того же порядка. Иными словами, стоимость «старорежимных» предприятий складывается главным образом из стоимости реально существующих активов, которые можно «потрогать руками».

С предприятиями «новой экономики», которые стали появляться с распространением Интернета, дело обстоит иначе. Как можно оценить стоимость компании, которая арендует высокоскоростную линию в Интернете и предоставляет нескольким миллионам человек бесплатно пользоваться своей базой данных, объем которой всего 30 Мбайт? Не знаете? И никто не знает! Считать стоимость этой компании по старой схеме - бессмысленно. Компанию, которая предоставляет неощутимые услуги и довольно мало зависит от факторов внешнего мира (например, один из самых универсальных факторов, определяющих самочувствие компаний, - стоимость нефти, а значит, и топлива практически не повлияет на нее) нельзя оценить, исходя только из «ушек», торчащих в реальном мире. Следовательно, схема применяется иная. Точнее, никакой схемы и нет - как показалось, так и оценили. Поверили в перспективность компании - одна цена, не поверили - другая. При этом «реальные» активы компании-неудачницы могут быть в десятки раз больше активов фирмы, которой повезло. Более того, для признания перспективности компания совершенно необязательно должна была приносить прибыль. Поначалу о прибыли вообще говорить было неприлично - перво-наперво предполагалось поделить рынок всеми правдами и неправдами, а уж потом думать, что делать с миллионами прирученных пользователей, обслуживать которых приходилось подчас в убыток.

Блажен, кто верует

Мы начнем с того, что поднимем шум вокруг этого дела. В первую очередь надо напечатать в газетах… А когда все поверят… тут же объявим об учреждении акционерного общества.
Николай Носов. «Незнайка на Луне»

Таким образом, можно констатировать, что показатель отношения цены акции на рынке к приносимой ею прибыли (то самое P/E, или Price/Earnings) полностью потерял прежнее наполнение. Если раньше нормальным считалось значение этого соотношения 10-20, то для компаний «новой экономики» счет шел на уже сотни, а в некоторых случаях на тысячи. Нередки были ситуации, когда компания сидит в «глубоких минусах» и при этом имеет весьма солидную капитализацию, покоящуюся на богатом воображении инвесторов.

Надо сказать, что сами компании весьма этому способствовали, всеми силами стремясь повысить курс собственных акций, будто это единственный показатель успешности компании. При этом вопросы получения прибыли не то чтобы отметались, но отодвигались на второй план - ведь казалось, что инвесторы могут ждать вечно.

Усугубило ситуацию и наличие «лишних» денежных масс. Дело в том, что если раньше биржевой игрой занимались в основном профессионалы, обслуживающие корпорации, то с приходом в нашу жизнь Интернета фондовым рынком заинтересовались и простые смертные, достав свои деньги из кубышек и вложив их в акции. По некоторым оценкам, в 90-х у простых американцев ушло на покупку акций около четверти сбережений.

Параллельно с этими процессами происходили противоположные по своему направлению процессы на предприятиях традиционной экономики. Темпы роста экономики в 1999 году были таковы, что правительство США (точнее, не само правительство, а Федеральная резервная система - ФРС) вынуждено было неоднократно повышать учетную ставку, определяющую минимальный процент, который должны брать банки, выдавая кредиты. Это стандартный метод сдерживания роста экономики, позволяющий если не избежать, то хотя бы смягчить удар от циклического кризиса, которым, как правило, заканчивается период подъема.

Это происходило на фоне резкого подорожания нефти и, как следствие, увеличения накладных расходов обычных компаний. Другими словами, для компаний старого образца ситуация сложилась неблагоприятная, что привело к оттоку инвесторов из классического сектора экономики в сектор «новой экономики». Люди продавали акции традиционных компаний, чтобы приобрести акции перспективных компьютерных предприятий. «Перебежчики» еще более усилили крен экономики в сторону технологических компаний.

Интересно, что о перегретости рынка неоднократно говорили представители компьютерных фирм «старой закалки», получающие реальную прибыль от продаж своей продукции. Ведь акции этих фирм тоже несколько подорожали, следуя общей тенденции. В частности, внимание привлекли слова Стива Баллмера (Steve Ballmer) из Microsoft, предупреждавшего, что акции подавляющего большинства IT-компаний переоценены. Однако ни ему, ни всем остальным здравомыслящим пессимистам остановить процесс не удалось.

Понятно, что долго так продолжаться не могло. Перегретый рынок неизбежно должен был остыть. По сути, все держалось на одном недоказанном до сих пор допущении - что Интернет-компании, в принципе, могут быть прибыльны, если завладеют умами серферов.

Сегодня уже понятно, что преимущества Интернета как среды распространения товаров или как рекламной площадки оказались сильно переоценены и светлое будущее не так близко, как хотелось бы. В прошлом году к этому выводу стали приходить и многие акционеры, наблюдающие, как компании, в которые они вложили деньги, медленно, но верно идут ко дну, задыхаясь без дополнительных инвестиций. И рынок начал остывать. Маятник качнулся в другую сторону.

Все вышесказанное относится большей частью к Интернет-компаниям, но их подъем, равно как и кризис, отразился и на компьютерных компаниях, которым есть что распродать в случае банкротства. Вместе с тем это мнение довольно однобоко, так как не объясняет странного и неприятного для компьютерной индустрии факта - резкого падения темпов роста продаж компьютерной техники и, как следствие, - ухудшения финансового положения компьютерщиков из «реального» сектора.

[i39322]

Купите, Христа ради!

Господа, я не ел шесть дней.
И. Ильф, Е. Петров. «Двенадцать стульев»

Действительно, можно сказать, что корпоративная Америка понемногу теряет интерес к высокотехнологичным игрушкам. Между тем именно она является одним из важнейших источников дохода компаний, торгующих компьютерной техникой. Некоторые позиции вообще покупают только компании - для непрофессионального использования в домашних условиях они не предназначены. Это в первую очередь относится к сетевому оборудованию, серверам и т. п., но и в других отраслях корпоративные клиенты являются гарантом хлеба с маслом для многих компаний.

К тому же корпоративные клиенты в этом году довольно холодно относятся к обновлению компьютерного парка или к покупке новой техники. Так, под Рождество инвестиционный банк Morgan Stanley Dean Witter опубликовал отчет, согласно которому бюджеты компьютерных отделов американский корпораций увеличатся в текущем году всего на 8%. А в прошлом году рост затрат на покупку техники составил 12%.

Причин тому несколько. В первую очередь, конечно, то, что американская экономика переживает не лучшие времена. Многим топ-менеджерам сегодня приходится тщательно планировать расходную часть бюджета, оценивая эффективность тех или иных затрат в краткосрочной перспективе. Не секрет, что новая техника или программное обеспечение окупаются далеко не всегда (если говорить о повышении производительности труда как об основной цели автоматизации). Для подавляющего большинства современных конторских приложений вполне достаточно компьютера с процессором Pentium 200 МГц и 64 Мбайт памяти, а то и меньше. Да, в последние годы наблюдался значительный рост производительности труда, но кто может оценить зависимость роста производительности труда от вложений в компьютерную технику и программное обеспечение?

Попросту говоря, менеджеры, затягивая пояс, решили временно урезать расходы на компьютерную технику и ПО. Сэкономленные деньги в условиях кризиса пригодятся - ведь сложное положение сегодня не только в IT-индустрии, неуютно себя чувствуют очень многие отрасли.

К тому же бурный рост продаж, наблюдавшийся в начале прошлого года, связан, прежде всего, с проблемой Y2K: многие компании откладывали обновление парка компьютеров до тех пор, пока эта проблема не будет решена, и активно закупали технику только в феврале-марте 2000 года. По сути, это был резкий разовый рывок, и не стоило ждать таких же темпов роста в дальнейшем. Аналитики из исследовательской компании Lombard Street Research вообще считают, что расходы американских корпораций на информационные технологии не дойдут до уровня 2000 года еще лет десять.

С нежеланием корпоративной Америки помочь компьютерной индустрии рублем смыкается и проблема низкого значения индекса доверия потребителей. Индекс этот рассчитывается на основе 5 тысяч анкет, которые ежемесячно рассылаются американским домовладельцам. Считается, что индекс доверия потребителей к экономике в некотором смысле связан с суммами, которые потребители готовы потратить. Если значение индекса низкое - потребители склонны переждать «смутное время», высокое - уровень затрат повышается.

Конечно, закономерность видна тем лучше, чем крупнее покупка, но и в случае с затратами на компьютерную технику она тоже есть. В последние несколько месяцев (аккурат после ноябрьского повышения процентной ставки ФРС, что , как полагают, и стало решающей, «доставшей» даже «новую экономику» мерой) индекс этот неуклонно снижался и начал восстанавливаться лишь недавно. В марте он равнялся 117 пунктам, в феврале - 109,2 пункта. Для сравнения: в прошлом сентябре значение индекса составляло 142,5 пункта.

К тому же нужно отметить, что простые смертные, которые, как говорилось выше, тоже активно приобретали акции высокотехнологичных фирм, болезненно восприняли падение котировок IT-компаний. И если раньше многие считали, что могут позволить себе доро гие приобретения (ведь за спиной маячил солидный капитал в виде недешевых ценных бумаг 1), то катастрофическое (в несколько раз) падение стоимости этих акций заметно охладило покупательский пыл. В прошлом году, впервые с 1945 года, снизился средний уровень благосостояния американских семей.

Подытоживая, можно сказать, что сегодня ни корпоративные покупатели, ни домашние пользователи не горят желанием совершать «технократические покупки». Впрочем, их пассивность довольно относительная - речь опять же не идет об абсолютном уменьшении объемов продаж 2, а лишь о замедлении темпов роста.

Всем миром по миру пойдем?

Перед тем как улучшиться, ситуация ухудшается. Кто сказал, что она улучшится?!
Комментарий Эрмана к теореме Гинзберга

Америка сегодня стоит на пороге рецессии, то есть ситуации, когда валовый внутренний продукт (ВВП) сокращается. И даже если США удастся избежать состояния, формально определяемого как рецессия, вряд ли кто-то будет отрицать, что экономика страны сегодня находится не в лучшей форме.

Если в прошлом году ФРС постоянно повышала учетную ставку, чтобы контролировать рост экономики, то в этом году приходилось уже трижды снижать ее, чтобы вывести американскую экономику из пике, в которое она упорно пытается уйти.

Однако Америка - не единственная богатая страна, испытывающая сегодня серьезные экономические проблемы. Немногим лучше дела у Японии - второй по значимости технократической державы. Более того, проблемы этих стран дополняют друг друга - ухудшение ситуации в США немедленно аукается в Стране восходящего солнца и наоборот. Между тем на эти страны приходится почти половина - 46%! - мирового производства. И если в прошлом году мировая экономика выросла на 4%, что является самым высоким показателем за последние шестнадцать лет, то в этом году при самом лучшем варианте развития событий ей такие темпы роста не светят. Так, последний отчет Всемирного банка в качестве возможно уровня роста мирового ВВП называет цифру 2,1%, что на 1,3% меньше предыдущего прогноза этой организации. В отношении американской экономики называются, соответственно, цифры 1,2% (сегодняшний прогноз роста ВВП в 2001 году) и 3,2% (прогноз, сделанный в ноябре 2000 года). А ведь в прошлом году экономика США выросла на целых 5%.

О том, что может произойти при худшем варианте, даже думать не хочется, так как экономика очень многих стран напрямую зависит от состояния экономики Японии и особенно США. Так, по данным Morgan Stanley Dean Witter 50% тайваньского экспорта высоких технологий предназначено для американского рынка, такой же показатель и у Южной Кореи, а у Малайзии и того больше - 80%.

Как предполагают аналитики банка, темпы роста американского импорта из Юго-Восточной Азии в этом году уменьшатся в 14 раз, что означает самый крупный коллапс в истории внешней торговли этого региона за последние двадцать лет.

Впрочем, как считает исследовательская компания Merril Lynch, уже в следующем году ситуация может улучшиться - если в этом году правительства и главные финансовые институты ведущих стран примут надлежащие меры по восстановлению здорового экономического климата. Довольно оптимистичен в этом вопросе и Всемирный банк, предполагающий, что США отделаются «малой кровью».

P. S. Компания, которая «арендует высокоскоростную линию в Интернете и предоставляет нескольким миллионам человек бесплатно пользоваться своей базой данных, объем которой всего 30 Мбайт» - это Yahoo! образца 1995 года, ранее известная, как общедоступный каталог Jerry’s Guide to the World Wide Web.

Врезка 1: Наиболее вероятные причины спада в IT-индустрии: гипотезы
Врезка 2: Интернет-компании как исчезнувший рынок сбыта
Врезка 3: Насыщение рынка IT-продукцией
Врезка 4: А что происходит в традиционных отраслях экономики?
Врезка 5: Кризис, отложенный на пятилетие


1 (обратно к тексту) - Ценные бумаги ценны далеко не всегда, к сожалению. Как было наглядно продемонстрировано в последнее время, ценные бумаги некоторых компаний почти ничего не стоят. Интересно, можно ли считать их бесценными?
2 (обратно к тексту) - К сожалению, как последние оценки аналитиков, так и собственные прогнозы крупнейших IT-компаний говорят о том, что уже вполне можно вести речь и о снижении абсолютных объемов продаж. - Р.К.

Наиболее вероятные причины спада в IT-индустрии: гипотезы

  • переоценка стоимости акций технологических компаний привела к резкому разочарованию инвесторов в этом секторе экономики;

  • разорение дот-ком-фирм привело к дискредитации IT-отрасли в целом;

  • разорение дот-ком-фирм и падение котировок IT-предприятий привело к снижению покупательной способности простых американцев;

  • американские компании не хотят сегодня тратиться на технику, так как в экономике США наступает циклический кризис;

  • американские компании не хотят сегодня тратиться на технику, так как закупили ее в достаточном количестве еще год назад, сразу после «разрешения» проблемы Y2K;

  • американские компании не хотят сегодня тратиться на технику, так как не верят в высокую эффективность подобных вложений;

  • американские потребители не хотят сегодня тратиться на технику, опасаясь делать лишние покупки в период экономического кризиса;

  • спад в IT-индустрии обусловлен макроэкономическими проблемами и, в первую очередь, состоянием экономики США и Японии;

  • все дело в положении Марса, управителя первого дома в восьмом, восходящего на фоне Луны в Овне.

Владимир Гуриев
[vguriev@computerra.ru]

    Интернет-компании как исчезнувший рынок сбыта

    Многочисленные Интернет-компании, рождавшиеся, как грибы после дождя, являли собой отличный рынок сбыта для огромного числа товаров и услуг. Их платежеспособность, помноженная на зачастую расточительное поведение менеджеров, дала возможность хорошо заработать другим сферам IT-отрасли. К примеру, мы могли наблюдать рост рынка услуг Интернет-хостинга (ведь Интернет-компании где-то размещали свои сайты). Росли объемы продаж компьютерной техники и число заказов на поставку и наладку коммуникационного оборудования. Расцвели фирмы, предлагающие разработку веб-решений под заказ. Чуть ли не хитом сезона становились компании, предлагающие программное обеспечение для организации электронной торговли. Иными словами, на Интернет-компании довольно долго трудилась вся отрасль IT, повышая тем самым и свое собственное благосостояние.

    С наступлением кризиса к концу 2000 года денежный поток иссяк: где наполовину, где на три четверти, а где и вовсе на 95%. Вспоминается интервью с директором американской фирмы, поставлявшей офисную мебель. По его словам, большая часть заказов поступала именно от Интернет-компаний, въезжающих в новый офис. После обвала многие фирмы, покидая офис, оставляли мебель в качестве платы за аренду. Новый же арендатор, въезжает в офис, зачастую вполне удовлетворяется тем, что ему досталось от прежнего съемщика. Новая мебель оказывается никому не нужна, у всех на уме лишь одно - жесточайшая экономия средств.

    Показательный пример, не так ли? Он говорит о том, что влияние кризиса Интернет-компаний на другие сферы IT и даже не IT-индустрии действительно велико. И, если мы говорим о кризисе всей IT-отрасли, то одной из причин его возникновения справедливо назвать кризис Интернет-компаний.

    Алексей Абсалямов [absaliamov@mail.ru]

    Насыщение рынка IT-продукцией

    Очень важной причиной кризиса IT-отрасли является уменьшение денежных потоков из других отраслей экономики в IT-индустрию. Рынок сам распределяет получаемые извне деньги среди участников IT-рынка, и если общее количество денег уменьшается, то и суммы, приходящиеся «на брата», также уменьшаются. О возможных причинах уменьшения темпов роста спроса на компьютерную и коммуникационную технику написано немало. Винят в этом и слишком быстрый рост производительности ПК, опережающий потребности программного обеспечения (то есть пользователи уже не видят смысла в модернизации компьютеров), и неверную рыночную политику отдельных крупных производителей.

    Безусловно, все эти причины оказывают влияние на динамику продаж, однако основную причину, видимо, стоит искать в другом. Сегодня компьютером дома пользуются 52% американских семей. Эта цифра говорит о многом. За короткое время компьютер стал предметом домашнего обихода и обязательной принадлежностью каждого рабочего места.

    Так, быть может, уже наступило насыщение и период ошеломляющих показателей роста закончился? Отрасль теперь скорее должна демонстрировать стабильность, нежели фантастическое ускорение. И нам придется привыкнуть к обычным в некомпьютерном бизнесе невысоким темпам роста основных показателей и скучнейшим финансовым отчетам, в которых прослеживается скорее сохранение некоего status quo, нежели революционное продвижение вперед.

    Алексей Абсалямов [absaliamov@mail.ru]

    А что происходит в традиционных отраслях экономики?

    Уже значительно более полугода в США наблюдается замедление темпов роста национальной экономики, в том числе и в традиционных отраслях. Последние несколько месяцев наглядно продемонстрировали, что, видимо, скоро можно будет вести речь уже не о замедлении темпов роста, а о вполне реальном спаде, первом за более чем десятилетие процветания. Чаще всего аналитики выделяют три возможных причины надвигающегося спада:

    • высокие цены на энергоносители;

    • обострившаяся конкуренция со странами Европейского Союза и странами Юго-Восточной Азии;

    • нормальная цикличность развития экономики (когда за периодами подъема непременно следует спад), обусловленная экономическими законами.

    Общеэкономическая ситуация в США признается одной из важных причин нынешнего плачевного положения в IT-отрасли.

    Алексей Абсалямов [absaliamov@mail.ru]

    Кризис, отложенный на пятилетие

    К середине 1990-х годов у граждан и компаний США образовались значительные накопления. Эти накопления, являющиеся результатом многолетнего экономического роста, лет 20-30 назад непременно привели бы, согласно экономической теории, к обострению инфляции и «скатыванию» страны в кризис. Однако тогда в США ничего подобного не произошло. Выручила американскую экономику IT-отрасль, бурное развитие которой пришлось именно на этот период. Огромные денежные массы накоплений «ушли» в 1996-2000 годах не на потребление, а на фондовый рынок и вызвали увеличение спроса прежде всего на акции высокотехнологичных компаний. Рост их котировок в определенные месяцы просто завораживал. А на пике роста, в 1999 году, рост индекса NASDAQ (фондовой торговой площадки для технологических компаний) составил 81%. Богатели буквально все участники рынка, поскольку общий тренд был на повышение (то есть росли в цене практически все акции IT-компаний). В конце концов рынок лопнул - все-таки бесплатный сыр бывает только в мышеловке, - и экономика оказалась на грани кризиса, который должен был случиться еще пять лет назад.

    Кстати, интересно, а почему объектом массовых инвестиций стали именно высокотехнологичные компании? Можно долго говорить о значении информационных технологий, но на самом деле на месте IT могло быть все, что угодно. Вернее сказать, компании любой популярной на тот момент отрасли. Сегодня много говорится о великом будущем биотехнологий. Кто знает, быть может, через пять-десять лет то, что произошло с IT-рынком, повторится и с биотехнологическими компаниями. Или же инвесторы все-таки сумеют извлечь урок?

    Алексей Абсалямов [absaliamov@mail.ru]

    © ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
    При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.