Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Больше плохого, чем хорошего

Архив
автор : Евгений Козловский   17.04.2001

Интервью со Станисловом Лемом.

Можем ли мы говорить по-русски?

- Можем. Но, откровенно говоря, я даже польскую компьютерную терминологию не совсем хорошо знаю, потому что она пока только начинает существование. 90 процентов того, что я читаю, - читаю на английском. В последние месяцы у меня и «Science», и «Nature», и «New Scientist» и бог знает что. Я слишком перегружен не только статьями о работе компьютеров, но и вообще… там ведь всё, все научные новшества. А что касается компьютеров, - очень нелегко предсказать, что будет. Есть такие… обещания… теоретические возможности квантовых компьютеров… но это пока только грёзы. Потому что, как известно, всё это основано на суперпозиции, и избежать декогеренции - это огромный, сложный вопрос. Сегодня если удается передать один, два, три кубита - уже и это становится событием… А пока мы практически дошли только до того, что называется молетроникой: до молекулярных компьютеров, где логические элементы состоят из единственных молекул, - но и это довольно сложно. Пока и тут тоже больше надежд и обещаний, чем реальной продукции: производства пока совсем нет. И опять: вопрос в том, чтобы иметь хороший input и хороший output…

В последних номерах «Science» я читал, что жесткие диски будут заменены специальным видом бумаги, которую можно будет просто класть в карман, - но и это тоже обещание: только-только идут первые испытания. Таким образом, существуют, как говорят, огромные горизонты, но неизвестно, как всё это в конце концов будет выглядеть.

Мне кажется, что решающей силой тут будет капитал. Если та или иная новая продукция принесет большие деньги, скажем, японцам или американцам, - начнут на всю железку нажимать и делать именно это. Но предсказать, что именно это - невозможно. Теперь уже есть генетические программы… Словом, одной жизни не хватит человеку, если б он даже только этим занимался… А я, кроме компьютеров, занимаюсь космологией, ксенобиологией. Последним достижением, произведшим на меня сильное впечатление, было прочтение человеческого генома. Никто еще не знает, что из этого выйдет хорошего и что плохого… Кажется, будет больше плохого, чем хорошего. С новой технологией так обыкновенно бывает.

Вот теперь, там, в другой комнате, сидит мой секретарь. У него компьютер, модем, ксерокс… всё, что надо. Он фильтрует для меня информацию, потому что ее - огромное количество. И каждые полтора года - новый компьютер, новый процессор, новые то да сё. Мне кажется, что эти фирмы из Silicon Valley, - все они чего-то ожидают… мне кажется, что сейчас у них момент некоторого расслабления. То есть появляются новые процессоры, память, прочее, - но прогресс компьютерного развития в новом темпе не идет.

Перед тем как к вам приехать, я перечитал «Сумму технологии». Эта книга в свое время произвела на меня очень сильное впечатление и очень многое сформировала и во мне, и в моих сотрудниках, и в наших читателях. И знаете, что получилось? Что если взять наш журнал за последние, скажем, три года - половина тем номера, cover story, в очень большой степени, иногда - до полного совпадения, - заголовки из вашей «Суммы технологии». То есть до сегодняшнего дня мы продолжаем рассматривать, развивать ваши темы.

- Я понимаю. Я тоже продолжаю их рассматривать. Для журнала «PC Magazine po polsku» я писал эссе, из которых получилось уже две книги: «Китайская комната» и «Мегабитовая бомба» 1. Это пока переводится в Германии…

…это переводится и у нас: в Белоруссии - на русский язык - и лежит в Интернете.

- О том, что творится в Белоруссии, мне даже неловко говорить, потому что моих книг, которые там переведены, мне не прислали, ни о каких гонорарах - никакого разговора, и даже никаких договоров нету. Ничего! Что касается Украины, - есть такое направление польской политики: немножко поддерживать Украину. Они приехали ко мне и говорят: денег у нас нет, разрешите печатать ваши труды. Я говорю: хорошо; только присылайте мне по крайней мере одну книжку. И ничего! Ни грошей, ни книжки. Я даже не знаю, что там творится с моими книгами.

Неприятно.

(Смеется). - Это нормально…

Тогда вопрос к слову. Сейчас бурно обсуждается вопрос копирайта. На музыку. На тексты. На программы. У нас есть точка зрения: поскольку цифровая информация легко копируется, уберечь ее невозможно. Поэтому творцы не должны держаться за информацию и пытаться ее продать, а - зарабатывать деньги какими-то сопутствующими способами.

- Чтобы тетя деньги давала?

Нет. Не чтоб тетя давала, а чтобы, скажем, вы давали автограф за тысячу долларов. На книге, которая бесплатно скачана из Сети и отпечатана дома.

- Всё бывает по-разному. В Польше такой рынок фактически уже существует, но пока никто не платит… Совсем другое положение в Германии. Там большие части «Мегабитовой бомбы» переведены на немецкий язык, и я регулярно получаю хорошие гонорары. Но не существует пока возможности что-то сделать в области моих прав в Белоруссии или на Украине. Совсем не существует. Когда я подписывал одну мою книжку где-то в Кракове 2, ко мне подошел белорус и показал белорусский «Солярис». Я удивился. А он говорит: это не единственный случай издания. Серия про Пиркса тоже была издана. И еще… Я говорю: кто? - «Мастацкая литаратура». Мой секретарь говорит: это не следует так оставлять! Надо, чтобы польское посольство в Минске обратилось к издателю. А издатель ответил, что он еще не был директором в то время, когда были изданы и одна, и другая, и третья книги. Я говорю: ну хорошо, я не хочу никаких денег, но по крайней мере пришлите мне книжки. - Ну конечно, конечно! И ничего не прислал! Ну и что ж делать? Похоже, я с этим должен примириться… Это, правда, не касается русских издательств. «Новый мир» напечатал кусок «Мегабитовой бомбы» и заплатили мне сто долларов. Деньги небольшие, - а все-таки они уважают авторские права. Это выглядит по-другому.

Вот я сегодня получил турецкое издание. А вчера - немецкое. И еще - какие-то совсем экзотические, уже не помню…

Если бы сегодня вы стали переиздавать «Сумму технологии» - ничего не дополняя, не переписывая, - вы бы убрали какие-то главы?

- Нет. Я сделал другое. Я написал несколько книг, в которых хотел проследить, как предсказанное мною будущее действительно выглядит на сегодняшний день…

И вы не нашли никаких принципиальных ошибок в «Сумме технологии»?

- Ну конечно, нашел. Во-первых, мне тогда казалось, что есть некоторый шанс коммуникаций с разумными цивилизациями. В то время Иосиф Шкловский совместно с Карлом Саганом и другими американцами организовали семинар… Тогда казалось, что контакт с космическим разумом - вопрос нескольких лет. Я, правда, в этом сомневался, но считал, что контакт все-таки возможен. А теперь я в этом вопросе скептик.

То есть сейчас вам кажется, что такой контакт вообще невозможен? Или невозможен только в ближайшее время?

- Я бы сказал так: жизнь - явление не совсем необыкновенное во Вселённой 3, только наш технологический уровень развития, вероятно, очень редок.

А что же там тогда? Другие пути развития?

- Жизнь существует на Земле почти четыре миллиарда лет, а техногенная цивилизация, техносфера - триста лет, ну - четыреста. Таким образом, мне кажется, что вероятность контакта очень небольшая. Знаю я про все эти SETI, у меня есть литература по вопросу, но я ее оставил на полке. Человек не может заниматься всем, это просто невозможно…

И какие еще разочарования кроме этого?

- Это, конечно, главное.

Вы думаете, что другие цивилизации пошли совсем по другому пути?

- Мне кажется так: разум - редчайшее явление во Вселённой. А если к тому же он не хочет заниматься коммуникациями на звездных дистанциях, - как же с ним разговаривать?

Но поскольку звезд бесконечное множество и вечность тоже неограниченна, по теории вероятности должны же быть и желающие коммуникаций цивилизации, - вы сами писали об этом в «Сумме технологии».

- Я держусь все же скептической точки зрения, потому что уже больше тридцати лет миновало с той американской конференции, - и ничего, абсолютно ничего не было найдено. Вы знаете, Земля ведь была несколько раз ударена огромными астероидами. Получался ужасный зооцид. Первый удар был на стыке перма и триаса, двести пятьдесят миллионов лет назад, тогда почти восемьдесят пять процентов всего живого исчезло. Трилобиты и так далее. А другой раз, когда пришел конец динозаврам… это очень известно, потому что был американский фильм «Jurassic park»… это около шестидесяти пяти миллионов лет назад. Это значит, что, если бы даже существовали какие-то населенные планеты, вероятность их попадания в такую катастрофу очень велика.

Потом так: ну, скажем, где-то, может быть, есть какая-то цивилизация. На отдалении в десять тысяч световых лет. Так что, мы будем ждать десять тысяч лет ответы на наши вопросы? И кто же будет жить в то время? Будет ли тогда кто-нибудь на Земле заниматься этой проблемой? Таким образом, мне кажется - лично мне, - что вероятность другого разума во Вселённой невелика. Самые простые организмы возникают. Более сложные - возникают. А вот чтобы еще какие-то гоминиды, приматы - это очень большая редкость.

А второе, во что я потерял веру, - это искусственный интеллект 4. Я знаю, как выглядит это развитие. Есть много работ на эту тему. Но когда я читал самую последнюю книжку «Emotion Brain» 5 американца Джозефа Леду (Joseph LeDoux), - знаете, я удивился, в какой степени наши знания о человеческом мозге, об эмоциональном факторе его работы еще недостаточны. То, что мы знаем хуже всего, - это как раз человеческий мозг. Интеллект необходимо основан на эмоциях. Всякий, кто имеет собаку, это знает, и не надо мне никаких ученых, психологов из Америки, чтобы понимать, что эта основа уже существовала, когда на нее очень медленно стала наслаиваться возможность человеческой речи. Известный тест Тьюринга недостаточен, чтобы точно определить: разговариваем мы с машиной или с человеком. Возьмите кухарку. Она будет уверена, что говорит с человеком. А кто-нибудь более образованный - уверен не будет.

Пан Станислав, Фома, видимо, написал «Summa theologiae» как фундаментальное исследование в поддержку весьма прикладной «Summa contra gentiles». Предполагалась ли к «Summa technologiae» какая-нибудь «Summa contra…», и если да, то а) против кого именно, и б) почему мы ее не увидели? 6

- Я же не читал никогда Аквината! Я взял только название, по слуху. «Summa technologiae» - это одно… я атеист… я совсем не занимаюсь теологией… а взял это название, потому что мне казалось, что технология - это движущая сила будущего. И она принесет столько хорошего, сколько и плохого.

Вам и сейчас так кажется?

- Знаете… в самое последнее время… вот, вчера… я читал, как и каждый день, американскую прессу. Так вот, в Silicon Valley один из ведущих специалистов-практиков 7 организовал конференцию, на которой обратился к ученым всего мира, чтобы они прекратили дальнейшее продвижение науки. Потому что ее развитие приведет к гибели человечества. Таково его мнение. Но практически прекратить развитие науки невозможно, потому что если б даже американцы и перестали развивать науку и технологии, то ни русские, ни японцы к ним не присоединились бы. Его точка зрения понятна: есть чувство, что мы делали слишком много плохого. Теперь уже говорят, что население земного шара удвоится через семьдесят-восемьдесят лет. У вас в России, как и в Польше, рост населения - величина отрицательная, людей становится все меньше. А вот Китай, третий мир…

[i39240]


1 (обратно к тексту) - См. статью В. Язневича «Неизвестный Станислав Лем», стр. 38.
2 (обратно к тексту) - Речь идет о встрече с читателями - презентации книги «Мегабитовая бомба» в одном краковском книжном магазине 05.06.1999 г. Белорус, о котором речь ниже - это как раз один из авторов этой темы и переводчик Лема Виктор Язневич.
3 (обратно к тексту) - Пан Лем произносит слово «Вселённая» через «ё». У меня сложилось впечатление, что это не пробел в знании русского языка, а намеренное, авторское произнесение. Смысловое.
4 (обратно к тексту) - Пан Станислав, когда говорит про искусственный интеллект, называет его «искусственная интеллигенция». Мне это показалось - в контексте нашей жизни - ужасно забавным.
5 (обратно к тексту) - «Эмоциональный мозг»
6 (обратно к тексту) - Предложен Максимом Отставновым.
7 (обратно к тексту) - Лем имеет в виду Билла Джоя. См. колонки Игоря Гордиенко «Эсхатология по Джою», «КТ» #340 от 28.03.00, и «Две стороны монеты», «КТ» #385 от 27.02.01.

Пан Станислав, у вас в одном из первых романов, по-моему - в «Возвращении со звезд», в 2003 году коммунизм победил на всей планете, последний капиталист исчез. Это вы для цензуры так написали или у вас в глубине души все же была такая надежда? 8

- Нет, не было. Не совсем. Это называется красная утопия. После войны, после всех этих переживаний, мне хотелось, чтобы как-то всё… утихомирилось. Чтобы настали всеобщие мир и счастье. Но теперь-то я понимаю, что нельзя руководствоваться эдакими хорошими пожеланиями, - мол, если мне хочется, то так оно и будет. Знаете, мне лично очень неприятно, что есть этот самый… Гарри Поттер 9. Уже тридцать миллионов книг этого дурацкого Гарри Поттера продали. Молодежь удирает от этого пересыщенного техносферой мира. Молодым хочется колдовства, магии, Вольдеморта. У вас тоже есть этот самый Гарри Поттер, в России?

Есть.

- И тоже, наверное, огромные тиражи?

Конечно. Пан Станислав, может, популярность Гарри Поттера как раз и есть сигнал для какого-то поворота, сигнал опасности?

- Простите, но пока колдовство существует лишь в таких книжках. Это называется эскапизм.

Но с чего-то он появляется! Последние тридцать лет ведь не было эскапизма, техногенная цивилизация молодежи нравилась, нравились новые, все более мощные компьютеры, нравилось, что летают на Луну, - а сейчас вдруг захотелось уйти.

- Потому что давление техносферы, всей этой продукции - очень велико. И если это сигнал - то сигнал только того, что детям не очень нравится наш мир. И они хотят другого. С волшебниками. Но, к сожалению, это не очень реально 10.

Вы в последнее время часто пишете про давление глупости: по телевидению, в Интернете. Но ведь каждый человек все же волен выбирать, что ему потреблять. И не исключено, что во все времена большая часть людей верила ведьмам, знахарям, шарлатанам-аптекарям… То есть, может, так устроено человечество? Может, тот, кто умен, - он и Интернет использует как электричество, как телефон? Или вы считаете, что в Интернете есть какая-то особая опасность?

- 95 процентов всей информации в Интернете - это хлам!

Но ведь так было всегда! И в старых книгах так было. И тридцать три года назад «Сумму технологии» купить в России, в Омске, было невозможно, а от хлама прилавки ломились! Может, дело все же в людях, а не в средствах?

- Да, конечно. Но если ко всему этому есть свобода - начинается насилие, порнография… Я считаю, что огромное количество людей занимается в Сети ну просто… проституцией. И так далее, и так далее… Знаете, должен вам сказать, что польского телевидения я вообще никогда не смотрю. Никогда! Стопроцентно! У меня есть сорок программ всей Европы, а также CNN из Америки… Спутниковая тарелка… И ничего смотреть там нельзя. Я просто перестал. Иногда только последние известия, а так - не смотрю. Потому что там только массовая культура. Если у вас есть, скажем, двадцать книг и из этих двадцати книг одна - хорошая, - вы ее найдете. А если из двадцати тысяч книг - двадцать хороших, - добраться до них становится очень нелегко. Вот я хожу по книжным магазинам, смотрю, смотрю… Всё прекрасно теперь издается, всё очень прелестно. А возвращаюсь домой обычно с пустыми руками. Нет хороших книг. Фактографической литературы тоже очень мало. Но, как я уже сказал, - у меня огромная нагрузка по чтению узко научной литературы. Вот уже несколько лет как я вернулся из моей частной эмиграции, - из Вены, из Германии, - я ничего не пишу. Не пишу потому, что мне кажется это излишним.

А какое устройство общества вы бы видели в идеале?

- Не существует никакого идеального устройства для реальных людей. Ведь у нас есть такая ностальгия по временам Польской Народной республики. А в России - по СССР.

Вам кажется, что то устройство более приспособлено к реальным людям?

- Не могу так сказать. Знаете, были огромные жертвы.

Но без них ничего бы не получилось!

- Но с моральной точки зрения даже неприлично говорить, что было лучше, чем теперь. Мне тогда было хорошо. Но мне и теперь неплохо. Единственное, что изменилось: я стал стар, мне идет восьмидесятый год. А кроме того, я очень удивляюсь, что дожил до такого времени: люди уже побывали на Луне, используется атомная энергия, идет очень быстрый прогресс компьютеризации и дигитализации. Я видел вчера… первый раз… У моего сына маленькая дочка, и они купили себе дигитальный фотоаппарат… Оказывается, с него получаются совершенно замечательные снимки. Но я лично в этом уже не участвую. С меня хватит. Большое спасибо. У меня старая автомашина, «Мерседес», она у меня двадцать лет, проехал более ста пяти тысяч километров, - и езжу… мне не надо другой. Молодежь раньше писала стихи и опять пишет стихи. Вроде как будто не было второй мировой войны, перемены всего общественного строя. Единственная разница: теперь легко издавать всякую чепуху, всякую глупость, - и всё!

И вы до сих пор пишете на машинке?

- Да, это старая немецкая машинка. Я написал на ней около тридцати книг. Но сейчас не пишу, нет. Только диктую моему секретарю.

Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к «Феномену человека» 11 Тейяра де Шардена?

- Этого теолога? Нет, я никогда не читаю теологов.

А к Гумилеву, Льву Николаевичу? «Этногенез и биосфера земли» 12? Вы читали?

- Нет, нет. Я читаю Бертрана Рассела, Вильгельма Штайна, Поппера. Кроме того, я прошу вас иметь в виду, что в сутках всего четырнадцать часов, которые можно посвятить чтению. Но кроме чтения, человек должен жить. Уделять внимание знакомым… Была недавно конференция, немецко-польская, посвященная всему моему творчеству, а теперь будет в Праге. И я даже на нее не поехал. Могу я сидеть и не слушать ничего, - потому что я глух? И это большое счастье.

А не видели ли вы случайно «Кин-дза-дза»? Это фильм одного нашего крупного режиссера, Данелии, о кризисе техногенной цивилизации. О планете, на которой ужасные отношения между людьми, но зато всё летает, перемещается, трансплантируется…

- Нет! Я никаких картин не смотрю.

Вы написали «Диалоги», «Сумму технологии» - и одновременно «Солярис», «Возвращение со звезд», Пиркса, «Звездные дневники Ийона Тихого»… Вы что, своей беллетристикой, фантастикой хотели просто продемонстрировать, разжевать собственные идеи? Или художественные вещи сами по себе зарождались в вас, требовали воплощения? Вы больше ощущали себя философом или беллетристом? Рассказчиком или мыслителем?

- Думаю, все-таки мыслителем. Дело в том, что меня интересует действительный путь будущей цивилизации человечества, а не то, что можно себе… эдак сказочно… нафантазировать. Я не люблю то, что американцы называют fantasy, а только твердую science fiction. Я и твердую science fiction их не читаю теперь, потому что времени нет.

Но вы ведь писали в числе прочего и фантазии, и бурлески, хулиганили…

- Я написал сорок томов и сказал потом: «Хватит с меня!»

На ваш взгляд: какова самая сильная опасность для цивилизации сегодня?

- Мне кажется, что опасностей много. Во-первых - эти самые капиталисты, которые стали давать скоту костную муку. Вы знаете, что творилось? - ужасно! Олени должны кушать траву, а не то, что остается после мертвых животных. Потом есть теперь… в Англии, кажется… эта самая… даже не знаю, как сказать по-русски… прыщица!

Ящур?

- Вот-вот! И потом этот дурак, простите, Буш - придумал себе этот самый антиракетный план. Это идиотство! Я читал: большое количество ученых обращались к нему в последнее время, чтобы он это идиотство отбросил, - нет! он знает лучше! Это такая династическая история, потому что его отец, президент, тоже делал сплошные глупости.

Но антиракетный план - это безвредно!

- Нет! Дураки - это очень вредно!

Цитатник


8 (обратно к тексту) - Вопрос Александра Филонова.
9
(обратно к тексту) - См. колонку Леонида Левковича-Маслюка «Гарри Поттер - это Дядя Федор сегодня, или эскапизм в квадрате», «КТ» #357 от 22.08.00.
10 (обратно к тексту) - Не могу удержаться от того, чтобы привести абзац из «Путешествия третьего, или Вероятностных драконов» «Кибериады» Станислава Лема: «Как известно, драконов не существует. Эта примитивная констатация может удовлетворить лишь ум простака, но отнюдь не ученого, поскольку Высшая Школа Небытия тем, что существует, вообще не занимается; банальность бытия установлена слишком давно и не заслуживает более ни единого словечка. Тут-то гениальный Цереброн, атаковав проблему методами точных наук, установил, что имеется три типа драконов: нулевые, мнимые и отрицательные. Все они, как было сказано, не существуют, однако каждый тип - на свой особый манер. Мнимые и нулевые драконы, называемые на профессиональном языке мнимоконами и нульконами, не существуют значительно менее интересным способом, чем отрицательные». (Пер. Ф. Широкова).
11 (обратно к тексту) - Книга, которая произвела на меня впечатление и оказала воздействие, подобные впечатлению и воздействию «Суммы технологии».
12 (обратно к тексту) - См. предыдущее примеч.

Цитатник

…Поэтому также не следует всерьез принимать рекламу, обещающую «создание виртуальности» посредством «интерактивного телевидения» или «интернетовской сети». Обещать могут, но предоставят фактически суррогат «худшего качества», который не осуждаю за само то «худшее качество», потому что «машина епископа Беркли» угрожает нам «приведением в движение» миров, из которых погруженный в них может не найти выхода. А если и найдет, то уже никогда не получит стопроцентной уверенности, что освободился от власти «машины», потому как при «обмане» всех чувств человек становится совершенно беспомощным невольником фикции.

«Размышления над сетью».
PC Magazine po Polsku, №11/1996

…В последнее время американские журналисты, по крайней мере наиболее впечатлительные, начали с некоторым отвращением писать о новом виде рекламы, появление которого можно наблюдать на их телевидении. Можно, например, увидеть Фреда Астора (Fred Astaire), танцующего с новейшей моделью пылесоса, или Джона Уэйна (John Wayne), пробующего новейший сорт пива. И то, и другое удивительно тем, что оба персонажа уже не живут и что по заказу мультипликаторы-программисты воскрешают покойников. Возмущенный Рассел Бейкер (Russel Baker) написал в «International Herald Tribune», что теперь можно ожидать пожара Москвы 1812 года и Наполеона Бонапарта (Napoleon Bonaparte), утверждающего, что если бы в то время применили огнетушители такой-то фирмы, то Москва бы не сгорела.

Такое неприятное начало будет непременно иметь еще более горькое продолжение - ничто не мешает тому, по крайней мере в США, чтобы появилась, допустим, какая-нибудь Мэрилин Монро (Marilyn Monroe) в непристойнейших отношениях, например, с гориллой. Этому ничто не мешает, так как действует принцип nullum crimen sine lege, т. е. если поступок не подлежит уголовному наказанию, то можно повеселиться до отказа. Почему-то пока никакому юристу не пришла в голову мысль, чтобы воскрешение умерших лиц, заслуживающих или не заслуживающих почтения, было запрещено, а осуществление его уголовно преследовалось?

«Проблемы с фантоматикой».
PC Magazine po Polsku, №4/1997

…Очень кратко, но с определенной долей сарказма, можно утверждать, что в настоящее время СВЯЗЬ есть всё, а РАЗУМ - ничто. Различные специалисты по сетям упражняются в вычислении количества битов и скорости их передачи в мировом масштабе. Как это обычно бывает с крупными технологическими инновациями, вначале все выглядит солнечно, а затем на этом солнце появляются пятна. <…>

Неизбежным является появление противников Интернета, которые необязательно и не всегда являются просто реакционерами. Наверное, можно быть счастливым и без компьютера, лучший довод - то, что я написал несколько десятков книг на обычной механической пишущей машинке, без какой-либо электронной помощи. Английский драматург Джон Осборн (John Osborn) заявил: «Компьютер является логическим продолжением развития человека: интеллект без морали». Правдой является то, что компьютеры ничего о моральности не знают, так как, ничего не понимая, они не могут быть признаны объектами, подпадающими под моральные кодексы. Добавим, наконец, слова Брижитт Бардо (Brigitte Bardote), которая сказала: «Несимпатично в компьютерах то, что способны они сказать только «да» или «нет», но не способны сказать «может быть». Однако время бежит неумолимо, и момент, когда слова госпожи Бардо имели еще некий привкус толкового афоризма, уже прошел. Компьютеры, управляемые операционными системами, основанными на отношении правдоподобия, уже существуют, но компьютер, который мог бы своего пользователя потчевать исключительно вероятностными решениями, мало кого осчастливит.

«Digitalitis».
PC Magazine po polsku, №5/1998

…Сеть дала людям, чье отношение к порядочности является скорее прохладным, очередной большой шанс. Слава Богу, что борьба США и СССР закончилась (хотя и не на 100 процентов). Однако не так однозначно обстоит дело с предсказаниями Фрэнсиса Фукуямы (Francis Fukuyama), который уверял, что, поскольку рыночный капитализм и демократия победили, то уже будет всегда одно и то же, то есть скучно. Все не так просто: я убежден, что СКУЧНО не будет НИКОГДА.

«Прогрессия зла».
РС Magazine po polsku, № 4/1998

…Чем точнее мы узнаем специфику функциональной ориентации модулей мозга, тем с большим удивлением узнаем, как, с точки зрения инженерной экономии, хаотично устроен мозг, хотя мы при осознании самих себя не отдаем себе в этом отчета. Сегодня нам кажется, что отдельные модули, функционально похожие на модули мозга, мы уже сможем конструировать. Обычно это псевдонейронные сети различной сложности. Вместе с тем мы еще не умеем ни создать их в достаточном количестве, ни соединить их таким образом, чтобы созданное произведение смогло имитировать сознание. Следовательно, прямой дороги от бездумного автомата к сознательно мыслящей машине нет.

«Душа в машине».
PC Magazine po polsku, №9/1998

…Я уже много раз утверждал, что из становящейся сегодня глобальной сети связи вместе с ее узлами-компьютерами никогда ни одна искра Божия, как след разумного, понимающего сознания, не появится…

«Душа из машины».
PC Magazine po polsku, №3/1998

…Всё несчастье компьютеров в том, что им «абсолютно всё равно». Все компьютеры того американского космического «Шаттла», разрушенного взрывом после старта (о нем есть книга Ричарда Фейнмана [Richard Feynman], уже и на польском языке), в то время, когда корпус со всем экипажем падал в океан, ничего не знали, не понимали и не думали, и в те же последние секунды, как известно, астронавты готовились к смерти с чувствами, сопровождающими падение.

«Emotional Quotient».
PC Magazine po polsku, №9/1997

…Дело в том, что, как я и предполагал, при всей своей глобальной вместимости Интернет подвержен неизбежному засорению и закупориванию информационными отходами, так как людей, желающих отозваться в мировом масштабе, в сети несравненно больше, чем людей, у которых есть хоть что-то разумное для сообщения. Информационные завалы затрудняют передачу существенной и важной информации, так что сейчас научно-исследовательские центры (например, университетские) конструируют соединения Интернета, которые бы позволили вести быструю и качественную связь вне океанов глупостей. Я предполагаю, что под таким натиском начнет также функционировать настоящий инкубатор сетей, в которых будут присутствовать только отправители и адресаты банковско-коммерческого типа. Вместе с тем всем таким созданиям высшего уровня будут угрожать вторжения различных хакеров или подобных им, всегда стремящихся быть там, куда им нельзя входить. Таким образом, начнется построение лабиринтоподобного информационного молоха, которого в таком виде уже никто не захочет, но который будет все более и более усложняться и умножаться, ибо, как оказалось и как уже было известно раньше, надежных способов защиты информационных сетей и соединений от нежелательного вторжения нет. Но так как целостность всех этих объектов будет зависеть от изобретательности различных шифровальщиков и дешифровальщиков и будет представлять собой типичный, перемещенный в сферу коммуникации образ атак, контратак и защиты, то есть деятельности, к которой уже испокон веков (хотя и на многих других полях) питают пристрастие люди, я на эту территорию входить не собираюсь…

«Информационные встряски».
PC Magazine po polsku, №8/1998

…Я не хотел вдаваться в будущую греховную распущенность человеческого рода еще и потому, что обилие распущенности присутствует уже сейчас и размножение ее в области литературы, которая называется «художественной», я посчитал отвратительным.

«Игры в Интернете».
PC Magazine po polsku, №10/1996

…Сегодня мы переживаем начавшееся несколько лет тому назад потрясающее явление, которое Томас Кун (Thomas Kuhn) называл изменением парадигмы в науке, но которое еще до него поляк Людвик Флек (Ludwik Fleck) описывал как «укрепление познавательных нововведений в их обращении между экспертами» (ни концепция Куна, ни новаторская мысль Флека не дают выразительного описания того, что происходит, когда изменение основ, изменение способа наблюдения фундамента мега- и микромира подвергаются диаметральному изменению). У нас, однако, нет лучшего описания такого сотрясения в науке.

«Перехват власти».
PC Magazine po polsku, №6/1998

I. «Светлое будущее, или Выкрасить и выбросить». Речь идет о реализации таких проектов, которые объединенное человечество для всеобщего блага могло бы претворить в действительность. Но так как, однако, о каком-либо объединении разбитого на нации, de facto ненавидящие друг друга по признакам веры, традиций, цвета кожи и т. д., нет и разговора, поэтому эти проекты останутся лишь на бумаге…

VII. «Почему не все женщины красивы?». Это эволюционистическое исследование, объективное, раскрывающее таинства естественного сексуального отбора, которые составляют случайные libido, действия в спешке и всеобщая неразборчивость в половых связях, с учетом новейших направлений и тенденций в унижающей нас биологии.

«Книги, которые не напишу».
Оdra, №2/1996 (как фрагмент фельетона «Сильвические размышления XLIII»)

…Мы живем в эпоху всеобщей специализации. Здесь мне хотелось бы ограничиться отдельной темой развития электроники. Сначала признаюсь, что я никогда не предвидел распространяющейся моды на мертвые, но подвижные и даже наделенные голосом существа, которые с каждым разом становятся все более распространенными заменителями домашних животных. Они имеют различные встроенные датчики, могут передвигаться, и единственной вещью, которую я не в силах понять, является покупательский спрос на этих псевдоживотных, так как они, по-моему, годятся только в качестве игрушек для детей. Тем временем в рекламе я читаю, что эти псевдособачки или кошечки или пластиковые имитации коал якобы приносят своим взрослым владельцам много приятных минут. Эти псевдоживотные, питающиеся электрическим током, представляют собой пример многочисленных новых созданий, выброшенных на рынок согласно тому принципу, что недостаточно удовлетворять потребности, надо их еще и создавать. Мне кажется, что эти пластиковые создания должны некоторым образом представлять собой предзнаменование (или прелюдию) будто бы неотвратимо наступающего времени, в котором появятся роботы.

«Роботехника».
Впервые опубликовано в книге «Мгновение», 2000 г.

…Я должен заметить, однако, что никакая максимализация скорости вычислений и никакое увеличение объема памяти при сохранении принципов hardware и software никогда не приведет к появлению хотя бы искры интеллектуальной независимости, каковую мы признаем за зачатки «искусственного интеллекта». Следует хорошо себе уяснить, что все названные, состоявшиеся и предполагаемые рекорды и достижения в информатике позволят полчищам минимикрокомпьютерных процессоров автоматизировать, механизировать, облегчить нам жизнь, но на дороге таких достижений никакой искусственный интеллект появиться не в состоянии.

«Борьба в сети».
PC Magazine po polsku, №12/1997

…Я долго сопротивлялся собственной компьютеризации. Когда появился компьютер, нужно уже было оснастить его печатающим устройством. Компьютер потребовал установки модема. Факс появился рядом, как-то по необходимости и мимоходом. Это, собственно, и есть дорога, с которой нет возврата. Начало невинно и приносит с собой новые удобства. Продолжение не является входом в ад, но если ад существует, то он наверняка компьютеризован.

«Дорога без возврата».
PC Magazine po Polsku, №10/1998

…Искренне наивным хвастовством являются всё более часто читаемые заявления, что уже скоро будет построен кот-робот и что от кота-робота до разумного робота дорога будет не страшно далекой. Это неправда. Роботизированный кот будет наверняка мурлыкать, но из мышей, которых он не поймает, никто паштета не изготовит. Наша современность удивительно влюблена во всякую дешевую серость и лишь бы какое искусство, например, упаковывание кафедр или башен и мостов в бумагу. Если можно ВСЁ представить как искусство, то искусство уже нигде нельзя будет найти…

ХХI век будет иным, чем его многочисленные сейчас предвидения, украшенные жемчужинами удивительных идей. Возможно, он будет более жестоким по сравнению с нашим кровавым столетием. То, что изначально глобально, плохо подлежит предсказаниям (как распад СССР, триумф биотехники или объединение в сеть всей связи мира). Может быть, мир действительно не имеет края, но мы сами пропасть, а поэтому край создадим.

«Мегабитовая бомба».
Издательство «Wydawnictwo Literackie», Краков, 1999

…Никакой «этикосферы» при господстве Билла Гейтса и его империи (Microsoft), конечно, нет. Это сказки, это пустая фантазия.

«Компьютерная опека».
PC Magazine po Polsku, №11/1997

…В настоящее время устройствам передачи данных не хватает автоконтроля. Модемам все равно, что они передают на весь сетевой мир: или изображения святых, или изображения голых задов, или формулы производства взрывчатых веществ. Им все равно, и от этого сейчас мы страдаем, так как люди имеют неприятную привычку пробовать фрукты, заказанные исключительно из-за их необычности, либо вредные, даже убийственные. Но прошу взвесить: если возникнет в сетях блуждающий «искусственный интеллект», то тем самым появится способность фильтрования, сдерживания, отсева и уничтожения информации, так как интеллектуальность, которая с разумностью единокровны, может и даже обязана быть также способной к введению цензуры для установления преград прохождению определенного типа информации. При этом окажется, что есть много различных интеллектов, и тем самым разные государства, разные режимы, разные веры, разные миропонимания, разные точки зрения начнут пользоваться способностью «нейтрализации или уничтожения» такой информации, на которую наложено табу, поступления или доступности которой для тех или иных адресатов не желают.

«Artificial servility - язык моделирования виртуальной реальности».
PC Magazine Po Polsku, №1/1997

…В интервью еженедельнику «Der Spiegel» по вопросу антиматерии (сразу же после ее синтеза) я сказал, что антиматерии опасаюсь меньше, чем Интернета. Мне это показалось очевидным, так как вероятность натолкнуться на биологически вредное количество антиматерии практически равно нулю. Невозможно, однако, признать такую электронную сеть, которую представляет собой Интернет в теперешней фазе младенчества, также нейтральной технологией…

Явление Интернета напоминает известный нам из Библии потоп, или избыток воды, в котором можно со всем нажитым утонуть, если не сможем во имя спасения, как Ной, построить для себя Ковчег. Но как должен выглядеть «Ноев Ковчег Интернета» - легко сказать, но сложно такую идею реализовать. Для этого нужны нам не бездумные сети, не тысячекратное количество телефонов, факсов, интерактивные медиа, но встроенный в сети эквивалент интеллекта, оценивающий информацию, который всё, что является информационным мусором, поглощал бы и как фильтр позволял бы прохождение только сообщений и визуальных изображений, не пропагандирующих зло и глупость, не вредящих всему, что могло бы стать полезным человеку. Но о таких «вставках» в Интернет сейчас можно только мечтать…

…Cейчас Интернет делает возможным сохранение анонимности отправителей, а в сфере политики это отличие даже может соответствовать отличию между миром и войной.

«Риск Интернета».
PC Magazine po Polsku, №6/1996

Перевод с польского Виктора Язневича [yaznevich@mail.ru]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.