Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Великая депрессия? Version 2.0b

Архив
автор : Владимир Гуриев   11.04.2001

Популярная поговорка, приписываемая братскому китайскому народу, гласит, что жить в эпоху перемен хоть и интересно, но тяжело. Возможно, эта народная мудрость немного скрашивает суровые будни тем, кто столкнулся с беспрецедентным спадом в индустрии...

Экономика должна быть…
(далее неразборчиво)
Классический лозунг советских времен


Популярная поговорка, приписываемая братскому китайскому народу, гласит, что жить в эпоху перемен хоть и интересно, но тяжело. Возможно, эта народная мудрость немного скрашивает суровые будни тем, кто столкнулся с беспрецедентным спадом в индустрии высоких технологий. Через пару десятков лет сегодняшние хождения по мукам, конечно, проанализируют и разложат по полочкам, а любой студент-экономист второго курса будет знать, что и когда пошло не так. Сегодняшние страсти забудутся, как забылись тревоги и чаяния современников Великой депрессии 1929-33 годов…

Краткое содержание предыдущих серий

История компьютерной индустрии насчитывает, по большому счету, пару-тройку десятков лет. Все, что было раньше, - научные открытия и инженерные озарения - оценено, главным образом, потомками. Деньги же инвесторов понемногу потекли к компьютерным гикам 1 лишь в конце семидесятых. В те времена множество компьютерных компаний основывалось самими инженерами и программистами, что говорит о низком интересе финансовых структур к этой области и (что в определенном смысле вытекает из предыдущего) низком имущественном цензе людей, желающих заняться тем, что впоследствии назовут «IT». Многие сегодняшние монстры зачинались в гаражах (Apple) вчерашними студентами (Microsoft) без какого-либо стороннего финансирования. Хайтек - тот редкий случай, когда американская легенда о мальчике, который начинал, выжимая сок из апельсинов, а в итоге сказочно разбогател, действительно претворялась в жизнь. Открыть свое дело можно было за «копейки», отношение же риска прогореть к возможной прибыли было не столь привлекательным, чтобы заинтересовать инвесторов.

Но после того, как на рынке появился первый IBM PC, начался довольно ровный и быстрый подъем новой индустрии. В начале 1990-х наиболее удачливые пионеры эпохи персонального компьютера превратились во владельцев весьма солидных компаний с миллиардными прибылями. За 10-15 лет сложилась совершенно новая отрасль индустрии с огромными оборотами, и, вероятно, некоторые инвесторы кусали локти оттого, что вовремя не разглядели блистательных перспектив Gateway, Compaq, Novell и др.

Как ни странно, им представился второй шанс: с приходом Интернета стала формироваться новая, не имевшая аналогов инфраструктура. Как и раньше, появилась реальная возможность начать практически с нуля и, если повезет, вырасти до размеров мегакорпорации - чем «проспавшие» рождение персоналок инвесторы не замедлили воспользоваться. Истерия вокруг Интернет-компаний достигла астрономических масштабов 2.

Так или иначе, к середине 1990-х годов высокотехнологическая ветвь мировой экономики, обещавшая райские кущи всем, кто вовремя займет места в партере, окрепла настолько, что ее, с легкой руки журналистов, назвали «новой экономикой». Апогея новая экономика достигла год назад, 10 марта, когда биржевой индекс NASDAQ, характеризующий состояние технологических компаний, взлетел до наивысшего за всю свою историю значения - 5133. Но затем начался спад, который мы имеем неудовольствие наблюдать и который вновь привлек внимание к философской проблеме: был ли компьютерный рынок мыльным пузырем и можно ли считать, что этот пузырь наконец лопнул.

Первыми на своей шкуре почувствовали, что времена меняются, Интернет-компании. Начался в буквальном смысле слова мор сетевых магазинов, рекламных агентств и т. п. За ними последовали производители ПО и оборудования. Резко выросло число банкротств и сокращений: за два месяца (с марта по май 2000 года) количество уволенных из Интернет-компаний выросло на два порядка. И если сначала можно было говорить о том, что в банкротстве онлайновых фирм зачастую повинен неэффективный менеджмент («промотавший» деньги, полученные при первичной эмиссии, вместо того чтобы вложить их в дело), то к лету даже неисправимые оптимисты, абсолютно не сведущие в тонкостях фондового рынка, поняли, что происходит нечто из ряда вон выходящее. Инвесторы, надеждами которых в буквальном смысле слова питались многие компании из сектора новой экономики, утратили в него веру. Эпоха продажи акций традиционных компаний или взятия банковских займов, чтобы на вырученные деньги приобрести акции IT-предприятий, закончилась.

В результате некоторые онлайновые предприятия победнее, стартовавшие недавно, так и не добрались до стадии выхода на рынок (превращение в публичную компанию, акции которой котируются на свободном рынке) и прекратили существование. Более устойчивые и богатые стали сокращать персонал и вообще всеми силами пытались добиться прибыльности, поняв, что дополнительных вливаний ждать неоткуда. Индекс NASDAQ продолжал падать, усугубляя и без того нелегкое положение многих дот-комов. Обозреватели назвали это явление дот-ком-бомбой, и сравнение это вполне корректное - слишком уж быстро все произошло. Кризис в острой форме начался в марте-апреле 2000 года и продолжается до сих пор: за прошедший год NASDAQ упал более чем вдвое. К концу марта текущего года, миновав, как говорят аналитики, «психологически важную» отметку в 2000 пунктов, он достиг значения 1800 с небольшим пунктов, в районе которого он сейчас и колеблется.

Окончание следует

Врезка 1.
Врезка2: Знал бы прикуп, жил бы в Сочи

[i39138]


1 (обратно к тексту) - От англ. geek. Так в США зачастую называют людей, увлеченных компьютерами, подчас в ущерб другим сторонам жизни.
2 (обратно к тексту) - Свою роль здесь сыграла и доступность биржевой игры миллионам простых граждан - в первую очередь, благодаря тем самым компьютерам и тому самому Интернету. - М.Б-З.

Одним из первых «звоночков» стал мартовский отчет 2000 года исследовательской компании Pegasus Research International. Из него было ясно видно, что у трех четвертей Интернет-компаний наблюдается «отрицательный поток наличности», другими словами, они работают в убыток. Как предполагали в Pegasus Research, до конца года у разбитого корыта рисковало оказаться около полусотни Интернет-компаний, среди которых и довольно крупные предприятия.

Исследование здоровья Интернет-экономики Pegasus Research проводит регулярно. Ее последний отчет (сентябрь 2000) на эту тему тоже не слишком оптимистичен. Аналитики полагают, что из действующих сегодня компаний в ближайшие двенадцать месяцев погибнет как минимум треть. Из 335 Интернет-компаний, финансовые показатели которых были учтены при составлении отчета, «в минус» работают 280, то есть еще большая доля, чем весной 2000 года.

Знал бы прикуп, жил бы в Сочи

О кризисе на рынке высоких технологий не писал разве что ленивый. (Вот и «КТ» готовит об этом тему номера. А публикуемую сегодня статью можно считать «вводной» к теме.) Хотя, заметьте, кризис случился прежде всего в умах аналитиков и биржевых игроков. Изменилось отношение к тем фактам и событиям, которые до того интерпретировались по-другому: во времена хайтек-бума текущая убыточность компаний проблемой не считалась. Стартапы запускались по проверенной схеме: интересный проект, начальное венчурное финансирование и - ради чего все и затевалось - выход на рынок акций или перепродажа «стратегическому» инвестору. Именно в этот момент на основателей проекта и проливался настоящий денежный дождь: инвестора не волновала текущая рентабельность, его интересовали «перспективы», «захват рынка» и другие нематериальные на момент покупки акций вещи. Он, веря в проект («это то, что нужно всем») и в развитие рынка («появится платежеспособный спрос»), рассчитывал в первую очередь на перепродажу своей доли собственности инвесторам следующего уровня, то есть фактически на дальнейший рост капитализации рынка. Экономика ожиданий.

К началу падения рынка никаких революционных изменений ни в спросе, ни в числе пользователей или в объемах продаж не произошло. Например, 25% «подключенных» американцев управляли через Сеть своими банковскими счетами - это вполне реальная клиентская база, а объем розничных продаж в Сети в год кризиса практически удвоился. Внешне ситуация мало отличалась от той, что была в 1999-м или начале 2000 года.

Теперь же, когда обвал произошел, стало принято считать, что именно отсутствие интереса к текущей рентабельности и было главной ошибкой рынка. У сильных задним умом аналитиков это звучит так: «что же тут удивительного, что рынок рухнул! Это было очевидно, возьмите, к примеру, тот же «Амазон»: он ведь всегда был убыточен!» Однако такой подход - в части интерпретаций - ошибочен: само по себе отсутствие текущих доходов не свидетельствует против конкретного проекта или даже отрасли в целом.

Более того, уже раздаются голоса, что обжегшиеся на дот-комах инвесторы теперь недооценивают перспективы IT (та же Pegasus Research один из своих последних обзоров озаглавила: «Интернет умер. Да здравствует Интернет!»). Если этому еще и поверит рынок, то нас снова ждет подъем.

А журналисты и аналитики все пытаются выяснить: каковы же на самом деле перспективы хайтека и Интернета?.. Они ждать не могут; нам же придется подождать, пока откроется прикуп.

Михаил Брауде-Золотарев
[
mb@computerra.ru]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.