Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Между утопий

Архив
автор : Игорь Гордиенко   04.04.2001

Разбираться в странностях процессов занятие неблагодарное. Но то, что символически случилось на грани тысячелетий, безудержно влечет к разного рода размышлениям, а порой и к спекуляциям. Так что гипотез по поводу того, что началось в США..

Разбираться в странностях процессов, имевших место на протяжении многовековой истории человеческой цивилизации, занятие неблагодарное. Но то, что символически случилось на грани тысячелетий, безудержно влечет к разного рода размышлениям, а порой и к спекуляциям. Так что гипотез по поводу того, что началось в США после странной смены президентов, просто не счесть.

Честно говоря, для меня всегда оставались загадочными мотивы создания и первоначальное предназначение Интернета. Когда-то я пытался рассуждать о странности этого феномена, организовав в журнале «ИнфоБизнес» (№20 от 6 июня 2000 года) тему, которая называлась «Цели, средства и последствия».

Странным во всей этой истории было и остается вот что: в самый разгар холодной войны, в то время, когда космические силы Советского Союза оказались вне конкуренции, Штаты начали строить сети коммуникаций с мощным технологическим резервированием каналов. То обоснование затеи, которое впоследствии предложили историки технологий, просто нелепо. Например: якобы сеть коммуникаций дает преимущество в случае тотального ядерного конфликта.

Есть догадки о том, что все дело и обоснование проекта всемирной сети заключалось совсем в другом. Если помните, в начале прошлого века Ленин гениально указал, что (для осуществления жуткой утопии. - И.Г.) нужно занять почту, телеграф, телефон и лишь потом - вокзалы…

Структуру существующего сейчас мифа о первой половине века вполне объясняют размышления подвергнутого публичному остракизму в университетах и академиях США Иммануила Великовского (см. главу «Коллективная амнезия» из книги «Worlds in Collision».- New York, 1950. Фрагмент источника любезно предоставил Лев Новиков, директор издательства «Новая планета»): все, что может служить уроком, вытесняется из сознания - и отдельных персон, и этносов, и всего человечества. Поэтому все впечатления об Америке довоенной поры навеяны, главным образом, произведениями Эдгара Л. Доктороу «Рэгтайм» или «Билли Бадгейтт», а также расслабленными фантазиями полюбившегося советским цензорам Скотта Фицджеральда… На самом же деле это была эпоха истинных страданий - не только для России, потом Советского Союза, но и для США.

Вынужденное сотрудничество в годы Второй мировой войны не сблизило наши страны. Главные идеологические и культурные разногласия преодолены не были. Когда мы запустили спутник, а все ресурсы, еще рабского, государства были брошены в космические войны, Америке пришлось срочно тревожиться о своей системе массового образования и о том, что ответ «угрозе» должен быть «асимметричным». Эта самая асимметричность всегда остается позицией реагирующей стороны: что-то уже свершается или свершилось.

Ответом коммунизму стал Интернет. Изготовленный, согласно извечной американской традиции мессианства, как средство освобождения почт, телеграфов, телефонов, потом вокзалов…

Сам был свидетелем того, что техническая основа Интернета адаптировалась в больших муках. Очень вероятно, что именно неспособность понять посылки идеи Интернета явилась одним из желанных успехов ее инициаторов: у нас в стране просто умерла отрасль микроэлектроники, сколько бы ни доказывали обратное через два десятка лет.

Но итог тот самый: США разрушили барьеры для доступа к информации (вероятно, кроме очень специальной). Технологии были за последние пять лет адаптированы всеми, кто того хотел, - без особых технических и финансовых проблем.

«За что боролись, на то и напоролись»… Известная поговорка советских времен, можно сказать - правда жизни, сейчас могла бы быть весьма полезной для понимающих американцев, в частности, живущих и работающих в Калифорнии (вносящей, кстати, шестую часть федеральных налогов США), тех, кто совсем недавно выстраивал бесконечные этажи виртуальных пространств.

Несоответствие рыночной капитализации предприятий high-tech и материальных ценностей, принадлежащих компаниям «старого склада», столетиями работающих в сфере добычи и переработки природных ресурсов, сельского хозяйства, материального производства, было всегда очевидно.

Сооружение египетских пирамид, вавилонских башен, водных каналов, носящих имена тиранов, всегда означало одно и то же - близкий закат цивилизации. Пока нет оснований оценивать нынешнюю ситуацию слишком мрачно. Да, так называемая рецессия экономики США, повлекшая спад и в тесно привязанной Японии, может больно отозваться на всем мировом хозяйстве. Но, с другой стороны, это не агония, а скорее оздоровление. Этого и опасаются новые хозяева Белого дома в Вашингтоне.

Последние их акции - предел адекватного восприятия действительности. Высылка наших дипломатов, сговор с откровенно враждебными и им, и нам политиками, реанимирование одиозных и устаревших технологических проектов… список можно продолжать.

Я уже не раз слышал ироничные высказывания, что после ухода из американского посольства в Москве сотрудников УПДК, проблем в наборе новых уборщиков и мойщиков, направленных из Вашингтона, не возникнет. А грядущие правители Америки придут в «бальных тапочках» (тоже выражение нашего соотечественника, долгое время бывшего пилигримом в Штатах).

Выход из всякой утопии в реальность - вещь болезненная. Но попытки строить очередные химеры, опираясь на затверженные в детстве представления жителей сельской местности, - вещь опасная.

Изданная в 1999 году и ставшая бестселлером книга Андрея Петровича Паршева «Почему Россия не Америка?» в наши дни могла бы обрести более актуальное название и содержание: «Что России до Америки?».

[i39016]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.