Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Три звезды

Архив
автор : Михаил Брауде-Золотарев   31.01.2001

Для российского путешественника Южная Корея, конечно, никакая не «южная». С точки зрения перелета, эта страна располагается на востоке, причем очень далеко. С точки зрения пейзажа - движения на улицах, ритма, с которым транспорт и люди перемещаются, товаров, которые там производятся и продаются, Корея - страна для россиянина более чем западная. Правда, люди имеют столь характерный разрез глаз, а письмо - начертание, что все сомнения исчезают - мы на Востоке.

Итак, что может заставить нашего человека забыть о делах и рвануть так далеко? Только дела, поскольку туристу в Корее делать совершенно нечего. Как пояснили мне мои корейские товарищи, места на полуострове так мало, что все, что не было уничтожено во время войны, разрушили во времена мирного строительства капитализма - расчищая для оного пространство 1. Мало того - существенная часть и так небольшой территории занята холмами и горами, не подходящими для жизни и производства.

Среди азиатских тигров Южная Корея занимает не последнее место, а среди южнокорейских корпораций - не последняя «Самсунг» 2. Именно представители «Самсунга», появившись в редакции несколько месяцев назад, и поведали нам, что помимо производства мониторов-телевизоров в компании есть научное подразделение (по-нашенски НИЧ - научно-исследовательская часть) и что в России работает его представительство. Так что моим делом в Корее стало посещение с официальным дружеским визитом SAIT - Samsung Advanced Institute of Technology, что на русский переведем как Институт передовых исследований «Самсунга». Здесь мои впечатления от поездки и некоторые размышления, вызванные ею же.

Может, настоящие эстеты помнят шикарное, абсолютно целостное в своем роде (ничего ни прибавить, ни убавить!) произведение полиграфического искусства и идеологического маразма - журнал корейцев-северян «Корея сегодня». Последний раз этот журнал я видел очень давно - лет десять назад, но какие-то глубинные культурные слои, общие для разделенного войной и общественным строем народа, я узнал и на южнокорейских улицах… Поэтому - да не обидятся шикарно принимавшие меня хозяева - называть я буду их со всей возможной теплотой и любовью товарищами. Детали - чуть ниже.

В SAIT очень боятся шпионов. Осторожность принимавших меня объяснима, хотя и двусмысленна: предполагая, что я буду писать о командировке, всяческие ограничения даже на ознакомление с очевидно не секретной информацией расстраивают.

(По ассоциации со «шпионством»: выяснение вопроса, уместно ли досматривать иностранного гостя на выходе из святая святых корпорации, исследовательского центра, товарищи охранники выясняли долго. Так долго, что привитое нашей жизнью нежелание входить в соприкосновение со всевозможными службами безопасности и подвергать себя обыскам, постепенно сменилось примитивным «Да черт с ними - пусть досматривают. Сколько можно ждать!» Но принимавшие меня другие товарищи - ученые - были непреклонны, и мое право ходить взад-вперед по святая святых без досмотров отстояли. Как все-таки приятно, однако, когда есть кто-то, кто готов защищать твою честь и приватность тогда, когда ты сам уже готов смириться с их частичной утерей…)

Экспорт мозгов - тема увлекательная сама по себе, а когда вывозят «научную элиту», ловишь себя на дурной мысли, что «обидно за державу»… По здравому размышлению совершенно не обидно, а почему, я поясню ниже, но на фоне телепередач про американского «шпиона» Поупа и его пособниках, московское представительство SAIT показалось мне сначала своего рода вербовочным центром. Центром, отыскивающим уцелевших российских спецов с целью вывоза их сокровенного знания за границу - на благо родного «Самсунга». По второму размышлению впечатление уточнилось: во-первых, представительство играет роль «пылесоса» мозгов, засасывающего нужных людей туда, где их попросту нету (см. «13-ю комнату» этого номера). Секреты тут ни при чем. Во-вторых, для настоящего спеца смена (утрирую) сбора бутылок на решение профессиональных задач есть возможность оставить себя в интеллектуальной сохранности - в том числе и для родных полей 3.

К тому же корейские товарищи не только вывозят специалистов, но и обеспечивают их заказами внутри России 4. Причем результаты такого сотрудничества в НИЧ «Самсунга» (того самого, в городе Сувон 5, которое и охраняют «товарищи») всплывали в Корее самым неожиданным образом: и в музее корпорации, и в лабораториях. Всякий раз, когда мне удавалось угадать, что «эту» программку, похоже, писали в российской фирме N, а «эта» технология придумана фирмой P, корейские товарищи страшно удивлялись, однако почему-то просили не раскрывать инкогнито своих российских партнеров. Почему - не понимаю, но и не раскрываю, хотя и не обещал.

Пока я гостил у «Самсунга», тема секретности преследовала меня постоянно (и не отпустила даже дома). Попытки что-либо сфотографировать или записать натыкались на просьбу этого не делать и на обещание «все необходимые материалы» выслать «потом». Не прислали. И поскольку ждать обещанного три года возможности у нас нет, технологическая сторона жизни НИЧ «Самсунга», слегка приоткрывшись для меня, остается в основном закрытой для читателей. Увы.

Помимо готовых ученых «Самсунг» вполне согласен и на студентов, интересуясь «электротехникой» и почему-то «международной торговлей» (в последней позиции российские специалисты, конечно, особенно сильны…). Кто-то будет спорить и ругаться, но и этот процесс я не считаю неправильным. Если людям негде приложить силы в России, то гораздо лучше и для них, и для страны, если они сохранятся как специалисты - хоть в Корее, хоть в любом другом месте. Поэтому истерика в адрес «вывозящих» золотой фонд нации мне кажется глупой. Будут подходящие условия на родине, публика потянется обратно - как это происходит, например, в Китае, где экспорт мозгов много лет превышал импорт, но в какой-то момент установилось динамическое равновесие, крайне полезное для развивающейся экономики: помимо сближения культур, навыков делового общения, это, в конце концов, приводит к росту профессионального уровня в стране. Но лишь в том случае, если действительно идет обратный поток. А этот вопрос уже не к «Самсунгу» и прочим экспортерам 6.

Мне было интересно, как охарактеризуют самсунговские начальники своих российских наемников, но неожиданностей не было. Я услышал жалобы на дисциплину, на то, что «наши» очень много обещают, но мало делают. Хотя и больше, чем корейские разработчики, которые ничего не обещают, а общаются при приеме на работу посредством CV. Еще начальство сетовало, что «наших» приходится подгонять, что к контракту они относятся не как к договору, а как к пустой формальности. Зато, подчеркивают, если аврал, то наши люди всегда выручат, за сутки сделав то, чего не сделали за месяц… Начальство, короче, довольно. «Наши», вроде бы, тоже.

Бюджет SAIT формируется в результате переправления в него 7% от прибыли компании. В подразделении работает около восьмисот человек, оно имеет представительства по всему миру, в Южной Корее занимает огромную территорию (см. фотографию слева). Для примера: в 1998 году только в США получено 1300 патентов - шестое место среди мировых компаний.

Чем занимается SAIT? Тем же, чем и все остальные: в институте четыре сектора (обработки информации; систем и управления; материалов и приборов; химический сектор). Меня принимали в секторе обработки информации, и там основной интерес - к человеко-машинным интерфейсам: распознавание, синтез и сжатие речи (системы парольного доступа, шумоподавление), распознавание визуальных образов, в частности лиц, распознавание человеческих эмоций и синтез «естественных» изображений, технологии машинного перевода и «понимания» смысла текста, носимые «умные» устройства (биометрия, ограничение доступа, датчики состояния здоровья) и т. п.

Помимо интерфейсов, естественно, отдельный объект исследований - это сети. В качестве примера упомяну, что разрабатываемый в настоящее время в SAIT микропроцессор, по планам, должен стать первым устройством для сотовой связи, поддерживающим все основные сотовые стандарты четвертого поколения согласно IMT-2000: GSM, CDMA и др. Или беспроводные сети, работающие в миллиметровом диапазоне (60 ГГц). Или аппаратные системы маршрутизации сигналов, способные на лету «разбирать» оптоволоконные потоки на гигабайтных скоростях, и т. п.

«Пощупать руками» удалось, к сожалению, немногое. Показали мне прототип «гуманоидного агента» в разобранном состоянии. Со слов его дрессировщиков, гумо-робот умеет узнавать людей, общаться с ними благодаря системам распознавания и синтеза речи и анализа семантики текстов (корейских), а также танцевать. Сплясать нам не удалось, а вот демонстрации того, как работает система парольной голосовой защиты, я добился. Интересно, что ориентированная на человека, говорящего по-корейски, и требующая для самообучения ввода нескольких конкретных фраз на корейском (а при верификации допускающая произвольный текст), программа научилась отличать и меня. Разработчики, покопавшись в коде, как-то убедили софт, что говорил я на корейском (а на самом деле, на русском и английском), после чего меня она в «систему» допускала, а самих разработчиков нет - ура! О репрезентативности такого испытания речь, конечно, не идет, но все равно забавно.

Еще забавнее было испытание мною, а точнее, моей физиономией, алгоритма моделирования человеческой мимики. Такие системы нужны для того, чтобы, например, не «гонять» по Сети изображение реального персонажа во время видеоконференций, видеочатов и т. п., а передавать только его математическую модель, синтезируя саму картинку на приеме 7. Именно этот принцип, кстати, используется при сжатии речи и изображений, но оптимальным он становится, только когда учитывает всю доступную априори информацию о при роде сжимаемого объекта. Поэтому для передачи мимики надо использовать априорные знания о строении черепа, о мышечной структуре, о типовых изменениях в работе мышц при смене настроения говорящего и т. п. Затем математическую модель надо наполнить содержанием - измерить ее параметры для конкретного человека. Поэтому перед сжатием и передачей требуется процедура «обучения» программы: меня сфотографировали анфас и в профиль (рис. 1 и 2). Смотрите на картинки и не пугайтесь - использовали примитивную веб-камеру, а технология еще не столь совершенна. Программа не смогла автоматически определить положение рта и носа, слегка ошиблась с ушами, так что разработчикам пришлось ручками, точнее мышкой, перетащить «объекты» на положенные им природой места, после чего сгенерировали мышечную модель лица. Получившийся в результате фантомас (рис. 3) ужаснул корейцев, но это были еще цветочки. Ягодками стало искомое моделирование «моего» настроения: на рис. 4-6 приведены модели, описывающие «радость», «злость», «грусть» глазами корейской программы. Как они выглядят, вы видите сами, а вот «удивление», «страх» и «отвращение» я здесь не привожу просто-таки из цензурных соображений. Нас читают и дети.

Хозяева, увидев творения программы, стали чуть ли не за рукав оттаскивать меня от компьютера, считая, что теперь все пропало: принимали дорогого гостя как VIP, угощали в спецресторане и возили на спецлимузине, вообще опекали как могли. И тут - такая промашка! Так обидели своими карикатурами! Меня же, напротив, все это очень развеселило, и я потребовал немедленно отдать мне картинки… Понять мою логику почти паникующие товарищи не могли никак: препирались мы очень долго, но я своего права продемонстрировать вам, что будет, если с европейцем обойтись так, будто он кореец, добился… Поясню: математика, заложенная в основу алгоритма, считает, что имеет дело с корейцем - со всеми присущими именно корейцам строением черепа и мышц, расположением глаз, рта, ушей и пр. Так что результаты я бы считал удовлетворительными: что касается лиц настоящих корейцев, то моделирование их настроения дается программе много лучше.

Чем интересуется НИЧ «Самсунга» в России, рассказывать отдельно не буду: вы можете сходить по адресу www.research.samsung.ru и узнать сами. Я, поставив ссылочку, решил ее проверить и, зайдя на страничку, вздрогнул: а как вам, например, нравится проект «Aura detector», уж и не знаю, как переводить на русский. «Датчик биополя», что ли… Но заинтересовался, читаю: «У людей и животных есть биополя, которые невидимы для человека». Далее что-то про ученых-биополемеров (bio-energy physicians, не путать с биополимерами), которые полагают, что, измеряя биополя, можно, например, определять, не уснул ли водитель за рулем. Не знаю, не знаю, раньше подобные исследования назывались парапсихологией. Я бы, наверное, не стал об этом и упоминать, если бы в самом сердце SAIT, в секторе обработки информации, его управляющий директор Янг Сок Со (Yang Seock Seo), большой начальник, с одной стороны, и видный ученый - с другой 8, не моргнув глазом рассказал мне про «измерение излучения человека» и про определение с его помощью, что «хочет в данный момент» обмеряемый субъект. Я тогда решил, что чего-то не понял: для нас обоих английский был и остался языком не родным, но доктор Со уверенно подтвердил, что все я понял правильно, что типичным примером приложения такой техники стало бы, скажем, включение и выключение телевизора движением мысли. Приехали, однако! Вопросов возникает много, но озвучу только два: во-первых, не перегорит ли телевизор, учитывая переменчивость настроения иного телезрителя. Во-вторых, принципиальная реализуемость таких фокусов, как чтение мыслей. Впрочем, адекватность мистера Со, в которой я было усомнился, была им восстановлена в моих глазах таким образом: отвечая на мой первый вопрос, он вместе со мной посмеялся (и даже упомянул с некоторой, как мне показалось, иронией термин паранормальные явления), а дальше намекнул, что «тоже не верит», но все же если кто-то из конкурентов реализует такую технологию раньше «Самсунга», то доктору Со, как руководителю направления, будет очень обидно. Впрочем, деньги относительно небольшие, много не потерять. А установку корпорации на «догнать и перегнать» эпизод передает прекрасно.

Кстати, о «догнать и перегнать». Своих конкурентов в НИЧ «Самсунга» любят и помнят поименно. В презентационной комнате один из плакатов изображал различные области знаний в виде лучей, расходящихся из одной точки. А сравнительная продвинутость «Самсунга» и конкурентов изображалась на этих лучах точками. Из диаграммы получалось, что почти по всем направлениям самсунговской науке приходится догонять (корейские товарищи уверяют, что пока), но везде она располагается в группе лидеров. Сфотографировать плакатик, понятное дело, не дали. Секрет-с.


1 (обратно к тексту) - Исключения все же есть: например, живописный остров Ченг Джу До, старинная столица одной из императорских династий, или насколько буддийских храмов.
2 (обратно к тексту) - Три звезды, по-корейски.
3 (обратно к тексту) - Может ли по-настоящему хороший спец не иметь адекватного своей квалификации места приложения сил? Может, и еще как. Обстоятельства бывают разные.
4 (обратно к тексту) - Более того, это основная задача представительства SAIT: установление контактов с российскими НИИ и поддержка совместных проектов.
5 (обратно к тексту) - Помимо SAIT там дислоцируется производство мониторов, кинескопов, полупроводников и многое другое. Сувон, вообще говоря, своего рода рабочий поселок «Самсунга».
6 (обратно к тексту) - На «КТ-онлайн» недавно открыт проект «Россия: экспорт мозгов», см. www.computerra.ru/online/rusmind.
7 (обратно к тексту) - Другое приложение - составление фотороботов, экономное хранение данных в видеокартотеках и т. п.
8 (обратно к тексту) - Множество авторских свидетельств, придумка технологии кодирования для мини-дисков (MD), первый в мире (1996 г.) цифровой видеокодек для цветного ТВ, десять технологий в качестве вклада «Самсунга» в стандарт MPEG-4 и др.
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.