Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Необходимая зараза

Архив
автор : Лев Кушнир   31.01.2001

Интервью с Георгием Гараняном


Его имя знакомо многим с детства. Руководитель ансамбля «Мелодия», в 70-80-е годы сделавшего записи на одноименной студии почти со всеми тогдашними звездами эстрады, кино и телевидения, прекрасный джазовый саксофонист, композитор и аранжировщик. В настоящее время Георгий Гаранян руководит биг-бэндом в Краснодаре, гастролирует по всему миру и пишет музыку. Наша беседа состоялась в его домашней студии, в интерьере, хорошо знакомом по субботним джазовым программам на РТР, которые ведет Георгий Арамович.

Георгий Арамович! Насколько мне известно, вы получили высшее техническое образование. Расскажите, как вам пришла идея сменить профессию и стать музыкантом.

- Идея пришла значительно раньше. Я тогда еще учился - в Станкоинструментальном институте, был старостой оркестра, в котором играл на фортепиано. Мне поручили отремонтировать саксофон. Я принес его домой и подумал: а не попробовать ли поиграть? Сделал из линейки трость, вставил в мундштук и попробовал - немножко получилось. Через неделю я уже играл для девочек на танцах.

Многие из российских джазменов, например, Олег Лундстрем, Алексей Зубов, Алексей Козлов, Михаил Окунь, ваш покорный слуга, до того как стали «лириками», были «физиками». Не находите ли вы в этом некоторой закономерности? Может быть, математический склад ума помогает играть джаз?

- Нет, совсем другое. В те годы, когда мы все начинали играть, джаз в профессиональных музыкальных учреждениях был запрещен. Им занимались люди в основном интеллектуальных профессий, которые слушали эту музыку по «Голосу Америки» или где-то еще. Это происходило, я думаю, потому, что определенного рода свободомыслие было характерно для интеллигенции. Смотри, кто входил в «Восьмерку»: Зубов был физиком, первый саксофонист (фамилию не помню) был астрономом и стал потом директором обсерватории; тромбонист Костя Бахолдин был радистом, контрабасист Берукштис учился то ли в сталелитейном, то ли еще где-то… Только Боря Рычков был профессиональным музыкантом, но лишь потому, что его родители занимали какой-то пост в правительстве, и он мог себе позволить какое-то время не работать и не учиться. Впоследствии он, конечно, стал выдающимся профессиональным пианистом.

В вашей домашней студии множество разных приборов. Расскажите о вашем отношении к новым технологиям.

- У меня такое ощущение, что я занялся этим одним из первых. Начал, кажется, году в 85-м. Тогда еще далеко не все электронные музыкальные инструменты были с MIDI. У меня до сих пор есть один инструмент без MIDI, но я не решаюсь его продать или подарить, потому что он мне дорог как память. Это аналоговый синтезатор Roland SH-101. В Америке мне удалось купить drum-машину и что-то еще, а здесь я купил компьютер, который назывался Yamaha MSX. Там была встроенная музыкальная карта и примитивный секвенсор. Потом было два Atari, а затем PC.

Вообще, новые технологии - вещь страшная. Все меняется каждую секунду; оборудование, бывшее профессиональным десять лет назад и стоившее сотни тысяч долларов, сейчас можно приобрести за гораздо меньшую сумму. Я подсчитал, что если бы захотел быть все время доволен своей аппаратурой, мне пришлось бы тратить тысячи три-четыре в месяц на всякие игрушки. Это практически невозможно.

А если представить себя простым потребителем музыкальной продукции? Я, например, слушаю музыку с детства. Тогда это были виниловые диски и магнитная лента на катушках. Сейчас - компакт-диски, мини-диски, MP3-файлы. Революционным образом изменился формат записи, а содержание самой музыки мало изменилось с того времени.

- Интересно, что цифровая запись изо всех сил стремится быть похожей на аналоговую. Уже даже есть 192-килогерцовые аппараты для записи - это какая-то жуть. А в принципе, если все в порядке, то это означает, что получится запись, не уступающая аналоговой. Слушать, конечно, приятно, но менять всю студию просто невозможно. Во всяком случае, для «кустаря-одиночки», как я. Потом, сейчас идет много дискуссий, когда говорят: это - хорошо, а то - не очень, мини-диск непрофессионален, например. А я могу поспорить, что если собрать двадцать специалистов и дать послушать хорошую запись на мини-диске, особенно последнего поколения с алгоритмом кодирования ATRAC-R, то девятнадцать не отличит CD от MD. И таких примеров можно привести много.

Почему вы себя называете «кустарем-одиночкой»? Почему бы для решения задач, невыполнимых в стенах этой комнаты, не обратиться в профессиональную студию?

- Я так и делаю. Я отношу в студию полуфабрикат, и там дальше с ним работают.

А вы как-то используете в своей жизни Интернет?

- Чисто утилитарно - электронная почта, справочные материалы. Я не живу интернетной жизнью, у меня на это времени нет.

Вы упомянули в разговоре со мной, что читаете «КТ» и даже сделали ее сайт стартовой страницей в браузере.

- Да, честно говоря, я не успел разобраться, но помню, однажды попытался прочитать на сайте статью о звуке. Ткнул в нее - попал куда-то не туда, короче говоря, пока я не избрал какой-то кривой и нелогичный путь, я на нужную страницу попасть не мог. Я чертыхнулся раз двадцать, но так как мне было интересно, я на нее в результате попал и узнал что-то новое про звуковые карты. Сейчас посмотрел - новый сайт довольно большой, я им ни разу не воспользовался, поэтому сделал в своем браузере стартовой страницей - когда-нибудь придет время, обязательно по нему поброжу. Бумажную «Компьютерру» я читаю всегда, когда она попадается. Но у меня с ней связано очень много расстройств. Я до сих пор не знаю, для кого этот журнал выпускается. Вот ты знаешь?

Мне кажется, да. «КТ» - для интеллектуалов технического склада ума.

- То есть и для меня тоже. Я считаю себя интеллектуалом технической направленности. Если бы я в этом ничего не понимал, я бы просто не мог держать студию. Я бы не знал, как это все соединить. Но мне в «Компьютерре» непонятно очень многое.

Там бывают материалы, требующие разного уровня компетентности, но, тем не менее, я читаю каждый журнал почти целиком.

- То же самое! Например, я читаю статью. В своей жизни я видел и решал много уравнений, изучал математику в институте. Так вот, эта статья изобилует уравнениями, и не написано, какая переменная что обозначает. Это первое. Второе. В «Теме номера» мне бывает понятно очень мало, одна десятая. А в то же время я не нахожу того, что меня интересует. Я не профессионал-компьютерщик, но ведь и «КТ» тоже не журнал для профессионалов, это журнал для людей, мыслящих логически, как ты сказал - для интеллектуалов с легким техническим уклоном. Но все равно есть масса статей, которые могут быть близки лишь узким специалистам… И вдруг я вижу тему номера о музыке. Я так обрадовался! Но кроме поверхностных обзоров некоторых программ, честно переписанных с инструкций, я ничего не увидел. Я живу серьезными музыкальными программами, такими как Cubase и Logic Audio. Никакого анализа я нигде не обнаружил. Читаю дальше. Некто тестирует звуковые карты и делает это оригинально. Он втыкает в них гитару и почти все карты ругает за то, что у них очень высокий шум: в паспорте написано -80 дБ, а у него получается даже не -60 дБ. Любой человек, имеющий электрогитару, знает, что выходное сопротивление электрогитары около 500 кОм, и если просто включить ее в линейный вход с сопротивлением 10-20, от силы 100 кОм, то ничего кроме фона и не должно идти. Поэтому хорошие гитарные усилители имеют мегаомное входное сопротивление. Я уже не говорю про разницу в сигнале у разных датчиков. Таким образом делать умозаключения о качестве карты нельзя. После этого у меня появились сомнения относительно эрудиции в электротехнике автора статьи.

Вообще, тест звуковых карт с точки зрения музыки - очень сложное дело. Нужно иметь комплект аппаратуры, подобранный таким образом, чтобы ничто не вторгалось в испытываемый прибор, чтобы проверить его параметры в чистом виде.

Вот это была единственная заинтересовавшая меня «тема», и она оказалась не очень компетентно освещена. Обидно!

Но, тем не менее, это как зараза - «Компьютерру» все равно читаешь!

Вы упомянули музыкальные программы, которыми пользуетесь. Расскажите о них подробнее, пожалуйста.

- Я пользуюсь только высококлассными программами, которые позволяют и редактировать, и работать с моей студией. Из музыкальных редакторов это Cubase, Logic Audio. Есть специальные программы-библиотекари для синтезаторов: Unisinx, Midiquest. Сначала я набрал в Америке очень много лицензионных программ за большие деньги - за третий Cubase заплатил 700 долларов и т. д. Но в России я почему-то не могу обновить свои версии, доплатив при этом деньги. Я купил программ пятнадцать, однако сейчас по удобству использования они для меня ничем не отличаюсь от пиратских версий. И стал поневоле покупать пиратские.

Георгий, большое спасибо за содержательный диалог. Может быть, закончим его в жизнеутверждающем духе?

- Да, конечно. Я теперь считаю «Компьютерру» неотъемлемой заразой своей жизни. Я действительно ее всегда покупаю, читаю, чертыхаюсь, не поняв половины из того, что в ней публикуется, но если нахожу хотя бы немного информации, которая меня интересует, особенно в «Компьюферре», то радуюсь. Я вообще человек техники, мне очень интересно знать, что я не могу купить сейчас и сегодня, а что должен, по крайней мере, попробовать. В общем, «КТ» стала необходимой заразой в моем домашнем хозяйстве, и несмотря на то, что я все время ругаюсь, покупать ее буду. Уже есть элемент определенного привыкания, который не смогли испортить никакие изменения в редакции. Если что-то неуловимое, то, что делает журнал привлекательным для читателей, останется, покупатели у вас всегда будут!

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.