Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Частично удовлетворенный истец

Архив
05.10.2000

Время от времени у меня возникает впечатление, что наше государство представляет собой некую религиозную секту. Потому как все отношения внутри него построены на вере. В чем недавно мне удалось еще раз убедиться.

Когда против СОРМ поднялась «Байярд-Славия Коммуникейшнз», против компании объединились местные Госсвязьнадзор и ФСБ. Мне довелось тогда встретиться с представителями ФСБ, которые убеждали меня в том, что они желают нам, гражданам, только хорошего. И прослушивают наши телефонные переговоры, читают нашу почту исключительно ради нашего же блага. Помнится, тогда они сказали, что наотрез откажутся разговаривать со мной, если я не приму в качестве исходной точки нашего разговора положения о том, что ФСБ желает нам только добра. То есть я должен был поверить ФСБ. Чего только не сделаешь ради успешного выполнения редакционного задания — пришлось сказать, что верю.

А недавно в благих намерениях спецслужб меня, а заодно и нескольких моих коллег, одного судью и одного прокурора пытались убедить представители Минсвязи и Минюста. Происходило это в зале заседания Верховного суда. Павел Нетупский, петербургский журналист, подал в суд на Минсвязи и Минюст с требованием признать незаконность писем и приказов этих ведомств.

Поясню, о чем речь. Владельцы сотовых GSM-телефонов еще недавно гордились тем, что их невозможно прослушать. Мол, «стандарт не позволяет». Долго, однако, витать в облаках не пришлось — оказалось, что «мобилы» могут легко прослушиваться «компетентными органами», которые внедрили СОРМ у операторов сотовой связи. В августе этого года министр связи Леонид Рейман подписал приказ №130 «О порядке внедрения системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и персонального радиовызова общего пользования». Самое интересное, что приобретение и установку оборудования СОРМ Минсвязи возложило на операторов. То есть, по сути, на нас с вами, абонентов сотовой связи. Ведь оператор деньги сам не печатает, а живет за счет клиентов, которые ему регулярно платят. Так что, кто будет в результате платить за СОРМ, понятно. Интересное «кино» получается: стало быть, мало того что ФСБ хочет прослушивать мои разговоры (и не важно, что я, как правило, ни о чем таком по телефону не разговариваю, — я просто не хочу, чтобы в разговоре участвовал третий), так еще и требует с меня денег, чтобы я оплатил нужное для этого оборудование. Это все равно, что предложить заключенным самим закупать материал для строительства тюрьмы.

Второй важный момент: согласно приказу ФСБ не обязана ставить оператора связи в известность о «разработке» кого-либо из его абонентов. Система такая: у «чекистов» есть свой пульт управления (ПУ), с которого они свободно могут «слушать» кого угодно. Оператор при этом и знать ничего не будет.

Приказ №130 фактически аккумулировал все документы по СОРМ в сотовых сетях, изданные ранее. Павел Нетупский в своем иске потребовал признать эти приказы недействительными, поскольку они нарушают свободу граждан на тайну переписки и телефонных разговоров.

Сессия состоялась 25 сентября в Верховном суде. К ее началу Минсвязи преподнесло всем — и истцу в первую очередь — сюрприз. Оказывается, за несколько часов до заседания Рейман отменил все предыдущие приказы по СОРМ, которые, собственно, и стали причиной иска. Тактика знакомая. Тем не менее, приказ №130 отменен не был, и Павел Нетупский решил выдвинуть претензии к двум пунктам этого приказа. Во-первых, он требовал признать недействительным пункт 1.4, предприсывающий операторам связи за свой счет устанавливать средства прослушивания. Во-вторых, его не устраивало последнее предложение пункта 2.6, которое освобождало ФСБ от обязанности сообщать оператору имена абонентов, которых прослушивают, а также решения, на основании которых прослушивание ведется.

Представители Минсвязи (две очаровательные барышни) и Минюста (еще одна очаровательная барышня) отбивались от нападок Нетупского как могли. Последними пошли в ход те самые аргументы из области веры. «„Органы“ хотят ловить бандитов, а «мирных» граждан они трогать не будут», — примерно таким был смысл их выступлений. «А если, например, ваших детей захватили преступники и единственный способ их поймать — прослушать разговоры», — взывали они к воображению судьи Юрия Редченко. Судья, однако, попался упрямый и никак не хотел ставить себя на место убитого горем родителя. Черствый жрец Фемиды твердил, что он не хочет, чтобы у ФСБ или милиции была возможность его прослушивать — пусть даже и гипотетическая.

Отбивались «связисты» и от требований предоставлять оператору сведения о прослушиваемых абонентах. Дело в том, что операторы обязаны хранить тайну связи. Без предписания суда они никому не имеют права позволять прослушивать разговоры абонентов. Однако ФСБ плевало на это и установило такой порядок: сначала «разведчик» должен получить санкцию прокурора, а затем, не показывая ее оператору, спокойно сидеть на ПУ и слушать разговоры. Правда, с ПУ можно слушать разговоры и без санкции — все равно никто не узнает. Заботливые дядечки из «органов», к счастью, подумали об операторах, пообещав снять с них всю ответственность за нарушение требования тайны связи.

Представители Минсвязи парировали требования о предоставлении информации о прослушиваемых абонентах довольно оригинально. Они заявили, что сотовый оператор — прежде всего коммерсант, поэтому он легко может продать полученную от спецслужб информацию заинтересованной стороне — тому же подслушиваемому абоненту, например. Предположение, граничащее с маразмом. Нам предлагают признать, что есть «силы добра» — ФСБ и прочие «спецы», а есть «силы зла» — операторы, которые только и ждут случая, как бы урвать лишние деньги. И никому в голову не приходит, что «чекист», получающий жалкую зарплату, с большей охотой продаст секретную информацию, чем оператор, которому рисковать вовсе ни к чему.

В общем, дело закончилось «ничьей». Суд оставил в силе пункт 1.4 — так что платить за СОРМ нам таки придется. Это плохо. Однако теперь спецслужбы обязаны будут ставить операторов в известность о том, кого из абонентов они собираются «разрабатывать». А вот это хорошо. Правда, технически у них все равно остается возможность подслушивать наши разговоры без ведома кого бы то ни было. Так что, видимо, нужно настаивать на изменении принципов работы спецслужб, а не придираться к отдельным пунктам. Иначе нас как слушали — так и будут слушать.

Возможно, международный суд в Страсбурге примет иное, более радикальное решение, и наши спецслужбы наконец-то откроют Конституцию, прочитают статью №23 и поймут, что без спросу подслушивать не хорошо. Более того, преступно.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.