Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Сеть взаимовластных отношений и делиберативная демократия. Сокращенный вариант

Архив
автор : Анатолий Кричевец, Анатолий Прохоров   20.06.2000

Подумать только, еще десять лет назад мало кто слышал об Интернете, а сейчас мало кто не устал от бесконечных разговоров о нем. В чем причина такого быстрого развития событий?


Мы беремся утверждать, что Интернет так динамичен именно потому, что общество уже готово ставить и решать проблемы с помощью Интернета. Нет ничего удивительного, что первыми появляются самые простые решения самых естественных проблем: торговля через Интернет, сетевое общение частных лиц, реклама. Мы же хотим обратить внимание на более глубокий пласт задач и возможностей Интернета как материального носителя того, что вслед за Юргеном Хабермасом (Jurgen Habermas) можно назвать делиберативным пространством - пространством общественной жизни, в котором происходит обсуждение идей, согласование интересов, поиски компромиссов и т. п. В частности, здесь происходит и взаимодействие между структурами государственной власти и относительно слабо структурированным обществом - множеством "автономных объединений общественности". Напомним, что Хабермас считал такое взаимодействие решающим условием возможности совместных позитивных ответов государства и общества на вызовы времени.

Существенно, что делиберативное пространство не устанавливает и в принципе не может установить жестких рамок для происходящих в нем взаимодействий. Однако обязательность общественных связей не сводится только к обязательности исполнения законов и прямых предписаний. В большей степени обязательны обычаи и привычки. Интернет дает нам возможность обзавестись обычаями и привычками гражданского общества.

Суть проблемы, с которой нам в России предстоит справиться, независимо от того, произойдет это с помощью Интернета или без него, состоит в хроническом отделении общества от государства. Каждый гражданин заинтересован в четкой и честной работе государственных органов, но только в тех случаях, когда это не затрагивает его собственных интересов. На первый взгляд кажется, что чиновник вообще не заинтересован в четкости и прозрачности своей деятельности и что речь, следовательно, в лучшем случае может идти только о компромиссе между чиновниками и гражданами. Однако за словом "компромисс" теряется тот важный смысл, который был понятен уже идеологам "общественного договора" века Просвещения.

 
ИНКЕ АРНС
"Интернет - не более чем инструмент"


ЛЕОНИД ЛЕВКОВИЧ-МАСЛЮК
levkovl@computerra.ru

Инке Арнс (Inke Arns, inke@snafu.de) занимается культурологией и политическими исследованиями. Она администратор списка рассылки Syndicate (colossus.v2.nl/syndicate/index_frames), активно работает в берлинской ассоциации развития медиа-культуры MIKRO (www.mikro.org).


- В отличие от масс-медиа - иерархичных, централизованных, где есть "один отправитель и тысячи получателей", как выражался немецкий министр пропаганды в 1930-е годы, малые медиа (например, списки рассылки) служат горизонтальному общению между людьми, когда все могут говорить со всеми. Малые медиа - прекрасный инструмент для проведения сетевых кампаний.

Таких, как в истории с Etoy и eToys?

- Это хороший пример. Сайт очень известной группы сетевых художников Etoy назывался etoy.com, а сайт крупной калифорнийской компании eToys, занимающейся продажей детских игрушек, назывался etoys.com. Разумеется, компанию раздражало, что имена доменов похожи [1]. Для начала компания предложила художникам 516 тыс. долларов за имя их сайта. Художники, конечно, отказались. Тогда eToys обратилась в верховный суд Лос-Анджелеса, заявив, что Etoy использует марку "eToys" для привлечения посетителей (хотя художники зарегистрировали свой сайт гораздо раньше, чем eToys). Суд наложил временный запрет на сайт художников. Они не подчинились, и тогда Network Solutions (регистратор доменных имен) закрыла их сайт полностью, включая электронную почту. Вот тут и началась кампания в защиту Etoy, и появилась знаменитая платформа Toywar (www.toywar.com), которую создала американская арт-группа RTMark. На Toywar желающие могли поучаствовать в виртуальной демонстрации, подобрав себе аватара в виде игрушки. Можно было выбрать и оружие - игрушечную гранату, вертолет и т. п. И когда в феврале этого года борьба закончилось - в пользу художников, разумеется! - на сайте состоялся парад победителей, шла бесконечная процессия игрушек-аватаров, звучали военные марши...


А велась борьба в разных формах. Сначала была широкая публичная кампания в прессе, в Интернете. Потом известный цюрихский дизайнер игрушек и исследователь Интернета, Райнхольд Гретхер (Reinhold Grether) придумал, как заставить акции eToys упасть. Он изучил динамику этих акций, понял, что они скоро пойдут вниз, и подумал, что если представить их падение как результат публичной кампании, то они упадут гораздо сильнее. Акции упали очень сильно, но был ли это результат кампании - кто знает? Хотя ясно, что рынок акций вещь иррациональная, и чтобы на него повлиять, надо действовать еще иррациональнее!

Была еще и такая стратегия: следить, чтобы виртуальные тележки для покупателей в сетевом магазине были постоянно заняты. Для этого активисты написали небольшие программки, которые собирали в тележки тысячи и тысячи игрушек. Это сильно загружало сервер! Наконец, была использована программа Floodnet, написанная американской группой сетевых активистов EDT (Electronic Disturbance Theater) специально для атак в стиле DoS (отказ от обслуживания). С помощью Floodnet можно устраивать нечто вроде сидячих забастовок или пикетов (sit-ins). К системе может подключиться любое количество людей, и пока их компьютеры работают в онлайне, каждый из них непрерывно шлет сообщения на атакуемый сервер. В общем, в конце концов eToys не выдержала, сдалась и отозвала иск.

Как вы относитесь к таким методам борьбы?

- Битва за доменные имена - это часть тех перемен, которые сейчас идут в Интернете. Я по-прежнему рассматриваю Интернет как часть "публичной сферы". И каждый волен либо наблюдать со стороны, как там все приватизируется, коммерциализируется, централизуется; как США фактически владеют всеми основными доменами верхнего уровня (и антиамериканизм тут ни при чем... впрочем, какая разница); либо пытаться остановить тех, кто напрочь игнорирует нетикет. Вот в этом контексте я целиком и полностью одобряю то, как велась борьба за Etoy.

Хочу еще раз подчеркнуть: Интернет не более чем инструмент. Несколько лет назад многие попросту отождествляли Интернет и, например, демократию. Сейчас это звучит крайне наивно. Интернет, конечно, меняет общество, но совсем не так, как думали техноутописты. Ведь дело не в инструментах. Дело в людях.



1 (обратно к тексту) - А покупателей игрушек, которые часто попадали на eToy по ошибке, раздражало, что отвязные нет-артисты приветствовали своих посетителей по большей части матом - Л.Л.-М.



Сторонами в интересующем нас процессе являются граждане страны, которым предстоит договариваться о взаимодействии. Определенный тип обязательности, который может быть таким образом связан с Интернетом, можно назвать взаимовластными отношениями. Сообщество законопослушных, то есть подчиненных в известных границах государственным органам граждан, осуществляет свою власть над государством не только посредством электоральных процедур, но и посредством требования открытости государственных органов. Выработка конкретных форм открытости должна осуществляться совместно государством и обществом.

Можно представить, например, что местная исполнительная власть помещает в Интернет все свои распоряжения, все списки, перечни и образцы необходимых для определенных операций документов и т. п. Тогда разные аспекты ее деятельности могут быть легко проконтролированы разными людьми. И если не обнаружено просчетов и ошибок - это повышает доверие к организации и облегчает ее деятельность. К такому позитивному для самой организации эффекту могут быть добавлены поощрения со стороны вышестоящих государственных органов, оценивающих степень открытости организации (поощрения могут быть и весьма ощутимыми). Не обязательно, что общественный контроль будет постоянным. Отдельный гражданин вряд ли справится с такой задачей, но ему достаточно того, что такой контроль в принципе доступен общественным организациям, заинтересованным в четком ведении дел.

На первый взгляд, приведенный пример кажется мелким, однако это не так. Мы поместили в заглавие слова "делиберативная демократия", чтобы подчеркнуть важнейшую роль этого и других подобных взаимодействий между властными органами и общественностью в процессе становления государства "с человеческим лицом".

 
ФОЛЬКЕР ГРАССМУК
"Внедрение открытых криптосистем субсидируется правительством"


ЛЕОНИД ЛЕВКОВИЧ-МАСЛЮК
levkovl@computerra.ru

Фолькер Грассмук (Volker Grassmuck, vgrass@rz.hu-berlin.de) работает в Университете Гумбольдта в Берлине на факультете компьютерных наук, занимается исследованиями в области медиа.


Вы энтузиаст идеологии открытого контента?

- Да. В самом широком смысле слова. Ведь это понятие приложимо не только к софту. Вот, к примеру, последняя версия "Британники" стала общедоступной в Сети.

Меня, кстати, всегда интересовала экономика производства открытого контента.

- Производство, как правило, не оплачивается. Люди работают в свободное время, когда могут делать то, что им интересно, а не то, что прикажет босс. А деньги появляются на этапе обслуживания, консультаций, портирования. Это индустрия сервиса. Бывает, что деньги дает и государство. Например, правительство Германии сейчас выделило 2,5 млн. марок на массовое внедрение криптосистемы GPG [*] (Gnu Privacy Guards) для сильного шифрования электронной почты. Она совместима с PGP и не содержит запатентованных алгоритмов, что радикально упрощает ее массовое интегрирование в популярные браузеры и мэйлеры. Правительство считает открытость кода GPG серьезным достоинством этой системы. В то же время PGP - продукт американской фирмы, и его коды недоступны [**].

Эти шаги - следствие скандала с Echelon?

- В значительной степени. Правительство в первую очередь стремится защитить немецкую экономику от промышленного шпионажа. Было несколько случаев, когда немецкие компании проигрывали американским фирмам публичный тендер на крупные контракты вследствие утечки технической информации, и очень похоже, что за этим стоял Echelon.

Выходит, проще всего защитить секреты промышленности, защитив секреты рядовых граждан?

- Именно так! Кстати, эти же аргументы приложимы и к России. Без сильной криптографии ваша страна очень уязвима по отношению к промышленному шпионажу.

Вне всякого сомнения.



* (обратно к тексту) - См. "КТ" #330 или www.computerra.ru:8081/2000/1/18.html?inside.

** (обратно к тексту) - См. www.sicherheit-im-internet.de/showdoc.php3?doc=bmwi_min_doc_1999944125721&page=1.



В настоящее время отношения между государственными структурами и обществом могут быть охарактеризованы как враждебные и недоверчивые. Ни одна из сторон не исходит из презумпции честности противоположной стороны. СМИ включаются в противостояние, как правило, против государственных органов. Эта "волчья" функция "санитаров общества" очень важна, однако ее явно недостаточно для создания структур делиберативной демократии, где общественности отводится позитивная и конструктивная роль. Постепенное "выращивание" открытых друг для друга систем взаимовластных отношений поможет изменить эту порочную традицию.



Об авторах: Анатолий Кричевец - математик, философ, работает на факультете психологии МГУ. Анатолий Прохоров - член правления Союза кинематографистов, действительный член Российской академии Интернета.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.