Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Бизнес как бизнес

Архив
автор : Михаил Брауде-Золотарев   25.04.2000

Для начала важное замечание. Говоря о пиратах, я не подразумеваю под ними нарушителей закона - это удел судов, и не обсуждаю моральность их действий - хоть далеко не все пираты глубоко нравственные люди, судить о морали тоже не мое дело. Меня совершенно не интересует и эффективность существующих законодательных ограничений на распространение результатов интеллектуальной деятельности, а также ближайшие и дальние перспективы таких ограничений. Специально для эстетов я ограничусь напоминанием а) брошенного некогда Эстер Дайсон лозунга, что "все, что может быть скопировано, будет скопировано", б) факта, что цены на носители информации продолжают стремительно снижаться, и в) ни в так называемом цивилизованном мире, ни в России не видно скорых перспектив на серьезные законодательные изменения на рынке авторских прав.

Поэтому примем допущение, что пираты - не более чем представители сегодняшнего, во многом теневого российского бизнеса, то есть предприниматели, работающие на рынке тиражирования и продажи компакт-дисков, не платящие налоги и тем самым нарушающие экономические интересы правообладателей и государства. Никакой романтики. Никаких концепций [1].

Я расскажу о сегодняшнем состоянии этого специфичного рынка, причем речь пойдет в основном о Москве и снабжаемых из Москвы регионах. Чтобы лучше представлять масштабы явления, учтите, что стоимость одного диска в рознице составляет в среднем около 2,5 доллара, а в "хорошие времена" через столицу проходит порядка 2 млн. "теневых" дисков в месяц. "Хорошие времена" наступают в декабре и сентябре, особенно если на рынке имеется несколько хитов (хотя бы штук восемь). Весенние и летние месяцы обычно провальные, и в среднем через Москву проходит около 1 млн. дисков, из которых в столице реализуется 250-350 тыс. дисков, остальные уходят в российские регионы. Кстати, в Москве "затаривается" практически вся пиратская Россия. Исключение - Северо-Западный регион, снабжаемый преимущественно из Питера.

При использовании таблицы следует учитывать:

1. Совокупный ежемесячный объем рынка равен произведению числа структур первого уровня на их средний оборот, увеличенному на 10% (доля дисков, напечатанных структурами второго уровня) и еще на 10-15% (импорт с Украины).
2. Себестоимость диска и цена реализации зависит от связей конкретной структуры (отсутствия лишних посредников) и объема ее продаж (наличия скидок). Этим и объясняется большой разброс значений в таблице.
3. Данные приведены по состоянию на весну 2000 г.

УровеньЧисло структур на данном уровнеСебестоимость диска ($ США)Цена реализации диска ($ США)Оборот дисков у одной структуры (тыс. штук)Денежный оборот на данном уровне (тыс. $ США)Оборот дисков на данном уровне (тыс. штук)
Производство (дистрибуция)40,4-0,60,9-1,1200-25090-150800-1000
Дилеры (средний опт)70,7-0,80,9-1,130-8010-25250-350
Курьерские службы300,9-1,01,0-1,10,5-1,20,1-225-30
Розница450-5000,9-1,42,4-2,50,2-10,2-1,5250-400


Итак, смотрите на схемку и в таблицу. "Снизу"находится розничная сеть. По данным [2] на февраль 2000 года, она складывается примерно из пятисот торговых точек (основные места концентрации - Горбушка, Митинский, Царицынский рынки и книжный рынок в спорткомплексе "Олимпийский"). Костяк розницы (85%) составляют постоянно работающие торговые точки. Максимальное колебание их численности - плюс минус 2-3% еженедельно (порядка десяти точек). Около 15% продаж удерживает "пионерский" сегмент, численность которого сильно колеблется из-за постоянного закрытия одних и открытия других таких точек. Они принадлежат фирмам-однодневкам, не специализирующимся на пиратстве и попавшим на рынок "по случаю". Например, подвернулся по дешевке тираж, кто-то расплатился дисками по долгам, завод решил "пощипать" чуть-чуть пирата, напечатав себе дисков сверх заказанного тиража, и т. п. После реализации случайных партий товара такие фирмы, как правило, исчезают с рынка.


В среднем одна торговая розничная точка имеет ежемесячно грязной выручки 1000-1300 долларов, причем из этих денег ей надо расплатиться с "крышей", властями, пожарными, арендодателем и т. п.

Следующая ступень - мелкооптовые фирмы. Живут они в тесной кооперации друг с другом. Не имея экономической возможности заказывать на производстве каждый новый программный продукт, для увеличения ассортимента они обмениваются тиражами друг с другом или берут товар у крупных оптовиков. То есть имеет место элементарное разделение труда: у каждого торговца в прейскуранте фигурирует практически все, что есть на рынке, но своих собственных позиций немного. Мелкооптовых фирм в Москве около десяти, структуры это слабые, плохо защищенные, и их часто выбивают с рынка.

Параллельно с мелкооптовиками работают интернетовские каналы. Они появились на рынке приблизительно летом 1999 года, но погоды не делают до сих пор (понятно, что если правоохранительные органы и правообладатели станут жестче перекрывать офлайновый бизнес, это станет мощным стимулом для развития е-каналов). Сетевую нишу занимают в основном новые для пиратского рынка фирмы, оповещающие о себе рекламой типа "тиражирование CD" и не брезгующие мелкими розничными партиями. Господствующие ныне офлайновые структуры пока присматриваются к новым бизнес-моделям и не мешают резвиться в Сети "мелочи", держа за пазухой множество способов при необходимости задавить ее. Простейший вариант - зная, что диски предназначены для Интернет-сегмента, выставлять запретительно высокую цену, поскольку львиная доля тиражей проходит через их руки.

И все же Интернет уже кое-что значит: основная его ниша - региональные поставки софта. Провинциальным дилерам невыгодно покупать диски в рознице из-за высоких цен, а оптовики часто не хотят иметь дела с провинциалами, поскольку закупки у них хотя и частые, но по московским меркам небольшие.

Между розницей и мелкооптовыми фирмами располагаются курьерские службы. Как правило, это плохо организованные "самодеятельные" граждане, которые, приобретая диски мелкооптовыми партиями, развозят их по точкам. Фактически эти люди работают "на посылках" у хозяев розничных палаток, подъезжая к тем со списком доступного товара. Все примитивно: хозяин точки или уполномоченный на то "продвинутый" продавец галочками отмечает нужные позиции и их число, а через день курьер подвозит диски. Понятно, что труд курьеров весьма неквалифицированный, поэтому живут они с малюсенькой маржи и много не зарабатывают. Очень трудно оценить их численность - из всего теневого рынка это самый нестабильный сегмент, но в среднем одна курьерская группа (два-три человека) обслуживает 5-15 точек, а всего в Москве действует около тридцати таких групп. Их численность сильно зависит от сезона и уровня текущих продаж.

На следующей ступени находятся крупнооптовые фирмы ("дистрибьюторы"), которых сегодня в Москве четыре ("7 волк-мультимедиа", "XXI век", "Маросейка", "Фаргус") и две в Питере, причем ни одна из них не контролирует больше, чем 30-35% рынка. Точнее говоря, это не совсем дистрибьюторы. Проводя натянутую аналогию с торговлей "железом", можно сказать, что они играют и роль "вендоров", поскольку их основное занятие - не только распространение, но и заказ крупных тиражей на заводах (крупными оптовиками заказывается примерно 90% дисков; остальное - структурами низших уровней). На уровне крупного опта принимаются решения о том, что будет "нужно" рынку завтра, и от того, удачно ли угадывают тенденции теневые стратеги, непосредственно зависят их доходы. Также важной частью их бизнеса оказывается русификация западного, в основном игрового софта, для чего в штате содержат программистов, переводчиков и т. п. До кризиса, как говорят опытные геймеры, качество русификации было вполне приемлемым (сам подтвердить не могу - не играю-с), а после него, как правило, локализация осуществляется силами грубого "ненастроенного" машинного перевода. Обычно оптовые фирмы, как и дилеры, держат собственные розничные точки.

Именно теневики-дистрибьюторы и заказывают музыку. Между ними идет довольно жесткая, но все же рыночная конкуренция, и, как ни странно, на этом уровне рынок не криминализирован, это никому из них уже не нужно. Монстры этого бизнеса воюют друг с другом в основном экономически, сбивая цены и устраивая конкурентам бесплатные "маски-шоу", приглашая иногда и посторонних зрителей в лице ТВ и прессы. Если мы учтем, что судебных перспектив эти шоу не имеют, то будем правы, относясь к ним как к обычному пиару, деятельности сугубо экономической, а не уголовной, несмотря на присутствие "в кадре" профессиональных "масок" и ревущих бульдозеров, давящих диски.

Жесткая конкуренция, как водится, не мешает договариваться. Например, когда в 1999 году оптовая цена на диски упала до 75-85 центов за штуку, оптовикам пришлось условиться о правилах игры, и к осени цена выросла до доллара.

Кроме "внутривидовой" конкуренции случаются стычки с легальными софтверными фирмами. Если раньше теневики совершенно свободно решали, что именно и когда они выбросят на рынок, то теперь стараются выбирать безопасные позиции: могут быть проблемы с правоохранительными структурами. Ситуация, когда теневики сломали и русифицировали появившуюся на Западе новую игрушку, заказали партию на производстве и, ожидая ее прихода, обнаружили, что права на ту же самую игрушку приобретены какой-либо российской фирмой, чревата для них - на выбор - неприятностями либо убытками (см. врезку).

 
НАКАЗЫ ИЗБИРАТЕЛЕЙ

Мне довелось присутствовать при неофициальном разговоре одного довольно крупного пирата-оптовика с представителем властей. Теневик, вооруженный двумя непрерывно звонящими сотовыми (около трети московского пиратского рынка, месячный оборот, доходящий в лучшие времена до 400 тыс. долларов, свои розничные точки, в его конторе работает около шестидесяти сотрудников, из которых двадцать - программисты), оказался приятным в общении образованным молодым человеком с выраженными убеждениями государственника. Вместо планировавшегося короткого обеда в небольшом московском ресторанчике наша встреча вылилась во вполне кухонную четырехчасовую посиделку, где наряду с внутрицеховыми проблемами с особым пылом обсуждалась судьба родины и отдельных, подвергающих себя риску в погоне за длинным рублем, ее детей. Одним словом, бессовестно проболтав кучу времени, мы так далеко ушли от предмета нашего интереса, что теперь, описывая встречу, я испытываю затруднения. В этом мне "помог" и сам теневик, наотрез отказавшийся приоткрыть личико ("большинство действующих лиц меня, конечно, знает, но все-таки познакомился я еще не со всеми, а в особенности с местными властями, так зачем мне нужно, чтобы и они ко мне пришли? Я и так расплачиваюсь со всякой фуражкой...") и постоянно напоминавший, что "это не для печати". Давать слово анониму, даже будучи уверенным в том, что он говорит правду, концептуально неверно, поэтому ограничусь несколькими, показавшимися мне симптоматичными зарисовками.

...После того как третий участник встречи обмолвился о том, что права на распространение некоего бестселлера этого года выкуплены фирмой B, последовала выразительная сцена - озадаченный предприниматель возмутился: "Я же у них спрашивал о планах, трудно им, что ли, было предупредить, что они переговоры ведут, я бы тираж не заказывал, а теперь его уничтожать - слишком большие убытки". На что последовало: "Мое дело маленькое - ты выкинешь на рынок контрафакт, B напишет заявление, я тебя тогда ловить стану". Все это, несмотря на значимость сумм, стоящих на кону, происходило в довольно мирной и спокойной форме, можно сказать, по-семейному. Я спросил обоих, чем, дескать, закончится дело, и оба, один уверенно, другой скрепя сердце, согласились, что всем будет лучше, если правообладатель и пират в конфликт вступать не станут, а как-нибудь договорятся. Теневик даже высказал идею, что недурно бы правообладателю не русифицировать софт самому, а купить готовую локализацию у него, а он, получив таким образом какую-то компенсацию, уничтожит пиратский тираж. (Пока готовилась тема, я узнал, что тираж уничтожить пришлось. А вот данных, что правообладатель оплатил пирату локализацию, у меня нет.)

Кстати, факт, что все ключевые участники теневого рынка более или менее известны, не облегчает правоохранительным органам сбор доказательств. Одно дело знать, а совсем другое доказать документально в суде, причем доказать, используя надлежащие средства. А уж в том, что у бизнеса найдется копеечка-другая на адвокатов, следователи могут не сомневаться... Да и бесполезно перекрывать конкретные каналы поставок и ловить конкретных участников торговых цепочек. Теневые структуры очень устойчивы и способны эффективно самовоспроизводиться, поэтому для правоохранительных органов борьба с ними - зачастую непроизводительный расход сил и средств, которых традиционно и так не хватает.

Среди прочего, теневик без обиняков заявил, что пираты кровно заинтересованы в наведении "порядка", понимая под порядком стабильный налоговый режим, защиту собственности, защиту от коррупции и поборов. Выяснилось (ну кто бы мог подумать!), что на взятки, откупные и "крыши" денег у него уходит больше, чем если бы он платил все налоги и зарплаты по-белому. Казалось бы, как хорошо: легализуйся и плати, раз такой продвинутый, да вот только легализация не отменит поборов, а потянуть их наряду с налогами никакой бизнес не в состоянии. Для тех, кто все еще не понимает (а особенно для налоговых властей): уход бизнеса в тень - это не тяга к романтике и подполью, а сугубо рациональный выбор экономических агентов. Создай им условия для нормальной работы - они мгновенно всплывут на поверхность.

Так что мечты о сильной руке, удел не только пенсионеров и отставников спецслужб, но и завзятых теневиков, надеющихся на власть, которая "наведет порядок", позволит сократить непроизводительные расходы и легализоваться. Ну не забавно ли, откуда исходят наказы власти и где ей - захоти она - черпать вдохновение для своей деятельности?


Впрочем, уголовное преследование не очень смущает крупных игроков; эти угрозы носят, скорее, теоретический характер. А рискует по-настоящему самое нижнее пиратское звено, розница, причем зачастую даже не владельцы точек, а нанятые ими продавцы [3].

Производственные мощности у оптовиков, как правило, не пересекаются; обычно у них с заводами имеются заранее согласованные крупные квоты (скажем, на квартал), соответственно и цены для них - самые низкие. На рисунке для наглядности заводы изображены уровнем выше оптовых торговцев, но настоящее их место рядом с оптовиками. Ведь заводам все равно, что тиражировать, они и занимаются всем подряд: музыкальными и программными дисками, легальными и нелегальными. Иногда даже потихоньку "пиратят" пиратов, печатая диски сверх заказанного тиража, а затем сбрасывая их другим оптовикам или прямо в розницу. Но это баловство, мелкие радости, не делающие погоды. Станут злоупотреблять - заменить их, как тех девочек, труда не составит, конкуренция среди заводов довольно жесткая: если когда-то основную долю в производстве CD имели Болгария и Китай, сегодня практически все производится "здесь", восемью российскими линиями и тремя заводами на Украине, причем доля последних составляет 10-15%.

В целом, как может заметить внимательный читатель, структура рынка далека от оптимальной. Очевидно, что в экономически нормальной ситуации "дистрибьюторам" экономически не выгодно не только держать собственные розничные точки, но и иметь с ними дело напрямую. Точно так же, как дилерам и рознице незачем заказывать тиражи на заводах по ценам, заведомо большим, чем у крупных оптовиков. А сейчас заказывают: все занимаются всем, хотя и имеют каждый свою выраженную специализацию. Это похоже на своего рода перестраховку, диверсификацию деятельности.

Помимо пиратов и покупателей на пиратском рынке присутствуют правообладатели (фактически конкуренты пиратов, хотя и не по всем позициям - на нашем рынке работают не все правообладатели) и правоохранительные органы. По сути, и те и другие являются активными участниками экономической деятельности. И если по отношению к правообладателям это понятно - они с пиратами в каких-то пропорциях "делят" кошельки покупателей и свои доходы, то есть конкурируют экономически (хотя и находясь изначально в неравных условиях), то включение сюда же правоохранительных органов может вызвать вопросы. Если вызвало - отвечаю: немалая часть действий, на первый взгляд кажущихся направленными на защиту закона, на самом деле невольно (а чаще всего намеренно) оказывается инструментом решения экономических разногласий между прочими участниками рынка. Заказные мероприятия редко заканчиваются возбуждением дела, еще реже дело доходит до суда. Но покуда конфискованные диски не возвращены законному владельцу, а склад опечатан, владелец терпит убытки, а иногда даже может потерять свой бизнес на радость конкуренту (который зачастую является и заказчиком подобных мероприятий).

Впрочем, примеры дошедших до судов дел имеются. И если по уголовным расследованиям с недавних времен все происходит в общем и целом в рамках закона, то в административной практике царит, мягко выражаясь, беспредел. На стр. 28-29 адвокат Роман Майданчук, специализирующийся на законодательстве по авторским правам, вкратце рассказывает об одном таком вопиющем деле [4]. Заодно в стиле FAQ он просвещает интересующихся, как следует действовать, если возникли проблемы, касающиеся обсуждаемой нами сферы (см. врезку ниже).

 
ЕСЛИ...

РОМАН МАЙДАНЧУК

...вас обвиняют в нарушении авторских прав

А После проведения проверочной закупки ознакомьтесь с удостоверениями проводивших ее сотрудников и перепишите все данные удостоверений.

Б Ознакомьтесь с протоколом проверочной закупки и собственноручно внесите в него все не отраженные в нем обстоятельства. Никогда не отказывайтесь от подписи протокола.

В В случае изъятия вашего товара требуйте, чтобы в протоколе были указаны основания изъятия товара и составлена детальная опись изъятого.

Г Обратитесь к лицу, способному оказать вам юридическую помощь.


...вы считаете, что ваши авторские права нарушены

А Подготовьте документы, подтверждающие ваше правообладание.

Б Оцените ущерб, причиненный нарушением ваших авторских прав.

В Подайте заявление о привлечении нарушителя к уголовной или административной ответственности в орган внутренних дел, приложив к заявлению документы (см. п. 1).

Требуйте, чтобы ваше заявление было зарегистрировано в книге учета заявлений и сообщений ОВД.


В одном из ближайших номеров "КТ" мы , немного изменив угол зрения, обсудим предпосылки сегодняшнего положения дел на пиратском рынке.



1 (обратно к тексту) - И никакого "цифрового века".

2 (обратно к тексту) - Приведенные здесь и далее цифры - экспертные оценки сотрудников правоохранительных органов, софтверных фирм, пиратов и покупателей. Официальных данных, по сути говоря, просто нет.

3 (обратно к тексту) - Их судьбу мы постараемся проследить на примере двух таких продавцов, попавшихся с контрафактом во время милицейского рейда на Горбушку. В настоящее время оба являются подозреваемыми по ст. 146 УК РФ.

4 (обратно к тексту) - Подробнее о нем читайте в продолжении темы в одном из ближайших номеров.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.