Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Avalon

Архив
автор : Игорь Гордиенко   21.03.2000

Германский город Ганновер, что в земле Нижняя Саксония, известен еще с 1150 года. Земля, не столь изобильная, как, скажем, Бавария, издревле стала перекрестком торговых путей и местом ярмарок. В наши дни старинный город становится и крупнейшим выставочным центром. Об этом наглядно вещали титульные листы каталогов проходившей с 24 февраля по 1 марта выставки "CeBIT", на которых гордо красовался эпитет - "World's No.1". И это чистая правда!


Более 1,3 млн. квадратных метров площадей колоссального комплекса, более 7,5 тыс. компаний-участниц. Как говорит Йорг Шомбург (Jorg Schomburg), директор Deutsche Messe AG - организации-хозяйки "CeBIT 2000" и множества других форумов, "достигнута точка, когда мы уже не желаем дальнейшего расширения ганноверского комплекса". Дело в том, что Deutsche Messe не будет впредь усиливать свои мощности в Германии, а перенесет акцент на освоение других перспективных стран. У Deutsche Messe уже арендовано немало площадей для проведения международных выставок в Шанхае и Стамбуле.

Удивительно, но Ганновер, где проживает всего лишь 600 тыс. человек, во время "CeBIT" посетили никак не менее 800 тыс. приезжих! Уму непостижимо, как справилась с таким наплывом гостей инфраструктура города. Гостиниц не хватало, номера были зарезервированы за много месяцев до события. Большинство визитеров, даже из крупных компаний - держателей стендов, селились в частных квартирах и в пансионах, причем зачастую находящихся в других городах, за сотни километров, например, в Гамбурге. Как мне рассказывали, первые два дня поезда подземки (U-Bahn), идущие до выставочного комплекса, упаковывались, как в свое время в Японии - с помощью специальных служащих-"толкачей", дежуривших на платформе. Когда я прибыл, порядок уже был восстановлен: к составам на маршрутах 8 и 18 было добавлено по два вагона, а сами поезда стали бегать с гораздо меньшими интервалами, не останавливаясь на промежуточных станциях (последнее вызывало протесты у тех, кто привык к равноправию во всех проявлениях).

С одной стороны, все понимают, что выставки - основной бизнес города и работающего населения, они кормят и одевают. С другой стороны, почти постоянный дискомфорт и суета очень мало отвечают менталитету провинциальной Германии. А Ганновер - истинная провинция с малоэтажной застройкой, клинической чистотой и тишиной уютных улочек. Самые большие сооружения, которые мне довелось увидеть, это собственно павильоны выставки да еще универмаги и деловые здания на центральной площади Кр§пке. Никакого сравнения с заставленным небоскребами Франкфуртом, через аэропорт которого мы прибыли в Германию.

Сейчас у жителей Ганновера, из которых почти 20 процентов - выходцы из республик бывшего Советского Союза, назревает новая, куда более сильная головная боль: с начала июня по конец октября в городе пройдет всемирная универсальная выставка "Expo 2000". Что тут будет в первые дни - никто предсказывать даже не берется. Лучше, конечно, самим там побывать и посмотреть.

Надо заметить, что в Ганновере русский язык "ласкал слух" даже чаще, чем этого хотелось. К примеру, прогуливаясь вечером по центральным улицам, мы вынужденно ловили отчаянный мат молодых людей в дешевых кожаных куртках. Утречком в вагоне U-Bahn до меня доносился перегар из уст министерских чиновников (то ли российских, то ли украинских, а может, и белорусских). Немолодые, но крепко держащиеся на ногах люди с набрякшими веками и выбритыми до синевы щеками давали по мобильнику назидательные указания своим подчиненным на стендах. Все это перемежалось эмоциональными обсуждениями вчерашнего вечернего пробега по злачным местам.

От России на "CeBIT" было аж 64 представителя, от Украины - 43. Совсем немало, учитывая особенности нашего бытия. Но удивительно: от России были в основном частные предприятия, которые успешно оперируют как на родине, так и на международных рынках. Это известные имена: Лаборатория Касперского, ABBYY, Paragon и пр. А вот Украину, главным образом, представляли некие таинственные теперь для нас государственные образования. Хорошо это или плохо - увы, сделать вывод невозможно...

Замечу, что наши стенды мало чем уступали "ихним". Заброшенный нелегкой в глухой закоулок выставки, обнаружил прекрасно оформленный, но не избалованный вниманием публики стенд российского провайдера мобильной связи - столичного монополиста МТС, где восседала привлекательная, откровенно скучающая представительница. Окруженный красочными картами охвата нашего необъятного государства мобильной связью, стенд беззастенчиво умолял об одном: инвестируйте, пожалуйста!

Куда более зажигательное зрелище можно было наблюдать в экспозиции Ростелекома. В воздухе над стойкой, ограждавшей стенд, кружился виртуальный трехмерный ярко-синий глобус, по экватору которого в противоположном направлении бежала строка из еще более ярких красных букв, извещавшая о небывалых перспективах Ростелекома.

Должен признаться, это очень впечатляло: ни у кого не было столь эффектных аттракционов! Соблазн потрогать висящее в пространстве чудо был очень велик: бродили слухи, что не в меру любопытный визитер сунул-таки палец в голографической артефакт, за что был мгновенно наказан; едва не лишившись пальца, он ушел окровавленным. Как поясняла "хранительница" стенда, внутри этой игрушки очень быстро вращаются на тоненьких металлических штангах светодиоды, излучение которых и порождает немыслимую трехмерную визуализацию. Да! Уж сколько раз твердили миру: умом Россию не понять!

Надо признаться, у меня никогда прежде не возникало желания побывать на "CeBIT". Более того, я всячески противился приглашениям к подобным паломничествам. Сложилось это противление после посещения в 1997 году лас-вегасской "Comdex". Возвратился я оттуда совершенно измученным и подавленным. Мне казалось, что грандиознее и утомительнее этого шоу и быть ничего не может. Лас-Вегас, воплощение вульгарного американского представления о том месте, где можно хорошенько оттянуться, предоставляет идеальные условия для проведения всякого рода многотысячных тусовок. Отели в десятки этажей сносятся здесь за одну ночь, а в течение следующего месяца на том же месте вырастают новые парадизы - еще более колоссальные и шикарные. Совершенно немыслимая скорость обращения материи и капиталов. И что же? А то, что этот город-мираж, как его называют американцы, устает от сборищ типа "Comdex", на которой было "всего" 250 тыс. человек! Поневоле зауважаешь деловую хватку тихого Ганновера.

Отмечу некоторые эволюции, происходящие в самом подходе к проведению публичных акций таких грандиозных масштабов. Может быть, помните, что для советских людей главной причиной походов на международные выставки всегда было желание получить сувенирчики типа авторучек, шариков, пакетов, йо-йо, кепок и прочей дребедени, которая потом годами захламляет ящики шкафов. Увы, этой болезни подвержены все нации нашей планеты. Законы штата Невада запрещают несовершеннолетним посещать публичные зрелища. Школьников на "Comdex" не увидишь. Был даже казус, когда юный американский бизнесмен, которому не исполнилось восемнадцати, не смог попасть на собственный стенд. Но законодательные ограничения не спасают стенды от безнаказанного обдирания вполне зрелыми особями. В Ганновере школьникам не только рекомендовано посещать "CeBIT", но, как я понял, билеты для них предлагаются по льготным тарифам. В первый день посещения выставки, в воскресенье, я был буквально шокирован поведением деток: после их набега на стендах не оставалось и дрянной конфетки.

Но экспозиционеры тоже не лыком шиты. Год от года они становятся умнее. Есть явная тенденция: вместо того, чтобы выставлять бесплатные побрякушки, солидным людям во время беседы предлагают бесплатные напитки, закуски и пр. Одна проблема: сколько же стендов за день можно посетить в таком случае? Я, не жалуясь на телосложение и аппетит, не смог бы перенести и пяти столований... Думайте, господа, как быть дальше, работайте!

О революции и недоделанном прошлом

На то, что революция мобильной связи состоялась, недвусмысленно указывают изменения в урбанистическом устройстве Германии. С улиц городов практически полностью исчезли общественные телефоны. В последний раз мне довелось бывать в западной части Германии в 1993 году (поездка в Берлин осенью 1998 года не в счет - это все еще реконструируемые джунгли тоталитаризма). В тот давний месяц я был, главным образом, во Франкфурте и в известном университетском центре - городке Марбурге. Живо помню, что, купив в любом газетном киоске экзотическую тогда карточку с микропроцессором, я втыкал ее в телефон-автомат, который можно было найти на любом углу. И звонил куда угодно - маме на Украину, жене в Москву. На сей раз мне удалось купить карточку с процессором только в пресс-центре "CeBIT". К счастью, там были и редкостные ныне международные телефоны-автоматы.

В Германии и не пытайтесь быстренько найти телефон-автомат. Надежнее взять с собой мобильный телефон, заказав у первичного провайдера роуминг. Тамошних провайдеров связи - куча. Как мне рассказал Владимир Чернявский, коммерческий директор Лаборатории Касперского, ему были доступны услуги одновременно трех провайдеров!

Итак, мобильная связь завоевала Европу. Нужно своими глазами видеть разноязыкую толпу, тесно заполнявшую вагончики подземки: весьма состоятельные и грамотные люди со всего света непрерывно болтали по непрерывно звонящим мобильникам. В отличие от системы нашей мобильной связи, при которой клиент в метро "отключен либо недоступен", в Германии специальные провайдеры по согласованию с владельцами дорог устанавливают ретрансляторы на подвижных составах - через каждые два вагона. Хотя в этом случае связь идет по удвоенному тарифу, но все равно - приятно и полезно. Что касается услуг мобильной связи для граждан Германии, то условия таковы: провайдер бесплатно дает новому абоненту телефонный аппарат и вдобавок чек на 75 марок - покупай, что хочешь, - и обеспечивает на первый месяц бесплатное подключение в любых объемах. Потом все это начинает тикать, но куда медленнее, нежели у наших властелинов информационных колец! Мобильный телефон в ранце германского школьника - явление совершенно заурядное, хотя и весьма показательное.

Готовясь к поездке на "CeBIT", я в полной мере ощущал сложность стоящей передо мной задачи. За неделю никто не может посетить стенды 7,5 тыс. фирм, обойти 1,3 млн. кв. м площадей. Я планировал одно: извлечь максимальную пользу для "Компьютерры". Конечно же - по тематике электронной коммерции и другой прибыльной онлайновой деятельности. Что же мне удалось? Увы, крайне мало. Дело в том, что конвергенция технологий превратила выставку в единое поле моего интереса.

Несколько слов о явлении, которое меткий Денис Зенкин, менеджер по маркетингу из Лаборатории Касперского, назвал "гонкой вооружений". У меня же эта напасть всегда ассоциировалась с выражением "сапожник без сапог". Суть этого феномена в том, что технологии создаются и продвигаются так быстро, что не успевают дозревать до совершенства - сменяясь новейшими. Сами же разработчики, продвигая творения на рынок, редко успевают использовать все собственные достижения.

Будучи на крупных hi-tech-выставках, почти всегда имел проблемы с электронной связью. Счастливым исключением был прошлогодний новоорлеанский форум "Computer Associates", на котором для прессы все виды связи были бесплатны, эффективны и надежны. На уже упоминавшейся лас-вегасской "Comdex" материалы в реальном времени не удавалось готовить не только мне, но и знаменитому Георгию Кузнецову, обладавшему немыслимой сноровкой в делах такого рода.

"Без умолку безумная девица..."

Давным-давно мой шеф в НИЦЭВТ Валера Ярных учил меня: информация - мать интуиции. Мудрый человек. С возрастом я понял, что обилие информации на каждого действует по-своему. Кто-то ломается и сходит с ума (процессор перегревается), кто-то меняет образ жизни, а кто-то делает неожиданные выводы, что для всех остальных становится проявлением интуиции или же ясновидения.

На "CeBIT" все свидетельствовало о том, что человечество миновало еще один виток развития технологий. Многие теперь вспоминают, что именно "CeBIT" 1986 года стала откровением нового мира, в котором властвуют персональные компьютеры. В нынешнем же, 2000 году миру была преподнесена новая картина будущего: это среда, наполненная множеством специализированных миниатюрных устройств, связанных беспроводными каналами. Как их только не называют - и "Generation 3", и уже "Generation 4". А почитали бы нашего Пелевина с его "Generation П", еще и не так заговорили бы!

Суть всего происходящего, на мой взгляд, заключается в том, что природа выражает некую антитезу почти двадцатилетнему засилью концепции универсального персонального компьютера. За эти годы была изрядно нарушена гармония мира. А ведь развитие технологий не может иметь характера бесконечного местечкового всплеска. Вспомним историю электрической лампочки и обычного телефона.

Породили эту глобальную антагонистическую реакцию технологически развитые страны Востока, в первую очередь Япония. Там универсальные компьютеры никогда не могли быть персональными. Этот странноватый на первый взгляд тезис могут подтвердить такие факты, как появление компьютерного цыпленка Тамагочи, интеллигентного котенка Robokoneko и прославленных собачек Aibo, приковывавших на "CeBIT" массовое внимание к стенду Sony. Но не только экзотические примеры, свидетельствующие о нежной душе Востока, подтверждают мою догадку.

Сложилось так (неисповедимы пути Господни), что идея мобильной связи естественным образом конгломерировалась с идеей множественных беспроводных Интернет-услуг. Это уже самодостаточное основание для изменения всей эволюции технологий нашей цивилизации.

Что же будет? На рынке систем мобильного персонального сервиса огромное количество игроков. Этот рынок вообще не обнаруживает пока трендов к сугубой стратификации, структуризации и в конце концов - к выделению лидеров-монополистов. Более того, впервые за всю историю развития hi-tech этот рынок, похоже, приобрел способность к максимально долгому существованию в неструктурированном состоянии. Это дает повод для догадок о том, что в будущем неструктурированность и персонализация высокотехнологичного рынка и его субъектов станет неотъемлемым свойством. А значит, монополия как таковая будет более невозможна. Конкуренция - навсегда!

Этот мой тезис заставляет задуматься о судьбе лидеров и монополистов дня уходящего. Речь идет о таких именах, как Microsoft, Intel, Motorola, Ericsson, Nokia, Samsung, Sony и иже с ними... Сразу должен сказать, что на новом рынке всем, кроме Microsoft, не грозят особые проблемы. Здесь играет роль немало факторов. Прежде всего, невероятная емкость нового рынка, потенциально формируемого потребностями всего населения планеты Земля.

Во-вторых, все эти компании, кроме Microsoft, так или иначе связаны с производством специализированного коммуникационного оборудования. Последним свидетельством гибкости и адаптивности стратегии Intel стало приобретение компанией осенью прошлого года за 1,6 миллиардов корпорации DSP Distribution. После этого уже не выглядело непонятным заключение договора с Ericsson на предмет поставок специализированных чипов для мобильных устройств.

Дабы внести еще большую ясность, поясню, что Microsoft даже раньше других пыталась оседлать новую волну. Всем известны ее контракты с производителями мобильного оборудования. Постоянно преподносятся под свежим соусом старые Интернет-проекты, в частности MSN Network, что было весьма заметно на "CeBIT". Почему же я выражаю скепсис в отношении дальнейшего благополучия чемпиона? Вот почему: слишком велика инерция раскрученного маховика ставок на очень сложные системы для бытового применения. Не хотелось бы быть пророком, но почти уверен, что Windows 2000 - предпоследнее, если не последнее громкое слово.

Не ощущалось на "CeBIT" особого интереса публики и к корпоративным решениям. Во-первых, эта сфера обретает все черты сложившегося производства. Ну, скажем так: никто ведь не визжит от восторга, что где-то есть гигантские электрогенераторы, благодаря которым в квартире светло, а в метро поезда гоняют. Во-вторых, решения по мере стандартизации переходят на уровень железа, делая программное обеспечение, мягко говоря, все менее необходимым.

Avalon

Читавшие Толкиена знают, что означает слово Avalon. Это прекрасное место, куда уходят люди по невидимым глазу духовным путям, обретая блаженство и бессмертие. Мой первый день на "CeBIT" выдался очень солнечным, тихим и невероятно теплым. Даже в тонком свитере было жарко, а многие ходили в легких рубашках с короткими рукавами. Сидя на зеленом газоне рядом с башней пресс-центра, я внезапно увидел уходящие в бесконечную небесную синь бесчисленные виртуальные этажи павильонов. Там, как и на наших реальных этажах, кипела жизнь, сновали занятые по горло люди. И чем выше, тем это зрелище становилось все более и более призрачным, чудесным и восхитительным...



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.