Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Административная грация в дигитальном веке

Архив
автор : ТАТЬЯНА ДАНИЛОВА    14.03.2000

Что бы ни говорили сверхлибералы, государственный контроль над умами и информацией необходим, как необходимо человеку знание собственного организма и контроль над ним. Способность управлять и качество управления зависят от информированности "верхов". Век ставит перед государством неразрешимые на первый взгляд вопросы: как сохранять контроль и влиять на общество, которое обрело четвертое - информационное - измерение? Как преодолеть децентрализующее влияние новых технологий, не покушаясь на не зафиксированную ни одним законом презумпцию открытости информации?

Традиционные методы влияния - правовые, через СМИ, путем организации общественного мнения, - приобретают новые черты. Ощутимое децентрализующее влияние новых технологий делает невозможным, да и ненужным прямой контроль либо регулирование всей информации в СМИ или Интернете: ответственность за информацию всегда пропорциональна возможности ее контроля. Выход видится в развитии саморегулирования поставщиков контента на основе соблюдения морально-этических норм, в выработке корпоративной морали инфообщества: саморегуляция в демократическом обществе является более действенным средством, нежели прямой контроль.


Система ценностей инфообщества формируется таким образом, что государство в нем выступает не как Большой Брат, но как лидер, - патриархальные властные модели несовместимы с эрой hi-tech. Любая из исторически известных властных моделей базировалась на несимметричности входящих и исходящих потоков информации, на иерархическом членении информационных уровней. Сегодня же государство имеет дело с информационно открытым пространством, причем большей частью это пространство неиерархично. Поэтому давление и принуждение неэффективны и заменяются влиянием и социальной игрой, а высокотехнологичное гуманитарное сопровождение политики становится нормой социальной жизни. Социум испытывает и поддается виртуальному влиянию - влиянию сконструированного смыслового пространства, в которое втягиваются различные сопутствующие области социальной инженерии (искусство, масс-медиа, политика и т. п.). В таком смысловом открытом пространстве даже отрицательные ситуации приобретают обратное содержание, противодействие оказывается положительным действием, а контрмеры только усиливают меры (xyz.org.ua/discussion/impact.ukr.html). Сегодняшние социокультурные институты и управленческие технологии, видимо, доживают свои последние дни перед повсеместным переходом от иерархической системы к сетевым принципам и моделям, а современный "курс молодого вождя" включает в себя такие предметы, как разработка сценариев событий, их моделирование и логистика.

Как во внутренней, так и во внешней политике стратегия давления/принуждения/разрушения уступила место стратегии непрямых действий. Аналитические системы, такие как мониторинг социальной информации, еще более важны для формирования общественного мнения и управления обществом, поскольку дают возможность оценивать социальные проблемы и фиксировать источники негативных инфопсихологических воздействий. Такая система создана и действует в США, причем она направлена на сохранение образа жизни американского общества. Дестабилизирующее влияние на общество маргинальных групп известно и проанализировано; оно в известной мере ослабляется дарованной таким группам сетевой свободой самовыражения.

Если на клетке с верблюдом написано "слон"...

Изменилось соотношение скоростей обновления информационного состояния в обществе на уровне биологической обусловленности (генокоды при смене поколений) и на уровне обусловленности культурой (прикладная научно-техническая и прочая информация, генетически не передаваемая при смене поколений). Производство знаков и знаковых систем, управляющих массовым поведением (от брэнднеймов до СМИ), стало ведущим сектором инновационной экономики (Петр Щедровицкий).

Теория воздействия средств массовой информации на аудиторию, восприятия журналистской информации и основы ее моделирования, а также психология массовой коммуникации разрабатывались во времена холодной войны для и в интересах группы государств; при определенных допущениях многие из них экстраполируются на пользователей киберпространства. Речь идет о воздействии на индивидуальное сознание человека как гражданина, как субъекта политической жизни, обладающего правосознанием и менталитетом, духовными идеалами и ценностными установками. Положительные киногерои в камуфляже, распространенность компьютерных игр Doom и Quake немало способствовали тому, что население развитых стран как минимум нейтрально отнеслось к вовлечению своих стран в войну в Заливе или в югославские конфликты.

Политическая реальность такова, что любые информационно-психологические воздействия, осуществляемые через каналы СМИ или межличностного общения (например, слухи), являются, по сути дела, манипулятивными. С наступлением дигитального века СМИ становятся вездесущими, существование цензуры теряет смысл, информация обновляется в режиме реального времени, - и в этой ситуации национальные интересы государства требуют определенного информационно-психологического воздействия на общество для формирования единого понимания этих самых национальных интересов. Примером подобной высокотехнологичной манипуляции может служить следующее: когда стихийный пацифизм общества 1960-70 гг. вступил в конфликт с национальными интересами США, в СМИ произошла интересная трансформация терминологии описания военных конфликтов: вместо привычных слов "военная операция", "вторжение" и "атака" используются "миротворческая операция", "гуманитарная миссия" и "контроль ситуации". Вопреки очевидному люди склонны верить табличке "слон" на клетке с верблюдом, если им докажут, что это в их интересах.

Информационно-психологическое воздействие как часть стратегии непрямых действий направлено на систему формирования общественного сознания (мировоззрение, политические взгляды, духовные ценности), на систему формирования общественного мнения, - а это, в свою очередь, обеспечивает систему принятия политических решений. Примером такого влияния может служить цепочка событий: декабрь 1999 г. - отказ Конгресса США в дополнительном финансировании систем компьютерной безопасности; январь-середина февраля 2000 г. - серия статей в ведущих СМИ о беспомощности АНБ (тотальная забюрократизированность плюс антикварные компьютеры); начало-середина февраля 2000 г. - серия хакерских атак на мощнейшие американские сетевые компании, инспирированных, по общему мнению, самим государством; результат - вопрос о дополнительном финансировании систем компьютерной безопасности снова будет рассмотрен Конгрессом.

Создание и поддержание стереотипов также является инструментом формирования общественного мнения. Пакостный хакер, угрожающий соседнему супермаркету, так же как и злобный русский, убивающий миролюбивого чеченца, - старые негативные стереотипы с новым наполнением, как видим, с успехом используются и формируют соответствующее общественное мнение в современном инфообществе. Причем формирование стереотипа облегчено сложившимся клиповым стилем восприятия действительности - облегченным и принципиально неаналитичным. Еще один инструмент влияния на общество - генерирование различного рода фобий и слухов и прямая дезинформация. Глобальные телекоммуникационные сети и открытость информационного пространства сделали эту задачу настолько простой, что она может стать инструментом в нечистых и недобросовестных руках.

Короткий поводок в hi-tech-исполнении

Сетевые технологии, предлагаемые Oracle, - компьютеры, независимые от операционных систем, - как и стремительное развитие сотовой связи, предоставляют возможность (и она непременно будет широко использована!) позиционирования пользователя с одновременным контролем его банковского счета. Приведу пример: старая первоапрельская шутка крупнейшего из операторов мобильной связи Эстонии ЕМТ (опорные станции автоматически определяют скорость перемещения мобильного телефона водителя автомашины, проезжающей между двумя станциями, а штрафная квитанция за превышение скорости присылается вместе с телефонным счетом) вдохновила борцов с лихачами: поступили предложения - оперативно передавать в полицию координаты нарушителя, полученные станциями ЕМТ. Финны предполагают использовать SIM-карту мобильного телефона как универсальное средство идентификации, - лично мне это напоминает микрочипы, вшиваемые заботливыми хозяевами под кожу кошечек и собачек для облегчения их поиска в случае продиктованного природой загула.

Мне представляются надуманными версии о существовании иного - психотронного - способа контроля над обществом. Контроль сознания индивидуума подразумевает искусственное "программирование" - перенаправление воли путем внешнего воздействия, где фактором внешнего воздействия объявляется все, что угодно: звук, ультразвук, электромагнитные колебания, психотропные вещества, гипнотизер, биоэнергия и т. п.

Такие попытки, возможно, делались: по крайней мере, известно о существовании программ MK-Ultra, Bluebird и некоторых других (а в USENET имеется ворох конференций на эту тему, см. также pages.hotbot.com/health/alan.yu, members.aol.com/alanyu5, home.earthlink.net/~ayfree). Я использую сослагательное наклонение из-за отсутствия адекватной информации. Разумеется, есть много упоминаний о воздействии на психику тех или иных излучений, о влиянии геопатогенных зон; русские сайты ссылаются на коварное ЦРУ, американские - на КГБ. Но гипотетическое массовое зомбирование (я не имею в виду отдельные случаи) скорее похоже на применение оружия массового поражения, чем на эффективное управление обществом; случаи подобного рода не известны, и к тому же традиционные способы влияния на общество - ну хорошо, зомбирования! - не менее эффективны, не несут физических негативных последствий и стоят дешевле. Излишнее же умножение сущностей в данном случае отдает паранойей. Известным мне примером массового зомбирования общества (в том числе и европейского) может служить ситуация в балтийских республиках, чьи правительства успешно убедили и себя, и европейскую общественность в отсутствии проблем с русскоговорящим населением, - путем полного игнорирования этого самого русскоговорящего населения. Причем власти достигли цели не прибегая к экзотическим технологиям, а лишь умело используя дипломатию, пропаганду, стереотипы и всемогущий принцип "против кого дружим".

Государство и виртуальная революция

Изменения в обществах промышленно развитых стран есть изменения цивилизационные: под напором все увеличивающихся потоков информации изменяются основы общественного устройства. Одним из следствий этого изменения является обнаруживающийся "дигитальный разрыв", то есть разрыв между теми членами общества, у которых есть возможность доступа к компьютеру и в Интернет, и теми, кто такой возможности не имеет. Дигитальный разрыв обусловлен не уровнем доходов, а уровнем образования и сферой интересов. Таким образом, появился новый критерий расслоения общества, что должно учитываться государством. Дигитальный разрыв был обнаружен и проанализирован в США, но меры по его преодолению были приняты в Европе, а именно: широкое предоставление бесплатного dial-up-доступа в Интернет и государственные программы обучения работе в Сети.

В последнее время развиваются идеи виртуализации государства. В основном они сводятся к следующему:

- Объявление доступа в Интернет основным конституционным правом. Пример США и Финляндии показал, что "осетенение" трети граждан вызывает лавинообразный рост эффективности гражданского общества и экономики.

- Замена физического контакта граждан с работниками госаппарата виртуальным. Большинство государственных служащих так или иначе занято выработкой или хранением информации, что давно возможно делать в Интернете. Основным каналом общения гражданина с государством должен стать государственный портал.

- Полное освобождение Интернет-торговли от национальных налогов.

Сегодня большинство государственных и региональных структур, а также некоторые органы местного самоуправления имеют свой сайт, что повышает доверие к государству. Десакрализация закрытых доныне сфер укрепляет гражданское общество и придает ему устойчивость в социальных конфликтах. Высокие технологии способны разрушить государство тоталитарно-патриархального типа, в руках же демократического гражданского общества они - лишь эффективный инструмент управления.

Дополнительные источники

- www.tsure.ru/university/fib/bit/rus/seminar/14.html;
- russ.ru/politics/articles/20000302_schedr.html;
- xyz.org.ua/discussion/impact.ukr.html;
- www.internews.ru/zip/39/internet.html;
- gazeta.ru/dossier/15-03-1999_mind.htm;
- isn.rsuh.ru/cpis/win/konfer/98_04/panarin.htm.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.