Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Неожиданная дихотомия войны

Архив
автор : Сергей Голубицкий   14.03.2000

Когда твоя Родина воюет, происходит невероятная трансформация мозгов, и вот уже не замечаешь, как начинаешь проявлять интерес к вещам, которые в мирное время вроде бы интересовать не должны. Как то: разрушительная сила вакуумной бомбы, куда делись стратегические запасы напалма, как эффективнее "мочить в сортире" - с помощью атомной бомбы или хватит простого "Града"?

В патриотическом унисоне, как и полагается, пребывает большая часть населения воюющей страны. Лишь изредка раздается фальцет того садомазохистского племени, которое еще в 1970-е годы в хоккейных матчах СССР - Канада всегда болело за Канаду. Вполне естественно, что во время Косовской агрессии население государств-членов НАТО в подавляющей своей массе пребывало в патриотическом унисоне. Точно так же, как и сегодня, во время чеченских событий, было бы странно требовать от русских людей сопереживания по поводу отрезанной ноги Басаева.


За этим патриотическим унисоном и пробивающимся сквозь него либеральным фальцетом ускользает одна очень интересная деталь: оказывается, то, что нам говорили о новой эре мирного сосуществования, наступившей после Второй мировой войны, чистой воды блеф. И дело не в том, что короткий мирный период приказал долго жить, а в том, что он никогда и не наступал. Просто идея мирного сосуществования вошла в моду у "политико-образующих народов" вследствие совершенно неожиданных неприятностей: сперва крушение всех европейских колониальных империй, затем разгром американцев во Вьетнаме, наконец - поражение Советов в Афганистане. Ну чем не великолепный фон для мирных разговоров, за которыми сублимировалась простая травма: "Если уж мы не можем побеждать в войне, значит, и войн быть не должно". И тогда протрубили на весь свет: "После Второй мировой войны началась новая эра в развитии человечества - эпоха мирного сосуществования".

Что это за такая "безвоенная эпоха", можно проследить на примере одних только США:

- 1948-1953 гг.: война на Филиппинах;
- 1950-1953 гг.: война в Корее;
- 1964-1973 гг.: война в Лаосе;
- 1964 г.: война в Панаме;
- 1965-1973 гг.: война во Вьетнаме;
- 1970 г.: война в Камбодже;
- 1982-1983 гг.: война в Ливане;
- 1983 г.: нападение на Гренаду;
- 1986 г.: нападение на Ливию;
- 1989 г.: интервенция в Панаму;
- 1991 г.: война в Ираке;
- 1992-1993 гг.: война в Сомали.

Наконец, оккупация Боснии и война против Сербии. Такое вот "мирное сосуществование".

И дело не в том, что США нехорошие. Просто они - "политико-образующие", и им по статусу положено заниматься естественными делами, и среди прочего - воевать. Так же, как было положено воевать и СССР. "Демократическую" Россию чуть было не лишили ее политико-образующего статуса и попытались задвинуть в чулан истории, но не тут-то было: мы сразу же "исправили" недоразумение, теперь вот тоже воюем. К сожалению, на своей собственной территории. А это, согласитесь, моветон: воевать нужно на стороне, подальше от родимых хат.

Все это я рассказываю с одной единственной целью - чтобы продемонстрировать бессмысленность всяких "мирных" притязаний: война для государств - самое естественное, самое постоянное, самое "милое" дело. Только поймите меня правильно: именно для государств, а не для населения.

Вот именно эту дихотомию и хотелось бы проанализировать: взаимодействие государства и населения в современной войне. Можно повернуть иначе: соотношение военно-технического и человеческого факторов в современной войне.

Забегая вперед, сразу же сформулирую и основной вывод статьи: человечество стоит не только на пороге новых технотронных войн, но и на пороге радикального пересмотра всей морально-этической системы ценностей, присущих христианским цивилизациям.

В самом первом приближении взаимодействие государства и населения в современной войне выстраивается следующим образом:

А - Государство через клизму СМИ основательно прорабатывает мозги населения. В результате население морально созревает, чтобы из него добровольно сформировали армию и отправили на войну.

Б - Государство посредством своих вооруженных сил разворачивает боевые действия. Вооруженные силы - это соединение техники и все того же населения (лишь надевшего мундир).

В - Государство сворачивает боевые действия практически всегда под давлением населения: либо своего собственного, либо того, с которым воюет.

Если бы не было третьего пункта, войны заканчивались бы полным истреблением противного населения. Однако вмешательство неких табу морально-этического характера не допускает (вернее, не допускало) такого сценария. Хотя и были рецидивы. Например, бомбардировки Дрездена и Хиросимы.

Невооруженным взглядом видно, что в нашей схеме государство реализует мужское начало, а население - женское. Как и полагается, на первом и втором этапе у населения роль пассивная: его всегда имеют. В третьей, заключительной фазе население побеждает, что вполне естественно: женщина всегда побеждает мужчину в кульминационные моменты.

Не менее невооруженным взглядом видно, что в данной схеме мужчине-государству женщина-население (в первую очередь свое собственное) не просто действует на нервы, но и мешает. Не удивительно, что государство в последнее время активно разрабатывает средства эффективного выведения населения из игры. Иными словами: государство разрабатывает способы ведения боевых действий без своего населения. Продолжая фрейдистскую метафору, государство явно предпочитает самоудовлетворение живому половому акту.

Для того чтобы вывести собственное население из всех трех этапов, государству нужно:

- довести до совершенства методы идеологического психотронного одурманивания населения через СМИ;

- использовать такие технологические средства ведения боевых действий, которые не предполагают участия личного состава.

Надо сказать, что наше российское государство качественно отстает от своих политико-образующих западных "партнеров" по обоим направлениям. И если отставание по части технологической модернизации армии можно ликвидировать в обозримом будущем, то отставание по части одурманивания населения через СМИ ликвидировать вряд ли удастся.

Так уж сложилось, что наше население можно зомбировать до посинения и оно, конечно, пойдет дружным гуртом покупать прокладки с крылышками и сделанный с умом электролит. Но не более того. Окончательно преодолеть врожденную русскую монаду любви-ненависти к собственной власти не удастся никогда. Потому что присутствие эмоционального напряжения в отношениях русского человека и его государства - уникальная генетическая особенность здешних краев, которую не побороть даже тете Асе с ее детергентом.

Успешное промывание государством мозгов населения возможно исключительно при нейтральном отношении населения к власти, и именно такое нейтральное, неэмоциональное отношение демонстрируют наши западные собратья по разуму. Поэтому ими легко манипулировать. Только бессовестный человек посмеет обвинить американское население в том, что оно хладнокровно благословило свою армию на агрессию против Сербии! Да ни за что! Американское население благословило свою армию со слезами на глазах. Со слезами искреннего сострадания албанцам, которых безжалостно вырезают сербские варвары. Доказать американскому человеку, что у албанцев есть только два фольклорно-трудовых промысла - толкать героин в Италию и продавать проституток в Германию, - так же невозможно, как и отменить парад планет 5 мая 2000 года.

Короче говоря, следует признать, что с государственной точки зрения Западу повезло с населением больше, чем России, тут возразить нечего.

Западные государства семимильными шагами приближаются и к решению второй задачи по нейтрализации своего населения - созданию таких технологических средств ведения боевых действий, которые не предполагают участия личного состава.

Отсюда, кстати, и упорное стремление перенести военный акцент на космос, так как летчики в космосе ни к чему. Сегодня для Запада это имеет первостепенное значение, поскольку даже самые минимальные потери чреваты неподконтрольным взрывом общественного мнения и, как следствие, нарушением естественного хода развязанной войны.

Профессор Питер ван Хэм, специалист по Восточной Европе, со всей простотой своей протестантской души делится сокровенными мыслями: "В западных странах уже сформировалась новая концепция безопасности: безопасность потребителей. Европейские граждане сейчас в безопасности, и поэтому они очень пристально наблюдают, как далеко политики готовы зайти в войне. Потребитель-гражданин уже больше не хочет участвовать в этих войнах с неясными целями. Поэтому то, что в прошлых веках выполняли наемники, теперь выполняет техника. Люди говорят: хорошо, у нас есть новые технические военные средства, давайте их использовать, давайте вести "чистые войны" - из космоса, используя все возможные виды компьютеров, они настолько превосходят по качеству технику других стран, что мы вполне можем безопасно воевать".

Камерон Стюарт, австралийский журналист, передает всю полноту красок войн ХХI века: "Солдаты больше не будут воевать на передовой. Вместо этого они будут управлять боевыми действиями на расстоянии, достаточном лишь для того, чтобы зафиксировать боевые цели. К 2010 году Пентагон надеется "дигитализировать военные действия" путем электронного увязывания каждого солдата и систем вооружения. Солдаты будут носить шлемы с микрофонами, наушниками и очками ночного видения. На небольшом дисплее прямо перед глазами солдата будут выводиться сведения о его местонахождении, а также последние разведданные. В теории Пентагон полагает, что солдат, обнаружив вражескую цель, откроет свой лэптоп, нажмет кнопку и цель будет поражена".

Кульминацией бреда кажется суждение о том, что в принципе в нашем веке войны вообще не понадобятся: "Воюющие правительства будут проводить боевые действия на компьютерных симуляторах, чтобы определить победителя в потенциальном конфликте. После этого проигравшая сторона просто сдастся, чтобы избежать реальных потерь и поражения в реальных боевых действиях".

Но "солдаты с мониторчиком" - это не предел военной мысли в наш "цифровой век". Большие надежды возлагаются на использование достижений нанотехнологий в соединении с практическим применением биороботов. В воспаленном уме уже четко рисуются картины, когда пушки будут сами стрелять, танки сами идти в атаку и т. п. И повсюду будут копошиться самовозникающие и самовосстанавливающиеся малюсенькие роботики, эдакие "посланцы мира", которых "государства имеющих" (в терминологии профессора Майкла Шмидта, спеца по международному гуманитарному праву) отправят воевать с населением "государств не имеющих".

Развивая тему, самое время поставить вопрос ребром: есть ли сегодня возможность у политико-образующего государства добиться окончательного "замеса своего врага в сортире"? Либеральная мысль настаивает на том, что такой возможности нет. В качестве примера приводят Израиль в его борьбе с палестинцами, Испанию в ее противостоянии баскам и Великобританию, уже который десяток лет мучающуюся с Северной Ирландией.

На самом деле ответ далеко не однозначен. Теоретически возможность "окончательного замеса" безусловно существует. И не одна, а целых две - полная ассимиляция (по типу той, что проделал Сталин, переселивший несколько народов) и полная экстерминация (по типу той, что проделал Гитлер с пациентами психиатрических клиник и сексуальными меньшинствами).

Однако на пути такого окончательного решения пока что стоят морально-этические запреты. Хотя внутренний потенциал для их устранения имеется давно. Наши западные "партнеры" уже неоднократно отметились в феноменальных проявлениях геноцида: и когда за пятнадцать минут стерли с лица земли практически все население Дрездена, и когда метнули две атомные бомбы в Хиросиму и Нагасаки, и когда вырезали "под корень" лагеря беженцев в Сабре и Шатиле, и когда превратили в пепел вьетнамскую деревеньку Сонгми.

Таким образом, можно предположить, что если задействовать некие механизмы, способные отключить хотя бы на время морально-этические табу, то вариант "окончательного замеса" вполне возможен. К этим механизмам мы еще вернемся.

Гармонию "чистых войн" будущего нарушает прагматическая тревога по одному вопросу: "государства имеющих" беспокоятся - а что может противопоставить их биороботам население "государств не имеющих"?

Вышеупомянутый процессор Шмидт так формулирует проблему: "Думаю, что войны будущего - совершенно иные, не те, что мы наблюдаем сейчас. Основная тенденция развития, мне кажется, такова: войны будут асимметричными. Причина в том, что в мире есть военные, которые благодаря высокому уровню развития своих стран могут позволить себе использовать в войне новейшие технологии и новейшую технику. А таких стран становится все меньше и меньше. Так что в следующем веке будет небольшая группа "государств имеющих" и гораздо более многочисленная группа "государств не имеющих". "Государства не имеющих" - это те, которые не могут позволить себе развивать военные технологии, не могут позволить себе построить такие вооруженные силы, которые бы конкурировали с французскими, американскими или британскими. И на поле сражения эти государства будут вынуждены вести себя иначе. Иными словами, если я не могу выиграть в твоей игре, то надо изменить правила. Так что эти государства будут прибегать, например, к террористическим методам, будут использовать дешевое оружие, скажем, биологическое; химическое оружие будет для них тем недорогим средством, которое вполне можно применить против развитой техники. Вооруженные силы не только будут различаться по численности, они и выглядеть будут по-разному. Как небольшое государство сможет вести войну против Соединенных Штатов? Оно, конечно, не сможет купить системы ПРО или ПВО, с помощью которых можно сбить американский самолет. Но оно сможет купить грузовик, начинить его взрывчаткой и подогнать к казарме. Мелкие государства начнут прибегать к технике и методам, которые нарушат нынешние соглашения о правилах ведения войны. С точки зрения международного права, это создаст большие проблемы".

Обратите внимание на этот стыдливый "грузовичок", который начинили взрывчаткой и подогнали к казарме! А спичечный коробочек с цезием, распыленный с прогулочного вертолета над Нью-Йорком, не желаете, уважаемый коллега? Всего-то ничего, - а населения на Манхеттене - оп! - и нету!

Вот это и будет асимметричным ответом. Но об этом западные "партнеры" предпочитают не писать. Вернее, пишут, но очевидные глупости: "Природа конфликта XXI века будет также зависеть и от развития биологического оружия. Некоторые развивающиеся страны видят в биологическом оружии возможность уравновесить ядерное доминирование мировых держав. Потенциал биологических войн будущего целиком зависит от способности Организации Объединенных Наций запретить биологическое оружие, а также от развития средств раннего обнаружения этого оружия на стадии изготовления" (Камерон Стюарт).

Несерьезная апелляция к ООН в данном контексте видится мне чистой сублимацией подлинных намерений (пусть и на подсознательном уровне). Почему? Потому, что уже в самом асимметричном ответе со стороны "государств не имеющих" скрыт тот механизм отключения морально-этических табу, за которым последует "окончательный замес" противника. Говоря человеческим языком, если "какая-нибудь развивающаяся страна" применит биологическое оружие против политико-образующего государства, то это государство просто-напросто сотрет противника с лица земли. И при этом найдет тому моральное оправдание.

Однако все не так просто! Вот что пишет Элиезер Воронель-Дацевич, профессор университета Бар-Илан в Израиле: "Представим себе бомбы, падающие на Нью-Йорк, толпы мечущихся в ужасе "белых воротничков", бесконечные схватки благородных васпов за обладание сортиром, водопроводом и дефицитными прокладками "Олвейс", без которых нельзя жить, огромную вереницу беженцев в центральные штаты, потрясающий спрос на средства от поноса, жуткие крики с требованиями "немедленно прекратить этот кошмар", и дорогих наших политкорректных афроамериканцев, разбивающих под шумок витрины супермаркетов. Чтобы победить Америку, нужен какой-нибудь Шамиль Басаев, который взорвет пару роддомов, и война окончена".

За комичным фасадом этой картинки скрывается довольно серьезный вопрос: "А хватит ли у политико-образующего государства внутренних сил пойти на такие жертвы?" Мне лично кажется, что в обозримом будущем государству вряд ли удастся эффективно нейтрализовать фактор населения в современных боевых действиях.

Поэтому успех в современных войнах будет зависеть не от каркасных и вакуумных бомб и уж подавно не от мониторчиков в шлеме и биороботов, а от того, что американцы очень точно определяют как "guts" или "balls". Если у государства и его населения есть "balls", то противостоять ему будет очень сложно. Расплывчатые понятия "яиц" и "кишок" (а именно так переводятся американские метафоры "твердости характера") можно легко свести к ответу на простой вопрос: как далеко мы готовы пойти? Самое интересное, что, по большом счету, идти-то никуда не потребуется. Главное - самим обрести уверенность в том, что, если надо, мы пойдем до конца. И дать понять окружающим об этой нашей уверенности. Тем более что момент самый подходящий.

В январе 2000 года пронесся скандал с публикацией редакторской статьи в канадской газете "Ottawa Citizen". Статья называлась "Россия и при Путине останется барахлом" (в оригинале "Russia under Putin will Suck". Михаил Леонтьев в своем "Однако" для пущей важности перевел как "Россия будет сосать"). Эдакий ушат грязи типа: "Россия это кусок навоза, завернутый в капустный лист и спрятанный в сортире". Все это, конечно, жалкие эмоции, хотя в редакторской статейке и есть одно любопытное суждение о том, что Россия - родина самого большого в мире колокола, который никогда не звенел, и самой большой в мире пушки, которая никогда не стреляла.

Даже толстокожий человек поймет, что речь идет не о воспоминаниях об интуристовской экскурсии, а о восприятии состояния российской боевой мощи. Иными словами, читателю в сублимированной форме внушают мысль о том, что, в случае чего, бояться нечего - Россия, мол, колосс на глиняных ногах.

У этой истории веселый конец. Первыми спохватились канадцы-выходцы из России. Вот цитата из письма читателя Михаила Вершовского, которое он отправил в "Независимую газету": "Еще страшнее - и это совсем не шутки, - если Запад с помощью все тех же робсонов (Джон Робсон - автор передовицы. - С.Г.) постепенно убедит себя, что гигантская неуклюжая пушка никогда не стреляла, а стало быть, выстрелить и не сможет. За искушение, которое будет вызвано такой уверенностью, человечество может заплатить ужасающую цену".

Затем настал черед испугаться самой газете. Неделю спустя Джон Робсон опубликовал огромную статью-извинение, в которой посыпал голову пеплом и громко раскаивался.

Как бы то ни было, это очень симптоматичная история на тему "кишок" и "яиц". Я далек от мысли, что поправлять имидж следует с помощью театрально-буффонадных действий типа "прорыва" нашего батальона в Приштине. Саблей размахивать надо было раньше, когда бомбили Белград, а МИД РФ униженно упрашивал Румынию и Болгарию о предоставлении воздушного коридора для самолетов МЧС. Смею предположить, что если бы тогда наша мягкотелая власть вместо самолетов МЧС с одеялами и примусами подняла в воздух эскадру стратегических бомбардировщиков с полным боекомплектом ядерного вооружения и направило бы ее в Белград, то не только наши бывшие друзья по СЭВ стали бы по стойке смирно, но и, смею предположить, сегодня мы бы жили в ином мире и никакой второй чеченской войны не было и в помине. Увы, истории в сослагательном наклонении не бывает.

Тем не менее, приоритет "духа" над технологиями, который я попытался утвердить в настоящей статье, оставляет место для подлинного оптимизма: можно, конечно, и отстать в развитии биороботов и в нанотехнологиях, однако воспитать, восстановить, поправить и оздоровить "дух" населения можно при любых условиях. К чему и следует стремиться.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.