Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Пуп земли

Архив
автор : Юрий Романов   15.02.2000

В тусклом морщинистом свете, падавшем из зашторенного окна, лицо главного редактора приобрело нездоровый зеленоватый оттенок. Он опустил взгляд и тихо сказал:


- О нанотехнологиях понятие имеешь? Молетроника, генетические компьютеры... в курсе? Нужен репортаж.

- Так то ж у них, - опешил я. - То ж там, за этим...

- Это - у нас, - веско молвил главный. - Село Кукурузовка. Завтра на тамошней ферме местный изобретатель будет демонстрировать свое изобретение. Интервью, само собой...

Я обомлел.

- Куда? В Кукурузовку?!

Большое кожаное кресло приняло меня в свои объятия.

- В нашей газете нет раздела скандальной хроники, - вымолвил я. - Нашего читателя не интересуют стихийные бедствия.

Главный поперхнулся.

- Позвольте... Как вы сказали?!

- Фамилия изобретателя - Зубов Григорий Иванович, - голосом Копеляна проговорил я. - Тридцать шестого года рождения, женат, двое детей. Характер так себе... Дядя он мне. Родной.

Жара этим летом выдалась необычайная. Редакционный джип мчался пыльным проселком, вздымая серые смерчи. Под колесами хрустели комья ссохшейся глины, а земля напоминала почву азиатских пустынь.

У знакомого дома я тормознул. Толкнув калитку, я шагнул во двор и замер, пораженный. Кругом была вода. Клочья пены неторопливо кружились вокруг затопленных деревьев. Можно было запросто подумать, что над маленькой дядиной дачей прошел мощный тропический ливень, начисто смыв огуречные грядки и превратив теткин цветник в питомник кувшинок. В первый момент, признаться, я так и подумал. Спору нет, тайфуны и ливни такой силы в наших широтах редкость, но не настолько, чтобы не происходить время от времени над домом дяди Гриши. Уж вы мне поверьте.

А у крыльца я заметил блестящий предмет, напоминающий бидон для молока. Предмет возлежал на грубо сколоченных козлах, а на боку его алой краской было выведено крупно и тенденциозно: "ПУП ЗЕМЛИ".

Дядя заметно похудел, лицо его осунулось. Поздоровавшись по обыкновению сухо, он усадил меня в кресло и, заговорщически понизив голос, сообщил:

- Третьего дня закончил. Дай, думаю, в огороде опробую, чтоб на людях не оконфузиться.

Я понимающе кивнул.

- А оно ведь, знаешь, как бывает, - дядя развел руками. Как оно бывает, я знал.

Он стремительно бросился в спальню и приволок два горшка с геранью. Сейчас, когда в комнате сгустились сумерки, стекла дядиных очков пылали отсветами заката и придавали лицу его колдовское и, в то же время, неуловимо шкодливое выражение.

- Как ты себе представляешь технику будущего? - спросил он.

- Какую технику? - уточнил я. - Нуль-транспортеры или эти... как их... транклюкаторы?

- Нет, - дядя выдержал эффектную паузу. - Поливалки. Мы все увлечены машинами-механизмами, - продолжил дядя. - Всюду одни и те же рычаги, шестерни, какие-то железяки кошмарные... Скоро все будет не так.

- А как? - живо поинтересовался я.

- Мне кажется, будущее не за машинами-механизмами, а за машинами-процессами. Распределенные молекулярные комплексы, реализующие...

- Постой, - перебил я его. - Давай конкретно. Ты что-то говорил о поливалках...

- Давай о поливалках, - с готовностью согласился дядя. Он извлек из коробочки какую-то запаянную ампулку, многозначительно постучал по ней пальцем и придвинул поближе горшок с геранью.

- Видишь, земля сухая, три дня не поливал. Беру ампулу и... отламываю ей кончик над этим горшком. Гляди, как забурлило!

Зрелище было поистине цирковым. Над цветочным горшком появился легкий туман, он густел и густел, пока не оформился в крохотную, будто игрушечную тучку. Залопотали листья герани. Я ощутил дуновение ветерка, пробежавшего по комнате. Тучка тем временем выросла сантиметров на тридцать, и из ее недр на иссохшую почву закапали редкие капли.

Я вскочил на ноги и обежал вокруг стола. Дождь все шел. По мере того, как земля впитывала влагу, капли его становились все реже, и наконец все прекратилось.

- Над этим молекулярным компьютером я работал три года, - дядя умолк и устало прикрыл глаза. - Процесс Увлажнения Поверхности земли, отличающийся тем, что...

- ПУП Земли! - ахнул я.

...Когда я добрался к месту событий, импровизированный митинг был в самом разгаре. Директор местной фермы, громоздкий, с курчавой цыганской бородой давал интервью миниатюрной корреспондентке какой-то масс-медиа.

- Вот рядом со мной, - говорил он, - изобретатель принципиально нового способа полива... Да! Новой, невиданной поливалки! Вот она, у меня в руках!

Он схватил знакомый контейнер и высоко поднял над головой. В толпе праздничным фейерверком замелькали блицы.

- Здесь заключен ультратонкий порошок - продукт новейших технологий! Нанотехнологий! При распылении его в возду-у... А-а-чхи!!!

Директор не договорил.

Ибо случилось нежданное. Крышка бидона завинчена была, как видно, слабо, от сотрясения соскочила и с жестяным стуком упала на землю.

Тут словно невиданный занавес упал на землю, мгновенно скрыв все происходящее. Над полем хлынул мутный вал. Справа лилово блеснула вспышка, и тотчас раскатисто бабахнул гром.

Опять мелькнула молния, я кинулся бежать, споткнулся о чью-то ногу, вскочил и, с трудом ориентируясь во мгле, помчался к выезду, где оставил свое авто. Но, удивительное дело! Едва я проехал метров сто, как мгла рассеялась, вовсю засияло солнце, а под колесами зашуршала сухая трава. Как видно, туча сюда не доросла. Отчего же тогда на мои голову и плечи по-прежнему лилась вода, и струи текли уже по спине под налипшей на тело футболкой?!

Я задрал голову и прямо над собой увидал круглую, очень темную тучку, которая стремительно мчалась за мной, обильно поливая, спасибо, хоть не холодной водой. С резким щелчком в нос мне ударила миниатюрная молния, от неожиданности я вскрикнул и до отказа утопил педаль газа. Облако надо мной недовольно забулькало, а дождь полил с новой силой - видимо, набегающий воздух нес в себе дополнительную влагу. "И зачем было снимать тент?" - подумал я.

У подъезда своего дома я остановился. Сказать, что я несколько отсырел, значило бы... Да ничего это не значило бы! Я вымок до нитки, до нижнего белья и совсем не удивился, когда, взглянув на меня, прохожая старушка вдруг торопливо перекрестилась. Я бросился к подъезду и в дверном стекле вдруг увидел себя.

Залитый солнцем, я стоял небрит и неухожен. Но над главой моей многострадальной ярко горел всецветный нимб, лихой овал мерцающего света. Радуга, что после дождя! Остатки дядиных технологий...

- Пижон, - совсем без злобы буркнул я, чему-то улыбнулся и, не оглядываясь на старушку, рванул ручку двери. - Пуп земли...



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.