Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Уроки варшавского восстания

Архив
автор : Михаил Ваннах   15.02.2000

Программисты, как и секретарши, очень любят играть в компьютерные игры. Но в отличие от секретарш они предпочитают не "тетрисы", а высокоинтеллектуальные "стратегии". В этих играх они с увлечением водят армии вымышленных империй, строят флоты для покорения не отмеченных на глобусе океанов...


А ведь мощность компьютеров, используемых для этих игр, такова, что ее достаточно для решения задачи имитационного моделирования реальных исторических процессов. Примерно таких по сложности, которыми занимается историческая дисциплина клиометрия.

Если бы в компьютерные игры были встроены имитационные модели реальных исторических ситуаций и если бы эти игры пользовались достаточной популярностью, то, пожалуй, можно было бы уйти в массовом сознании, массовом сознании хотя бы интеллектуальных слоев общества, от прямолинейной и однозначной оценки многих исторических событий.

Одним из событий такого рода представляется Варшавское восстание 1944 года. Его оценивали по-разному, но всегда шаблонно. Сначала в работах советских историков бытовала такая точка зрения. Реакционное эмигрантское польское правительство и подчиняющаяся ему Армия Крайова, озабоченные тем, как "...мобилизовать духовно все общество на борьбу с Россией", а также тем, как помешать польскому рабочему классу и трудовому крестьянству строить социализм, подняли 1 августа 1944 года авантюристическое, обреченное на гибель восстание в Варшаве. Всего лишь сорок тысяч восставших под командованием генерала Т. Бур-Комаровского, противостояли шестнадцатитысячному немецкому гарнизону. Несмотря на помощь со стороны Красной Армии восстание было подавлено, и 2 октября 1944 года Бур-Комаровский подписал капитуляцию.

В событиях видели свидетельство двурушничества британских союзников, уже в 1944 году готовившихся к "холодной войне" против СССР.

Потом, с началом перестройки, оценки изменились. Бур-Комаровский стал уже не авантюристом, а пламенным польским патриотом, а части Красной Армии вовсе и не пробивались с потерями к Висле, а спокойно глядели с правого берега на расстрел польских повстанцев эсэсовцами, радуясь тому, что противник военный уничтожает классового противника в будущей провинции коммунистической империи. В этих событиях видели один из самых удачных заговоров кремлевского интригана Иосифа Сталина, и поэты, припоминаю В. Высоцкого, слагали проникновенные строки о том, как гнусно предали доблестных повстанцев...

На самом же деле реальность не может быть описана ни одной из упрощенных схем. Реальность всегда многогранна и многопланова. И уроки, которые можно вынести из истории Варшавского восстания, могут быть очень полезны нам, живущим в эпоху, когда федеральные войска с потерями продираются через руины горящего Грозного!

В подмосковной Кубинке есть уникальный бронетанковый музей. В нем хранятся всевозможные образцы танковой техники - захваченные на поле боя, полученные по капитуляции, утащенные вместе с железнодорожной платформой из Западного Берлина у зазевавшихся НАТОвцев. Среди них самым курьезным и самым известным является немецкий танк Maus - "Мышонок". Это 180-тонное десятиметровое чудище было разработано великим конструктором Ф. Порше и иначе известно как Porsche-205. Выпустила его в свет берлинская фирма Alkett. В бою эти машины не были.

А самым тяжелым из применявшихся во Второй мировой войне образцов бронетехники, был, если меня не подводит память, другой продукт, выпускавшийся той же самой фирмой Alkett, - Sturmmoerser RW-61 - "Штурмовая мортира". Эта 68-тонная машина была создана фирмой Henschel путем установки на шасси танка "Тигр" - T-VIE - реактивного бомбомета Raketenwerfer 61 фирмы Rheinmetall-Borsig и иначе называлась Sturmtiger - "Штурмовой тигр". Огонь велся 380-миллиметровыми 350-килограммовыми активно-реактивными минами. Пороховой заряд вышибал мину из короткого, всего в пять с половиной калибров ствола, а затем она набирала скорость под действием маршевого двигателя. (В современных российских баллистических ракетах такой старт так и называют - минометным.)

Мина несла 125-килограммовый боезаряд, который разрушал многоэтажный дом не хуже, чем любовно положенные в подвал мешки с гексогеном.

И где же были использованы эти бронечудовища? На Восточном фронте, в тщетных попытках остановить "русский паровой каток"? На Западе, против бронированных армад союзников?

Нет, в Варшаве!

Для подавления Варшавского восстания!

Какие выводы отсюда можно сделать?

А самые разные.

Во-первых, не был генерал Бур-Комаровский безответственным авантюристом. Даже сорок тысяч повстанцев имели в условиях города шансы на успех в борьбе с шестнадцатитысячным гарнизоном. Превосходство последнего в вооружении и опыте компенсировалось не только героизмом повстанцев, но и тяжелыми условиями городского боя. Пехота без бронеприкрытия понесет в городе огромные потери, а танки будут гореть, обстреливаемые из многоэтажек базуками и забрасываемые "коктейлем Молотова". Доказательства - пожалуйста! Новогодний штурм Грозного в 1995 году. Соотношение сил там был похожее, и федералы потерпели позорное, но закономерное поражение...

При надлежащем снабжении с воздуха генерал Бур-Комаровский мог надеяться на успех!

Вряд ли то, что Красная Армия остановилась в середине сентября у Праги, не чешской столицы, а правобережного предместья Варшавы, объясняется только желанием Сталина погубить польских повстанцев. Форсировать Вислу под огнем вермахта - это не легкая загородная прогулка...

И к подавлению восстания в Варшаве подошли тоже со всей серьезностью. Методичная работа авиации и сверхтяжелой артиллерии расчищала путь штурмовым группам... Но одновременно командующий операцией по подавлению восстания генерал Бах-Зелевский предоставил повстанцам статус комбатантов. То есть, сдавшись, они не были расстреляны, а направлены в лагеря для пленных. Не сахар, но избавляет от необходимости стоять насмерть...

Так что очень интересно было бы просмотреть все вышеизложенное, включая тактику боев в городе, снабжение по воздуху осажденного города и прочее, на имитационных моделях. Посмотреть и сделать надлежащие выводы - как поступать с восставшими городами. Для российских же генералов это, на мой взгляд, не вопрос любопытства, а обязанность перед обществом. Использовать бы им возможности современной техники, чтобы научиться беречь своих солдат так, как берег их генерал войск СС Эрих фон Бах-Зелевски, умевший по-рыцарски относиться и к побежденному противнику, благодаря чему и мирно умер в своей постели спустя много лет после войны!



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.