Архивы: по дате | по разделам | по авторам

*.alt'ернатива

Архив
автор : Максим Отставнов   18.01.2000

Пока мы праздновали Y2K, произошел целый ряд общеизвестных событий вокруг Internet и Правительства РФ. Они интересны как сами по себе, так и в качестве симптома того, что же за власть мы навыбирали и нам наназначали, пока "Терра" была на рождественских каникулах. Я не буду приводить здесь хронику событий или давать "постатейный" комментарий к ним, тем более что в новостной блок журнала они попадут и без меня. Даже перечислять их не буду. Более уместным мне кажется высказать ряд соображений общего плана.


А - Я не вижу никакой такой особой опасности в том, что власть хочет "регулировать Интернет". Власть хочет "регулировать" все и вся. Любая и всегда. На то она и власть. И ее успех или неуспех в каждом случае определяется скорее экономикой регулирования как таковой, чем добрыми пожеланиями или злыми умыслами конкретных представителей власти или даже общими социополитическими трендами.

В этом смысле сетевые (не только компьютерно-сетевые) технологии наиболее надежно защищены от рэкета - именно в силу своей сетевой природы, хотя Internet и содержит уязвимые структуры (иерархические, то есть несетевые, заметим: тот же механизм доменных имен, IP-нумерации хостов и т. п.).

Б - Я предполагаю, что в упомянутых неназванных событиях "власть" (пока?) вообще как бы ни при чем: ее используют в своих разборках различные заинтересованные группы пользователей Internet, прежде всего, а) группа провайдеров доступа и присутствия и б) группа провайдеров контента.

Бизнес по порождению и оформлению собственно сетевого контента и втягиванию в Сеть контента, существующего в других каналах публикации и коммуникации, дорос (или дорастает) в России до момента, когда он становится сопоставимым по масштабам с бизнесом по предоставлению доступа и точек (мест, сайтов) присутствия. Это - само по себе определенный этап в освоении России сетями Internet, и я бы его осторожно отпраздновал...

...Но воздержался бы от особо крепких напитков: ситуация складывается достаточно напряженная. Провайдерам доступа и присутствия обидно, что их отрасль, будучи гораздо сильнее привязана к почве и крови Родины, подвергается государственному (и частному, кстати, тоже) рэкету интенсивнее, чем "младшая" контент-отрасль.

Последняя, в принципе, не зависит от первой в том смысле, что хоститься (и даже жить) производители контента, ориентированного на российских и русскоязычных посетителей, могут где угодно. Но в то же время - зависит: в том смысле, что пользователей российских, предоставляя им коннект, "подгонять" к контенту кто-то должен, и сделать на сегодня это могут только российские провайдеры доступа.

Такой вот непростой расклад. Он не уникален для России, но формы "собаче-кошачей дружбы" у нас... ну, соответствуют нашей общей культуре и цивилизованности, так скажем.

В - Свою роль сыграла раскрутка домена .ru (если не ошибаюсь, самого дорогого на сегодня из доменов первого уровня в Internet, но так и не ставшего престижным - вот парадокс). Она началась отнюдь не вчера и осуществляется отнюдь не представителями государства.

Я не хочу сказать, что идеологи "рунета" подлецы, на самом деле они гораздо хуже и опаснее - они дураки. Поскольку нужно быть клиническим идиотом, чтобы не понимать того, что, повторяя "русский воздух", "русский воздух", можно получить в ответ лишь рационирование воздуха представителями национальной государственности, идиотом, бесхитростно поверившим, что воздух может быть русским, белорусским или папуа-новогвинейским.

Реальна ли опасность, что мечта идиотов сбудется и мы получим "русский Интернет" ("наш, советский колумбарий") с обрезанными проводами "наружу" или спрятанный за файрвол, подобный Великому китайскому? По ряду причин она не кажется мне особенно большой, хотя и в ноль ее вероятность тоже не оценю.

Г - Реальная опасность, на мой взгляд, заключается в том, что все больше отдельных групп и организаций претендует на то, чтобы представлять некую "Интернет-общественность". Сам термин кажется мне чисто маркетинговым.

Если это часть общества, которая пользуется Internet, то, вроде бы, ее могут представлять либо общества потребителей, либо правозащитные организации, просвещенные в делах сетевых.

Если же "общественность", порождаемая сетевыми технологиями общения, имеет принципиально иную природу, чем "общественность", порождаемая иерархическими структурами коммуникации (включая сами институты представительной демократии, институт СМИ и т. п.), то, вроде бы, сама идея ее взаимодействия с несетевыми институтами абсурдна. По крайней мере, до того, пока не будет предложена и явно названа модель такого взаимодействия. Модель "общественного представительства" проигрышна заранее: это противостояние превосходящим силам на их поле и по их правилам.

Д - Стратегия негосударственного (и антигосударственного) развития сетевой культуры, хозяйства, образа жизни и мысли, на мой взгляд, лежит совсем в другом направлении: в усилении мощи "узла сети", каждого пользователя сетевых технологий.

Давайте пользоваться имеющимися возможностями: конкуренцией юрисдикций, в том числе и национальных/международных регуляторов иерархических элементов сетевой инфраструктуры.

Давайте развивать новые. Альтернативной технологии и инфраструктуры глобального именования, например, очень не хватает - и тут я сразу вспоминаю Гилмора, который гордится прежде всего не своим участием в основании EFF, который в героический период своего существования вытаскивал невинных хакеров из застенков, и даже не тем, что на его деньги была продемонстрирована нестойкость DES, а основанием категории alt.* в USENET. Вот домен первого уровня *.alt был бы очень кстати.

Давайте не забывать, что "поставщик контента" - это просто специализировавшийся узел. Он наследует все права и всю мощь абстрактного узла как такового, но выбирает массовую поставку контента как конкретный способ воспроизводства и развития.

Давайте отнесемся к "Интернет-общественникам" со здоровой долей скепсиса и зададимся вопросом: а усиливает ли тот или иной деятель, та или иная организация индивидуальную мощь каждого из нас как "узла сети", либо же наращивает свою социальную (и коммерческую) силу за наш счет?

Давайте вспомним, что саморегулированием может называться только процесс неинституционального (или постинституционального) взаимодействия, а никаких "органов саморегулирования" (СРО) не бывает. Это только унтер-офицерская вдова сама себя регулировала, а любой СРО - лишь маскировка регулирования государственного.

P. S. Я очень не люблю использовать местоимение "мы", не определив, "кто мы такие". В этой статье "мы" указывает на достаточно аморфную группу людей и организаций, которые видят в Internet инструмент повышения качества (материального и морального) своей жизни. Не более того.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.