Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Tайны психосфер

Архив
автор : Михаил Брауде-Золотарев   02.11.1999

Поначалу этот год был таким же, как и все предыдущие. Может быть, чуть-чуть похуже, так как предстояли выборы президента, но, во всяком случае, не хуже любого другого года, на который приходились выборы президента.

Айзек Азимов. "Выборы"


Разбираясь некогда, что такое Сеть и в чем особенности ее народонаселения, решил я однажды провести простенький "социологический" эксперимент, для чего, установив незаменимую в таких делах ICQ, вовсю провоцировал общение и активно шел на контакт со всеми, кто был не прочь поговорить.

И вот что выяснилось в результате. Задавая самые разные вопросы и ввязываясь в разговоры буквально на любые темы, я столкнулся с очень интересным эффектом - склонностью реакций моих собеседников к "группированию". Выяснилось, что люди, проявляющие схожую реакцию в разговоре на какую-либо тему, с очень большой вероятностью одинаково реагировали и на совершенно другой вопрос, очень мало связанный с первым. Причем тема и ход разговора или, скажем, текущая эмоциональная ситуация оказались малозначимыми (для объективности надо, наверное, задаться вопросом, а не мог ли я сам провоцировать эту странную одинаковость своим собственным поведением... не говоря уж и о вопиющей "нерепрезентативности" моей выборки, но я не об этом). Так продолжалось пару месяцев, число моих корреспондентов достигло нескольких десятков, переписка стала отнимать слишком много времени, и вскоре мне показалось логичным, не теряя "репрезентативности", уменьшить избыточность, сведя общение к достаточному минимуму. Что я и проделал. В итоге мой "минимум" состоял всего из трех персонажей: восторженно настроенной ванкуверской сначала школьницы, а потом студентки китайского происхождения, учившейся на музыканта, тяжеловесного, вечно недовольного студента-бездельника (не фидошника) из одного зауральского городка (называть не стану, так как, в отличие от Канады, Зауралье может всерьез обидеться) и вдумчивой семейной пары из Аргентины, уже имеющей внуков и скоро ожидающей правнуков, для которой само существование в северном полушарии Земли некой России было откровением, а то, что кто-то там знает отдельные английские слова, - и вовсе почти непосильным переживанием. Впрочем, все мои собеседники были людьми симпатичными и вовсе не глупыми, и общение было не в тягость. Пусть не очень интересным, но все-таки из него я узнавал почти так же много, как из ТВ-новостей!

Надо ли говорить, что вскоре я научился обходиться и без них троих, а приобретенную привычку знать "общественное мнение" пришлось убаюкивать самостоятельным исполнением двусмысленной и дурацкой роли его "выразителя". Впав, таким образом, в киберпространственную прелесть и научившись в доморощенных социологических исследованиях обходиться вовсе без помощи социума, задумался я и о стандартной для современного общества процедуре выборов, тоже, очевидно, обладающей колоссальной избыточностью. Не знаю, до каких пределов можно дойти в таких размышлениях, но у А. Азимова, цитату из рассказа которого я, не сумев удержаться, взял эпиграфом к колонке, представительность населения силами мощных ЭВМ концентрировалась к выборам в единственном выборщике, эдаком абсолютном среднестатистическом гражданине. Как это ни дико звучит, но здравое, социологически оправданное зерно в азимовской истории из цифрового ХХI века есть. Мы же, напомню, как ни рвемся вперед, пока еще в веке ХХ, а потому до таких концентраций репрезентативности не дошли (компенсируя это концентрацией авторитарности), и все до одного будем иметь дело с выборами и окучивающими нас, не усредненных, претендентами.

По сообщениям информационных агентств, показавшимся мне поначалу проскочившей не в срок первоапрельской шуткой, какие-то интеллектуалы в Госдуме - очевидно, в рамках того самого окучивания - подготовили законопроект, цитирую: "Об обеспечении безопасности психосферы человека". При ближайшем рассмотрении выяснилось, что, во-первых, инициатива принадлежит неутомимым коммунистам, а во-вторых, предусматривает "государственный контроль за созданием, распространением и использованием промышленных и социальных технологий, а также различных устройств и иных средств, вызывающих воздействия, опасные для психосферы человека".

Не берусь сказать уверенно, но, видимо, именно отсутствие должного "контроля" как-то повредило ничем не защищенную нежную психосферу разработчиков законопроекта; это досадное и, боюсь, непоправимое упущение они и решили устранить, заполучив где-то сокровенное знание о том, как это можно сделать. Однако им нельзя отказать в последовательности - даже по истечении 70 лет рук они не опускают (меня смущает только то, что "откровения" свыше людей нормальных и занятых делом - историки и психиатры подтвердят - чаще обходят стороной). Стремление проконтролировать "психосферу" ближнего своего и, если что-то в ней не так, подправить ее всегда было естественным для всякого истинного партийца; в конце концов, это их узкая и единственная специализация, но как-то грубовато они действуют даже для нашего "не худшего" выборного года.

Нетрудно видеть, кстати, что психосфера - понятие трехмерное. Последовательно снижая размерность психопространства, мы от психообъемных взрывов придем к культивируемой в Госдуме науке "психобезопасности", включающей в себя такие важные понятия, как психоплоское мышление и психоточечное мыслеметание.

А еще мне интересно, не подпадет ли под действие "психозаконопроекта" этот вступающий во взаимодействие с психосферами уважаемых читателей, только что написанный мною текст, и какую меру наказания я за него заслуживаю? Или все же обратной, как и какой-либо другой силы сей психопроект иметь не будет?



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.