Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Рабы "микрософта". История болезни

Архив
автор : Роман Косячков   05.10.1999

- Что меня потрясло в "Микрософте", - так это то, что там никто не думает о Вечности... Этот роман о том, что можно либо жить, либо иметь работу...
Интервью с Дугласом Коуплендом
по поводу выхода в свет романа "Рабы "Микрософта""

Быть может, при новом порядке вещей ты станешь никем.
Дуглас Коупленд. "Поколение Икс"


   Писать о крупных компаниях всегда или очень просто, или очень сложно. Просто - если следовать канве официальных документов, например, пресс-релизов, выпускаемых компанией, привлекшей ваше внимание. Такие публикации нередки в компьютерной прессе, причем неважно, хвалебные они или уничтожающие, - перемалывается один и тот же исходный материал, подготовленный и скормленный читателям профессионалами своего дела. При этом положительную реакцию публики на деятельность той или иной компании легко поддержать, отрицательную - элементарно опровергнуть.

   Напротив, писать очень сложно, если в основе материала лежит собственное исследование. И дело даже не в отсутствии необходимой и достоверной информации - ее-то как раз более чем достаточно. Дело как раз в объеме и, как следствие, в трудности обработки такого большого массива данных. Любое серьезное исследование, предпринятое в отношении того или иного гиганта индустрии, требует нескольких лет интенсивной работы, причем желательно внутри объекта исследования, и выливается зачастую в многостраничные отчеты. Только тогда можно претендовать на некую объективность результатов. Да и то коллеги не преминут отметить все натянутости и недоработки. По этому поводу вспоминается одна из моих настольных книг, а именно книга Дэвида Мерсера "IBM - управление в самой преуспевающей корпорации мира". Около пятисот страниц текста посвящены рассмотрению (причем не очень глубокому) всего лишь некоторых (!) моделей и технологий управления, применяемых "Голубым гигантом". А нарисовать исчерпывающую картину, видимо, вообще невозможно.

   Но ближе к делу. К чему такое длинное вступление, спросите вы. Просто несколько соображений, предлагаемых ниже вашему вниманию, совсем не претендуют на полноту охвата проблемы хотя бы оттого, что основываются они на той же жвачке, которую помимо автора жуют еще несколько десятков тысяч журналистов и специалистов только в нашей стране. Поэтому мои соображения - всего лишь еще один субъективный взгляд, или, выдерживая "медицинскую стилистику" статьи, - лабораторный срез той и только той части айсберга, что выступает над поверхностью. И ничего не больше.

   Что происходит с Microsoft или в Microsoft? Перегруппировка сил перед очередной битвой за новые, еще не освоенные рынки? А может, фирма Microsoft так глубоко больна, что уже требуется срочное хирургическое вмешательство? Потребуется совсем немного вашего внимания и сосредоточенности, чтобы составить собственное представление об этом. Насколько удастся, постараюсь не навязывать своего мнения, а просто разложить некий пасьянс из фактов новейшей истории Microsoft, преимущественно относящихся к текущему году. А диагноз на основе получившейся "истории болезни" вы поставите уже сами, опираясь на свой опыт, знания, симпатии или предубеждения.

   Оговорюсь: никакой уверенности в том, что Microsoft действительно больна, у меня нет, поэтому некоторые клеточки стандартной формы истории болезни мы оставим незанятыми. Пропустим разделы "название болезни", "этиология (причины болезни)", "патогенез (механизм развития болезни)" и сразу перейдем к клинике, то есть непосредственно к течению возможной болезни.

   Давно известно, что главное в любом бизнесе - это люди. Они его хозяева и, как ни парадоксально, его рабы. Microsoft в миниатюре (довольно странно звучит это слово по отношению к Microsoft) повторяет практику, сложившуюся в США в целом, как пылесос, засасывая в себя лучшие силы менеджмента и высококвалифицированных кодировщиков (программистов). И получается это весьма эффективно. Достаточно вспомнить чрезвычайно удачную и своевременную покупку операционной системы 86-DOS (по иным источникам - QDOS) у фирмы Seattle Computer Products вместе с ведущим разработчиком Тимом Патерсоном. Именно эта разработка стала основой легендарной MS-DOS, остатки которой все никак не удается вычистить из кода современных потребительских операционных систем семейства Windows 9x. Более свежий пример - операционная система Windows NT, общепризнанным отцом которой является Дэйв Катлер, переманенный Microsoft в 1988 году из Digital Equipment Corporation.

   Что же привлекает в Microsoft "сливки" компьютерной отрасли? Три существенных преимущества. Первое: возможность сделать карьеру в преуспевающей компании. Не следует недооценивать этот стимул. Немного отвлекусь, и попробую пояснить почему. Складывается впечатление, что значимость той или иной личности в странах, принадлежащих к разным цивилизационным типам, оценивается по-разному. В цивилизации западного типа главное мерило масштаба личности - успех. Поэтому верхушку общества образуют прежде всего люди, добившиеся этого самого успеха, - удачливые бизнесмены, политики, писатели, актеры и т. п. В цивилизации восточного типа основная ценность - деньги. Все продается и покупается. Ты можешь быть кем угодно и как угодно знаменит, но без денег ты просто никто. Третий вариант - православно-христианская цивилизация. Самый яркий представитель - Россия. В нашей стране единственное мерило значимости личности есть обладание властью. Власть приносит успех и деньги, однако ни известность, ни деньги не могут заменить власть. Будь ты трижды богат или трижды известен, но чиновник, упивающийся своей маленькой, но осязаемой властью, найдет способ показать тебе, кто здесь на самом деле главный.

   Подытоживая, замечу, что одной из причин, по которой в мире построены такие разные по социальному и экономическому устройству общества, могут являться как раз глубинные различия в мотивации деятельности активного населения. Но оставим это и вернемся в Америку.

   Как уже отмечалось, для американца главное - добиться успеха в своем деле. Поэтому он может поступиться деньгами, бытовыми удобствами и многим прочим ради возможности сделать карьеру. И фирма Microsoft эту возможность предоставляет. Второе преимущество, привлекающее людей в Microsoft, - высокие заработки, значительно превосходящие средние по отрасли. Ну и третье - возможность стать обладателем кусочка чуда под названием Microsoft, имея, как сотрудник фирмы, право на приобретение ее акций на льготных условиях. Причем этот механизм - один из самых важных. Акции Microsoft всегда неуклонно и быстро росли в цене, руководящая верхушка компании (Билл Гейтс, Пол Аллен, Стив Балмер) входит в число самых богатых людей планеты, а что касается других сотрудников, концентрация миллионеров среди них, возможно, выше, нежели в большинстве офисов Уолл-стрита.

   Что же происходит сегодня? Из Microsoft уходят люди, как менеджеры, так и программисты. Сообщений столько, что складывается впечатление, будто они даже не уходят, а просто бегут. Причем объяснений этому процессу не дается практически никаких. Посудите сами: за последнее время корпорацию покинули главный технолог Натан Мирволд (Nathan Myhrvold), кстати, соавтор Б. Гейтса по книге "Дорога в будущее", вице-президент Джон Людвиг (John Ludwig), президент WebTV Стив Перлман (Steve Perlman) и глава интерактивной медиа-группы Microsoft Пит Хиггинс (Pete Higgins). Кто-то получил годичный (или бессрочный) отпуск для занятия палеонтологией (или написания книги), а кто-то увольняется, как (одно из последних известий) Бен Сливка (Ben Slivka), занимавший должность генерального менеджера Microsoft's Consumer and Commerce Group и сменивший ее на должность директора отдела информационных технологий компании Amazon (!). Следует отметить, что Сливка, например, считается одним из основоположников продвижения Microsoft в Интернет.

   Тут есть над чем задуматься, и, видимо, есть три варианта объяснения событий. Первый: "кровопускание" Microsoft делают сами Гейтс и Балмер, избавляясь от тех, кто, по их мнению, не соответствует требованиям времени, в надежде, что "больному" станет лучше. Что ж, такая методика известна и зачастую довольно эффективна. Второй вариант: менеджеры ушли сами (причем многие в никуда!), поскольку не видят перспектив для себя или... для компании. Третий гипотетический вариант: руководство Microsoft просто выводит своих лучших менеджеров из-под удара. Какого? Об этом позже.

   Еще несколько слов о менеджменте. Билл Гейтс уступил президентство, то есть непосредственное управление компанией, Стиву Балмеру, сохранив за собой только пост председателя правления. С чего это вдруг после стольких лет успешного руководства?

   А пополнил ли кто-нибудь ряды Microsoft за последнее время? Да, конечно. Например, Ричард Беллуццо (Richard Belluzzo), бывший CEO и председатель совета директоров SGI. Он занял место исполнительного вице-президента (остававшееся вакантным после ухода в бессрочный отпуск в ноябре 1998 года Пита Хиггинса [Pete Higgins]) и будет руководить отделением Microsoft Network Online Service, которое отвечает почти за все вопросы, связанные с Internet и Microsoft Network. Почему Беллуццо покинул SGI, в принципе понятно. Видимо, его инициативы по значительному изменению структуры компании просто не нашли понимания. Напомню последние: передача фирме nVidia команды инженеров по графике, мотивированная духом стратегического альянса между двумя компаниями. Более того, имея собственные графические средства высочайшего уровня, SGI объявила фирму nVidia, никак пока не проявившую себя на рынке рабочих станций, предпочтительным (!) поставщиком графических комплектующих для своей продукции. Наконец, отделы, занимающиеся суперкомпьютерами Cray и рабочими станциями Visual Workstation, преобразованы в отдельные компании. Прошла также информация о том, что основные усилия SGI будут сосредоточены на рынке серверов. Такие резкие повороты вряд ли были популярны, так как они полностью меняют лицо компании, а кроме того, влекут за собой увольнение около 1000-1500 сотрудников. Разумеется, в глазах некоторых инициативы Беллуццо могли выглядеть просто как "подрывная деятельность". В то же время бывший CEO SGI всегда считался одним из самых авторитетных и динамичных менеджеров отрасли. Между прочим, затеянная им реструктуризация уже на первом этапе ее выполнения привела к улучшению финансовых показателей компании. Естественно, проведение спорных реформ потребовало от Беллуццо и определенного мужества. Поэтому непонятно, с одной стороны, почему он идет на пост с явным понижением, и с другой - зачем специалист по структурным изменениям вдруг понадобился Microsoft?

   Вторая важнейшая составляющая бизнеса - деньги. Отношения рабства присущи и им: малый бизнес - раб денег, деньги - рабы крупного бизнеса. В Microsoft с деньгами вроде бы полный порядок. Акции стабильно растут в цене, и капитализация фирмы достигает такой величины, что ее просто неприлично называть, понимая, что за этой цифрой нет ни алмазных шахт, ни золотых рудников, ни заводов, ни фабрик, ни чего-либо подобного по масштабам. Некий "лубочный" образец постиндустриальной эпохи. Все ли так радужно? Боюсь, что нет.

   Этим летом американские аналитики обратили внимание на то, что последние несколько лет Microsoft постоянно заканчивает финансовый год с результатами, превосходящими все прогнозы. Можно было бы порадоваться за счастливых инвесторов, так нет. Возникли подозрения, якобы здесь что-то не чисто, и раскопали даже кое-что конкретное. У Microsoft, как впрочем, и у многих других компаний, имеется так называемый резервный фонд, в который в лучшие времена откладывается часть доходов на покрытие непредвиденных потерь. В принципе - никакого криминала. Пошли дела плохо - взяли деньги из резервного фонда на покрытие убытков, выправилась ситуация - все возместили. По идее, все эти операции должны прозрачно отражаться в финансовой отчетности, в том числе и доступной публично. Однако Microsoft так не делает. И обвинение в ее адрес заключается в том, что, манипулируя со средствами резервного фонда, компания создает видимость стабильного роста своей прибыльности. Почему это важно? Потому что прямо влияет на текущий курс акций. Если бы один квартал был прибыльным, другой убыточным, третий... и так далее, стоимость акций Microsoft на финансовом рынке была бы совсем другой. Вот аналитики и бьют тревогу, считая, что акции Microsoft сильно переоценены. Аналитиков беспокоит, что, учитывая огромное влияние акций Microsoft на рынок в целом, их резкое падение в момент, когда компания больше не сможет манипулировать отчетностью и будет вынуждена показать истинное положение дел, может привести к обвалу всего финансового рынка США, да и не только США.

   Впрочем, не призываю вас безоговорочно принимать это мнение на веру, но иметь его в виду, видимо, стоит. Поехали дальше.

   Microsoft - прежде всего софтверная компания, и ее увлечение производством клавиатур, манипуляторов "мышь", трекболов и т. п. всегда воспринималось как одно из средств продвижения той или иной технологии работы с компьютером. То есть все эти "железки" прежде всего расширяли интерфейсные возможности операционных систем от Microsoft и не рассматривались как диверсификация производства.

   Позволю себе несколько слов об этом термине. Под диверсификацией (от средневекового лат. diversificatio - изменение, разнообразие) обычно понимается освоение новых, иногда смежных, а иногда и далеких от профиля компании рынков, чаще всего с целью сохранения жизнеспособности компании в случае убытков в основном бизнесе. Хотя, конечно, возможны и другие цели.

   Так вот. Microsoft явно проводит диверсификацию производства. Приведу только три примера из множества сообщений, поступивших за последние несколько недель. А найти еще несколько десятков подобных совсем нетрудно (хотя бы в архиве новостей на моем сайте: http://ecn.newmail.ru).

   Пример первый: Microsoft собирается вступить в конкуренцию с компаниями Sega Enterprises, Nintendo и Sony на рынке игровых видеоприставок. Sega Dreamcast уже продается, Sony запускает в продажу свою приставку PlayStation 2 в начале 2000 года, Dolphin от Nintendo появится в конце 2000 года, ну а выпуск приставки от Microsoft, которая будет основана на чипе Intel или AMD, также намечен на 2000 год (для справки - рынок игровых видеоприставок оценивается в 15 млрд. долларов).

   Пример второй: Microsoft занялась разработкой старой идеи - компьютера-блокнота. Предполагается, что размерами и весом миниатюрный компьютер не будет отличаться от записной книжки. Это будет бесклавиатурное портативное устройство, оснащенное средствами беспроводной связи. На нем можно будет работать с обычными компьютерными приложениями и получать доступ в Internet.

   Пример третий: Microsoft инвестировала 126 млн. долларов в бразильского оператора кабельного телевидения Globo Cabo в рамках плана по расширению услуг высокоскоростного доступа в Internet.

   Многое можно поведать и о деятельности самого Уильяма Гейтса-младшего, так сказать, в отрыве от Microsoft. Самый известный его проект за последнее время - это, конечно, система спутниковой связи Teledesic. О ней уже много писали и повторяться не будем.

   Возникает вопрос. Проводит ли Microsoft диверсификацию лишь с целью получения новых прибылей на новых для себя рынках? Или еще одной, может быть, основной целью, является повышение стабильности самой фирмы перед возможными потрясениями. Пока трудно дать уверенный ответ. Так не будем же предвосхищать события.

   В описываемой клинике есть еще одно важное звено - осложнения.

   Самое большое осложнение в жизни Microsoft на сегодняшний момент отнюдь не обострившаяся конкуренция ее продуктов с программами, созданными в рамках инициативы Open Source, или с чем-то в этом роде. В конце концов, в свое время на рынке текстовых процессоров царствовал WordPerfect от фирмы WordPerfect, электронных таблиц - 1-2-3 от Lotus Development, баз данных - dBase от Ashton-Tate, браузеров - Netscape Navigator и т. п. Где они теперь - всем известно. Жесткая конкуренция - не осложнение для Microsoft, а естественное состояние. Самое большое осложнение для нее - антитрестовское законодательство США. За нарушения этого законодательства в свое время была распущена легендарная компания Standard Oil, подобное же случалось с несколькими крупнейшими телекоммуникационными компаниями США, и такого исхода с большим трудом избежала в свое время корпорация IBM, потратив на судебные разбирательства многие миллионы долларов и 14 (!) лет (1969-1982 гг.). О сути претензий министерства юстиции США к Microsoft "Компьютерра" писала неоднократно, поэтому касаться их мы не будем. Отметим лишь, что такое осложнение существует.

   Видимо, есть некоторая вероятность, что Microsoft все-таки тем или иным образом будет расчленена на несколько независимых компаний с четко определенной сферой деятельности каждой. Что последует за разделом Microsoft? Скорее всего, наступит кома, от которой не так просто будет оправиться. Естественно, игроки на финансовом рынке и конкуренты не упустят такого случая. Microsoft, точнее то, что от нее останется, будет отброшена назад на десяток лет. Аналогичные последствия может повлечь и катастрофическое падение курса акций софтверного гиганта, если благоприятная динамика роста прибыльности компании вдруг изменится. Нельзя, правда, недооценивать устойчивость Microsoft. Недавно вышел Office 2000, не за горами и Windows с тем же порядковым номером. Буквально на днях Microsoft за 1,3 млрд. долларов купила корпорацию Visio - создателя одного из самых популярных пакетов деловой графики под одноименным названием. Есть реальные продукты, на которых можно зарабатывать деньги.

   И в заключение. Вспомним Билла Гейтса, неожиданно оставившего непосредственное управление компанией, и менеджеров, ушедших из Microsoft якобы в никуда. И выдвинем гипотезу, для которой нет веских оснований, но все же. Не занимаются ли эти люди вдали от внимания прессы и конкурентов подготовкой к созданию некоей новой империи? Скажем так - на всякий случай.

   P. S. 23 сентября Стив Балмер заявил, что акции технологических компаний, в том числе и Microsoft, переоценены. Президент Microsoft считает, что в ближайшем будущем подобная "золотая лихорадка" нанесет ущерб экономике, потому что цена акций не находится в прямой зависимости с прибыльностью и ростом компаний. Впрочем, Балмер подчеркнул, что это его личное мнение. Сразу после его заявления курс акций Microsoft упал на 2,5 процента.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.