Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Пляшущие килобайты

Архив
автор : Василий Щепетнев   16.02.1999

Интерес ко всякого рода загадочным письменам просыпается одновременно с постижением тайны письма вообще. Писать так, чтобы никто чужой проникнуть в мысли не мог, писать скрытно - эта идея хоть на неделю, да овладевает любым мальчишкой. Другое дело, что писать-то обыкновенно бывает нечего, тайных кладов не доверено, мадридский двор далече, а желание вести собственный дневник длится не более воскресенья.

Интерес ко всякого рода загадочным письменам просыпается одновременно с постижением тайны письма вообще. Писать так, чтобы никто чужой проникнуть в мысли не мог, писать скрытно - эта идея хоть на неделю, да овладевает любым мальчишкой. Другое дело, что писать-то обыкновенно бывает нечего, тайных кладов не доверено, мадридский двор далече, а желание вести собственный дневник длится не более воскресенья.


Генерал отправился в свой кабинетик писать одну из тех своих таинственных корреспонденций,
к которым он издавна приобрел привычку и в которых и теперь упражнялся по любви к искусству...
Н. Лесков. "На ножах"


   Что ж, если нечего писать, так можно читать. Шерлок Холмс раскрывает тайну пляшущих человечков, герой Эдгара По посредством клочка пергамента и жука становится богачом, проницательный жюль-верновский судья спасает невиновного! Особенно, помню, поразила меня смекалка, проявленная родным и близким вождем мирового пролетариата... в царских застенках он между строк простого письма, журнала или книги помещал ценные указания. Молоком. Слепит из хлебного мякиша чернильницу, наполнит ее молоком, обмакнет перо, - и потекли гениальные мысли на бумагу. Ежели какой настырный сатрап заглянет в камеру, так чернильницу и проглотить недолго. В отдельные дни, когда сатрапы особенно лютовали, вождю приходилось глотать до дюжины молочных чернильниц. Порядки в застенке, нужно сказать, были еще те, особенно по части рациона.

   А еще из книг узнал я про специальность "шифровальщик". Очень серьезная, связанная с самой передовой техникой. Сидишь в потаенном кабинете при посольстве и шифруешь, шифруешь... А где-то сидит и контршифровальщик. Помню, читал, как, проанализировав шум шифровального агрегата, умная ЭВМ сумела подобрать ключ к секретнейшим документам третьего рейха. По слуху - это, согласитесь, класс.

   Оставалось выбрать профессию, определиться, куда пойти - в шифровальщики или контршифровальщики. Остальное будет зависеть от настойчивости и преданности. И тогда именно я разгадаю тайну Золотого Жука.

   Но... Но настойчивости едва хватало на "зыс из зе тэйбл", а жуки попадались самые обыкновенные, майские, над которыми думай, не думай, а ничего дороже пятака не измыслишь. К тому же, как узнал наверное, шифровальщики дальше своей хитрой комнаты носа не кажут и заграницы толком не видят. Никаких шпионок! Скучно и неромантично.

   Казалось, с тайнописью покончено навсегда. Однако вступление во взрослую жизнь, помимо прочих презентов, подарило и проблему Большого Брата. Брат зело любопытным оказался. Ныне, после торжественного препровождения в угол на пять минут, братец клянется, что "никогда, честное, благородное слово, никогда!", да только верить ему может лишь совершенно отчаянная душа.

   Остается - шифровать. Сделать это можно совершенно без проблем, PGP сегодня в меню любой почтовой программы.

   А - не шифруется что-то. Действительно, если шифровать - то всем миром и все подряд. Иначе станешь белой шифрованной вороной, привлечешь братское любопытство. Глядишь, и того... профилактируют. Это у нас запросто. И опять, PGP это все-таки хлопоты, зашифруй, расшифруй, ключи получи, а я любитель полежать на диване.

   К тому же, будучи литератором, я пишу именно для того, чтобы читали. Чем больше - тем лучше. Глядя на академические собрания сочинений классиков отечественной словесности, где письмам, даже самым приватным, отведены тома и тома, невольно пишешь строже и ответственней. Потом, приятно, что хоть кто-то интересуется, пусть даже Большой Брат. Мой знакомый сочинитель, разослав по разным адресам двадцать экземпляров романа и не получив за год ни единого ответа, утешается... верно, особые органы рукописи перехватили. Иначе получается, что в издательствах сплошь те потомки Ноя, которым невдомек, что отвечать, пусть даже и отказом и в две строки, непременная обязанность культурного человека или порядочного учреждения.

   Допустим, шифровать пока несвоевременно. Но почему тогда я чаще и чаще получаю жалобы на то, что посланное мною зашифровано, да так, что прочесть нет никакой возможности. Признаюсь, это меня тревожит. Что может подумать Большой Брат? Вдруг усомнится в чистоте моих помыслов, заподозрит в злоумышлениях, переходящих в намерения?

   Писания я посылал вдругорядь, пеняя адресатам на неумение проделать элементарное действо, перекодировать послание или разархивировать вложение. Действительно, долго ли умеючи. Но вот и в мой ящик стали раз за разом попадать "пляшущие килобайты". Ну, я-то калач тертый, у меня и простенькие перекодировщики есть, и посложнее, и даже знаменитый MailReader, что тридцать раз исполняет службу совершенно бесплатно. Сам факт существования программы расшифровки нешифрованных писем должен был насторожить человека дотошного, но я простодушно верил, что это серверы от излишнего рвения норовят самостоятельно что-нибудь перекодировать. Усердие плюс инициатива, так сказать. Дошло до того, что и MailReader пасует, разводит виртуальными руками. Задумается, перебирая тысячи и тысячи возможных схем, и наконец из пятистраничного текста переведет одно слово, да еще переведет неприлично. Что делать?

   Хорошо, что можно обратиться с просьбой повторить. До третьей попытки дело доходит редко.

   Собственная, несобственная инициатива у серверов, а система постепенно превращается в дикий ящик. Мне как обывателю совершенно неважно, почему происходят события, важно, что они вообще происходят. Когда я посылаю привет жене, а получается нечто совершенно загадочное, то, может, бунт роботов уже начался? И письмена - грозный ультиматум на пиру царя Валтасара? Или мы присутствуем при зарождении новой формы жизни? Ежели архив был послан целый, а получили его поврежденным, то кто-то, получается, в пути его покусал. Сетевые кусаки, пожиратели файлов, скромно названные мною Filefagus Arachnoidea Shchepetnovi, новая форма существования материи. И не MailReader совершенствовать следует, а готовить электронных сетевых охотников. А письма посылать бронированными конвертами.

   Интересные грядут времена...



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.