Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Непрямой массаж чувств

Архив
автор : Максим Отставнов   09.02.1999

"Универсальные объяснительные системы", кажется, окончательно вышли из интеллектуальной моды. XVIII и XIX вв. принесли нам классические философские системы. В модернизм мы вошли с "великими учениями" - марксизмом и фрейдизмом прежде всего, - великими в том числе и своей готовностью объяснить все.

"Универсальные объяснительные системы", кажется, окончательно вышли из интеллектуальной моды. XVIII и XIX вв. принесли нам классические философские системы. В модернизм мы вошли с "великими учениями" - марксизмом и фрейдизмом прежде всего, - великими в том числе и своей готовностью объяснить все.


На самом деле, люди не читают газеты, они принимают их каждое утро, так же, как ванну.
Маршалл Мак-Льюэн


   В постмодерне же "универсальное объяснение" стало техническим приемом, формализованным и технологизированным. Мы научились строить "универсальные объяснения" ad hoc, по каждому подходящему и неподходящему случаю, и это стало слишком просто и не очень интересно.

   Технология проста: исходная ситуация включает вопрошающего и объясняющего, и объясняющий просто включает вопрошающего в структуру объяснения. Круг замыкается. Он может быть сколь угодно широким (как философия марксизма) или сжатым до размеров человеческого тела или отдельных его частей (как психоанализ), но за его пределы выйти уже нельзя.

   Сами создатели "универсальных схем" и "великих учений" могут оставаться от них как бы в стороне - Маркс свободно обсуждал границы применимости общей схемы общественного развития через механизм классовой борьбы и исключения; папа Фрейд готов был (по крайней мере, в известном анекдоте) признать, что "бывают же и просто сны", - но их последователи тупы и невменяемы.

   Вы говорите, что ваше сознание индивидуализировано и автономно от классовых условий социального бытия? - Отлично, - говорит идеолог-марксист, - так и должен рассуждать типичный представитель буржуазии на данном историческом этапе.

   Вы говорите, что ваши поступки рациональны и не управляются подсознательным? - Замечательно, - отвечает психоаналитик-фрейдист, - подсознательное потому и подсознательное, что его импульсы всегда рационализируются сознанием.

   Опровергнуть "универсального объяснителя" невозможно: любая попытка опровержения немедленно используется как аргумент "в подтверждение" объясняющего принципа. Зато можно не обращать на него внимания. Или посмеяться. Или - отойти в сторонку и полюбоваться стройностью интеллектуальной конструкции самого учения.

   Во второй половине нашего века с приемом "универсального объяснения" хорошо поиграл Маршалл Мак-Льюэн (Marshall McLuhan, 1911-1980). В конструкции средств или посредников, носителей (media) в передаче информации, "сообщений", "посланий" (messages) он увидел глубинную силу, формирующую движение человека от "гармоничного" дикаря к субъекту цивилизации, наделенному чувствами, разорванными "визуальной" коммуникацией абстрактных знаков (фонетическим письмом, книгопечатанием и т. д.) И - обратно - через "аудиально-осязательные" media (электронные, по преимуществу) - к "ретрибализации", второй дикости, с новым синтезом и восстановлением единства, гармонизацией чувств. Антропологическая информатика, если угодно.

   Самим "сообщениям" Мак-Льюэн противопоставил "носители", типологизированные по принципу "визуальности"/"аудиальности" - визуальность при этом связана не со зрением (так, телевидение для него - "аудиальный" носитель), а с конкретизирующей работой сознания, относящего абстрактное содержание сообщения к конкретной ситуации его получения. И - произнес свой самый известный афоризм: "Носитель - и есть сообщение". То есть тип носителя предопределяет воздействие сообщения на человека и общество.

   Некоторое разочарование: для Мак-Льюэна информация и ее потоки сущностно неэкономичны, "сообщения" остаются для него в лучшем случае средством формирования того или иного паттерна экономической рациональности, но самостоятельной ценности лишены, метрика информационного пространства остается несоразмерной метрике ценностей и стоимостей (экономике). Я как-то здорово обидел группу поклонников Мак-Льюэна, заметив, что "сообщения" в его смысле - всегда скорее дезинформация, чем информация.

   Сейчас мне кажется очевидным, что символическое потребление (а в развитом и богатом хозяйстве большая доля потребления - символическая, так как хлеба и картошки даже очень богатый человек может съесть не слишком много) превращается из потребления как символа в потребление символов (с соответствующей перестройкой производства), и макльюэнизм, на мой взгляд, этого явления не ухватывает.

   Укладывается ли макльюэнова концепция отношения "носителя" и "сообщения" в традиционный философский анализ диалектики "формы" и "содержания"? Я воздержусь от ответа на этот вопрос: отчасти потому, что просто не хочу протаскивать исследовательскую проблему под видом публицистики.

   Меня - здесь и сейчас - больше интересует взгляд через сетку введенных Мак-Льюэном различений на Сеть, какой мы ее знаем и любим.

   Я каждый раз думаю об этом, когда вижу на WWW-страничке вместо текста, гласящего, допустим, "Новости", маленькую картинку, представляющую собой цветную плашку с той же надписью, а то и некую загадочную пиктограммку. Понять message я еще могу, написано "Новости", а вот с пониманием medium'а - уже проблемы. Что хотел мне сказать этот, извините за выражение, Web-дизайнер, когда вместо того, чтобы просто написать "Новости", пришпилил на это место картинку с той же надписью?

   Это ситуация, в которой Мак-Льюэн прав на сто процентов. Мне говорят вовсе не "Новости", мне говорят: "У меня есть графический редактор", или: "Мне нравится вот эта гарнитура", или: "Всоси лишний килобайт данных", - и это не в худшем случае.

   Глядя на гектары бессмысленного по большей части битмэпа, заливающего миллионы страниц гипермедиа (называвшихся когда-то гипертекстом), можно задаться вопросом: в самом деле, кому нужны мы, жалкие остатки грамотного человечества, умевшего читать и даже (местами) писать, в ретрибализованном мире, изъясняющемся примитивными жестами, "расширенными" - по Мак-Льюэну - телевидением, видео, а теперь еще и WWW? Крыша встает на место только, когда, подсчитав, понимаешь, что текст - самый экономичный способ коммуникации.

   У меня с именем Мак-Льюэна жестко ассоциировано давнее воспоминание об опечатке, замеченной в некоей библиографии. Название одной из самых известных его работ - "The Media Is The Message" ("Носитель - это и есть сообщение") было передано как "The Media Is The Massage" (то есть "Носитель - это массаж"). В чем тоже, наверное, есть определенный смысл. И - чему есть определенные основания у самого Мак-Льюэна (см. эпиграф).

   Макльюэновский центр в Сети доступен на www.mcluhanmedia.com.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.