Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Фарс-мажорные обстоятельства

Архив
автор : Алена Кухарева   18.09.2002

Процесс технического оснащения грядущей Всероссийской переписи населения 2002 мог бы стать настоящим поводом для анекдота. Только последние несколько дней подарили нам ряд забавных ситуаций, впрочем, неудивительных, когда на кон поставлено 9,5 млн. долларов.

Процесс технического оснащения грядущей Всероссийской переписи населения 2002 мог бы стать настоящим поводом для анекдота. Только последние несколько дней подарили нам ряд забавных ситуаций, впрочем, неудивительных, когда на кон поставлено 9,5 млн. долларов. Именно такую сумму выделило правительство Государственному комитету по статистике РФ на закупку оборудования и программного обеспечения для обработки материалов Переписи. Судебные разборки, «партизанщина», закулисные игры и публичная пикировка соперников - все это сопутствует, пожалуй, любому конкурсу подобного масштаба, во всяком случае в России.

Для Госкомстата РФ серия проводимых им тендеров на поставку технических средств для Переписи стала настоящим стихийным бедствием. Результатом этого стали два судебных разбирательства, одно из которых все еще не закончено. История этих исков вкратце такова. В феврале текущего года компания КРОК выиграла конкурс комитета на поставку и внедрение программного обеспечения для первичной обработки данных. По итогам конкурса был заключен контракт с Госкомстатом. Несогласная с решением конкурсной комиссии компания Abbyy подала иск в Московский арбитраж на Госкомстат и КРОК и 9 августа выиграла его (подробности в «КТ» ##445 и 457). 3 сентября КРОК подала апелляцию и в настоящее время ждет ее рассмотрения.

В начале июля был проведен еще один конкурс - на поставку аппаратного обеспечения для Переписи по семи номинациям: рабочие станции, серверы, принтеры, сканеры (два лота), активное и пассивное сетевое оборудование (список участников конкурса вы можете видеть в нижеприведенной таблице). И снова возник конфуз. На этот раз группа компаний «Сибкон», поставщик ИТ-решений, обвинила ГКС в нарушении условий конкурса. Четвертого сентября ее иск к ГКС и выигравшей тендер компании «Пирит» был отклонен Арбитражным судом Москвы.

На самом деле, в главном статистическом ведомстве страны, возглавляемом ныне Владимиром Соколиным, вообще не хотели проводить конкурс. В начале года в интервью «Деловой хронике» председатель Госкомстата сказал много добрых слов о практике развитых стран, где подобные по масштабу и уровню конфиденциальности работы заказываются приближенным к правительству компаниям. Его позиция с тех пор не изменилась. В недавнем комментарии для «Компьютерры» он сказал: «Должны быть крупные отечественные фирмы, выполняющие те или иные государственные задачи. В США, Франции, Германии и Великобритании, например, конкурсы на подобные вещи не объявляются».

У господина Соколина совершенно случайно нашлась «своя» компания для этого заказа. При одном взгляде на приведенную таблицу нетрудно догадаться, о ком идет речь. Компания КРОК, системный интегратор проекта, единственная фигурирует во всех семи номинациях, и единственная из всех выиграла больше, чем в одной номинации. Работа с КРОКом велась еще со времен пробной переписи 2000 года. По словам Андрея Шаина, заместителя директора ИТ-департамента КРОКа, не только им, но и Abbyy, Cognitive Technologies и еще нескольким компаниям было предложено продемонстрировать свои решения по массовой обработке документов при условии безвозмездного участия в работах: «Только наша компания смогла к указанному сроку предоставить работоспособное решение». Директор Abbyy Сергей Андреев комментирует ситуацию в точности до наоборот (что стало доброй традицией в отношении комментариев оппонента): «Видимо, в Госкомстате хотели, чтобы КРОК стал основным подрядчиком. Если бы у них было желание провести конкурс, они предложили бы участие в этой пробной переписи сразу нескольким компаниям и поработали бы с ними».

Председатель ГКС избегает разговора о своих пристрастиях к фирме КРОК, но его коллега, директор Государственного Межрегионального центра ГКС Евгений Сычев, более откровенен: «В начале 2002 года ГКС принял решение выйти с заявкой на единственного исполнителя заказов в лице КРОКа, а потом от этого отказались, очевидно, побоявшись неправильных суждений, и решили провести конкурс. Но, к сожалению, к процедуре конкурса Госкомстат не был готов, и это сыграло свою роль. На самом деле, важно не то, как правильно провести конкурс, а как выбрать лучшего производителя».

Довольно неформальный подход для такого серьезного ведомства. Интересно, действует ли он в отношении столь точной дисциплины, как статистика? Кстати, два года назад на фоне разоблачений злоупотреблений прежнего руководства Госкомстата (см. «Скандальная слава Госкомстата») высокопоставленный сотрудник Минэкономики в интервью «Интерфаксу» заявил: «В настоящее время для подведения итогов Госкомстат использует вместо сплошного наблюдения выборочное обследование крупных и средних предприятий, что само по себе подразумевает большую погрешность». А эксперт из окружения премьер-министра в беседе с корреспондентом «Итогов» высказался еще более откровенно: «Мы никогда не пользовались данными Госкомстата. Он, как и при советской власти, все время старается приукрасить действительность». Вот-вот, и все из «лучших», заметьте, побуждений.


Cписок участников и победителей конкурса ГКС на поставку аппаратного обеспечения для ВПН-2002.

Лот

Участники

Итог

Серверы

ИВК, КРОК, «Техносерв», Dell Systems, Kraftway, R-Style

КРОК

Рабочие станции

«Гелиос компьютер», ИВК, «К-Системс», «Компьюлинк», КРОК, «Формоза», Управление делами президента РФ, Dell Systems, ICL, Kraftway, R-Style

Kraftway

Сканеры

«АйТи», «Верт», ИВК, «К-системс», КРОК, НИИ ТП, «Пирит», «Сибкон», R-Style

«Пирит»

Принтеры

«Атлас», «АМИ-сети», «АйТи», «Верт», «Гелиос компьютер», КРОК, «Ланит», «Ниеншанц», «Триал Электроникс»

«Ланит»

Активное с/о

«АМИ-сети», КРОК, «АйТи»

КРОК

Пассивное с/о

КРОК

КРОК


В России проведение конкурсов - дело новое. Ошибки, которые допускает государство в лице своих ведомств при проведении конкурсов, конечно, могут быть связаны с несовершенством законодательства в этой области. Председатель ГКС, например, считает, что Федеральный закон «О госзакупках» и соответствующий Указ президента (от 8 апреля 1997 г.) во многом противоречат друг другу: «В самом законе некоторые вещи написаны настолько расплывчато, что решение Арбитражного суда Москвы по поводу нашего конкурса касается, например, того, провели ли мы конкурс или провели отбор. В законе не говорится, что заказчик не имеет право провести отбор, - имеет право». Может быть, люди из Госкомстата решили воспользоваться этой формулировкой уже после того, как конкурс был проведен? Остроумно.

Но есть и другие случаи «ошибок», когда на несовершенство закона трудно сослаться. В приказе Министерства экономики №117 от 30.09.1997 в пункте «Конфликт интересов» черным по белому написано:

«Поставщик не должен быть связан в настоящем или иметь связи в течение последних пяти лет с советниками или другими лицами, которые подготовили документацию и прочие документы предварительного этапа квалификационного отбора и документы торгов (конкурса) по предмету торгов (конкурса), или c консультантами, вовлеченными в выполнение контракта по предмету торгов (конкурса), которые могли бы давать консультации по вопросам, для решения которых поставщики приглашены на прохождение предварительной квалификации. Такие связи могут послужить основанием для отстранения поставщика от участия в квалификационном отборе».

Компания КРОК, являясь системным интегратором проекта, по условиям конкурса, естественно, занималась составлением технических требований для участников конкурса на поставку технических средств. Поэтому участие и победу КРОКа в конкурсе, требования и ограничения для участия в котором им же и прописаны, можно объяснить только личной заинтересованностью в этом господина Соколина и его подчиненных.

Председатель ГКС прокомментировал роль КРОКа в проекте так: «КРОК нас не консультировал, это такая же фирма, как и все другие. КРОК выиграл конкурс на звание интегратора этой работы, и поскольку он предлагал техническое решение, он составлял и его спецификацию. А теперь допустим, что я - фирма, которая берется строить вам самолет-истребитель пятого поколения. Но если для этого требуется определенная деталь, и именно я - предприятие, кто лучше всех или единственный может ее сделать, что же мне делать? В том и заключается несовершенство этих конкурсов, что, заказывая сборку «мерседеса», в итоге мы можем получить «запорожец».

Объективно говоря, Владимир Соколин не прав. Наличие единственного поставщика свидетельствует, скорее, о плохо составленной технической спецификации или - что более вероятно - об инженерном решении, «заточенном» под этого единственного и неповторимого подрядчика.

Самой курьезной и во многом показательной стала, пожалуй, ситуация со сканерами. Основными конкурентами в ней стали компании «Пирит», поставщик сканеров Fujitsu M4099D, и «Сибкон», поставщик сканеров ДС-300 (как нам удалось выяснить, совместного производства НИИ точных приборов, ПО КСИ и компании КРОК). Сканеры Fujitsu использовались в переписях населения Италии, Швеции, Китая, Португалии, Украины, Эстонии, Литвы и других стран. ДС300 на сегодня выпущены в количестве 150 штук и не применялись ни в одной переписи. Разумеется, конкурсная комиссия отдала предпочтение Fujitsu.

Но промоутеры отечественной новинки так просто не сдались. Действовали широким фронтом. Пятого июля «Сибкон» направил в ГКС письмо с требованием пересмотреть результаты конкурса, а затем подал иск в Московский Арбитражный суд, обвинив ГКС в нарушении условий конкурса и в предоставления «Пириту» неких преимуществ. КРОК со своей стороны организовал «шоу» с нехитрым названием «Презентация технологии и аппаратно-программного комплекса первичной обработки материалов Всероссийской переписи населения 2002 года». За четыре дня до судебного заседания публике были продемонстрированы в действии сканер ДС300 и система распознавания «СВОД 1М». В рекламной акции приняли участие и люди из Госкомстата, благодаря чему акция приняла характер официальной презентации государственного поставщика, чем внесла окончательную путаницу в ситуацию с поставщиками оборудования. Господин Сычев публично заявил, что считает сканер ДС300 лучшим.

Что заставило ГКС поддерживать никому неизвестную разработку, можно только догадываться. Требования технологии? Однако система «СВОД 1М», по заверениям Бориса Бобровникова, генерального директора КРОКа, рассчитана на любой сканер. Технические характеристики? Ведь аппарат способен сканировать с обеих сторон до 300 страниц в минуту, в то время как у Fujitsu этот показатель - 180 (при одинаковом разрешении 400 dpi). Но и это преимущество кажется неубедительным. Один из чиновников ГКС сказал так: «Зачем такая скорость? Ведь 60 документов в минуту - хороший показатель для оператора, который будет исправлять ошибки. Так можно и 350 сделать скорость, но вводить следующую пачку документов будет бессмысленно». Окончательно сомнения исчезают при сравнении стоимости сканеров: 16 тыс. долларов стоит Fujitsu M4099D, и 29481 доллар - ДС300. А теперь помножьте на 100 штук. Хорошо, если дополнительные 1,3 млн. долларов в случае решения в пользу ДС300 ушли бы на поддержку местного производства высокоскоростных сканеров (хотя, скорее, бессмысленно: удачные российские аппаратные решения можно отнести к категории нонсенсов). Но нет уверенности, что они не растворились бы в чьих-то персональных бюджетах.

Что касается «Сибкона», непонятно еще одно - как компания собиралась обслуживать свои сканеры, не имея сервис-центров в крупнейших российских городах. Директор этой компании Дмитрий Чернов накануне выхода статьи в печать прислал по почте список 36 городов, в которых «Сибкон» обслуживает свои устройства. Но у нас есть другая, более достоверная информация от нашего источника в ГКС: «Техподдержка Fujitsu существует везде. О сканерах «Сибкона», которые производят «на коленке», в НИИ точных приборов 1, этого сказать нельзя. Госкомстат делал запросы в облкомстаты Калининграда, Нижнего Новгорода, Красноярска и Пскова. Там ничего о сканерах «Сибкона» не знают. Зато на следующий день после этих запросов мы получили из этих и других городов 66 договоров с фирмой КРОК. Ну и что? А при чем тут «Сибкон»?

КРОК попытался решить эту проблему внесением поправки в текст проекта Государственного контракта на поставку сканеров, в которой говорится о «возможности привлечения уполномоченных представителей Заказчика в условиях отсутствия собственного персонала достаточной квалификации». (Как известно, КРОК принимал деятельное участие не только в разработке технических спецификаций, но и консультировал КРОК в оформлении конкретных заказов - как видно из документа «Замечания к проекту Государственного контракта на поставку оборудования (высокоскоростных сканеров) от ОАО «Пирит»).

Сколько усилий, и все тщетно! Четвертого сентября иск «Сибкона» отклонили. «Пирит» торжествует и готовится к подписанию контракта с Госкомстатом. Правда, не закончилась тяжба между компаниями Abbyy и КРОК. Но и этот вопрос разрешится не позднее третьего октября, всего за шесть дней до начала Всероссийской переписи населения. Что будет, если итоги конкурса все же не подтвердятся, и сделка ГКС с КРОКом станет ничтожной? Цена вопроса, как говорится.


1 (обратно к тексту) - Происхождение ДС300 - отдельная песня. Особенностью продвижения этого сканера на рынке является политика тщательной маскировки ее разработчиков. КРОК и «Сибкон» дистанцируются друг от друга. В НИИ точных приборов делают «удивленное лицо», отрицая свою причастность к разработке. Директор компании «Профессиональное объединение конструкторов систем информатики» (ПО КСИ), другого соразработчика, случайно обнаруженного в Интернете, сослался на некое соглашение, по которому имена разработчиков ДС300 не разглашаются, однако предоставил телефон сведущего человека. Им оказался… Андрей Шаин из компании КРОК. Директор «Сибкона» долго упорствовал, но все же дал интервью (по электронной почте), назвав еще одного производителя - НИИ точных приборов. Сколько всего предприятий участвовало в разработке ДС300 - тайна, покрытая мраком?

Скандальная слава Госкомстата

Вообще, Госкомстату «везет» на громкие истории. Четыре года назад его прежнее руководство попало в довольно нехорошую историю. Речь идет о так называемом «деле статистиков», судебный процесс по которому начнется 30 сентября в Московском гарнизонном военном суде. Перед судом предстанут бывший руководитель Госкомстата России Юрий Юрков, его первый заместитель Валерий Далин, директор Вычислительного центра Госкомстата Борис Саакян и еще пять чиновников.

Дело было возбуждено Генеральной прокуратурой России в июне 1998 года. Упомянутым лицам предъявлены обвинения в получении и даче взятки в крупном размере, присвоении, растрате и подделке документов. Следствие установило, что обвиняемые нанесли государству ущерб в 5 млрд. неденоминированных и 2 млн. деноминированных рублей. За предоставление различной статистической информации коммерческим предприятиям в период с 1996 по 1998 год в качестве взяток чиновники получили более 1 млн. деноминированных рублей. Кроме того, во время расследования дела оперативники изъяли на квартирах обвиняемых 2,5 млн. долларов наличными, более 100 тыс. немецких марок, большое количество драгоценных камней и ювелирных изделий. Подсудимым грозит до десяти лет лишения свободы с конфискацией имущества за «мошенничество в особо крупных размерах» и «злоупотребление служебным положением».

Первое слушание состоялось 20 июня 2002 года. Однако председатель суда решил отложить слушание до осени по просьбе гособвинителя и двух адвокатов для ознакомления с материалами дела, которые составляют 115 томов.


Госзаказы: а как у них?

Председатель ГКС либо лукавит, либо не совсем разбирается в технологии проведения тендеров на Западе. Заявление о том, что в США, к примеру, на госзаказы не проводятся конкурсы, мягко говоря, не соответствует действительности. Общепринятая мировая практика распределения государственных заказов построена на контрактной системе на основе тендеров. И в России, прямо скажем, не придумывали Америк и, по большому счету, просто скалькировали опыт западных стран.

Итак, тендер это конкурсная форма размещения заказов на закупку оборудования или привлечения подрядчиков для выполнения работ в рамках того или иного проекта. Условия конкурса объявляются заранее. Ситуация, когда государство решает не проводить тендер на выполнение какого-либо контракта не нонсенс, но встречается, как правило, в стратегически важных отраслях, где нужен какой то допуск к государственной тайне (регламентируется соответствующими законами). Еще один вариант - ограничение проводится на законодательном уровне с какими-то далеко идущими целями (скажем, чтобы защитить отечественного производителя). Однако во всех случаях используется или создается соответствующая законодательная база. Возможно, что глава ГКС ссылался на практику некоторых министерств США и Великобритании, когда на основе долгосрочных стратегических контрактов заказ по умолчанию отдается определенным поставщикам. Однако получить эти долгосрочные контракты поставщики опять же могли либо участием в тендере, либо лоббированием законодательства.

Тендер - неизменный атрибут практически любого государственного заказа, не регулируемого никакими дополнительными условиями.

Алексей Хмеленко


Не ставим точку…

История, которая сперва казалась нам обыкновенным «производственным» конфликтом между конкурентами, разрастается. Чем больше мы пытаемся разобраться в том, что все-таки происходит, тем больше выясняется фактов еще сильнее запутывающих дело. Алена Кухарева в своей статье старалась быть максимально объективной и по большей части воздерживалась от оценок происходящего, однако в редакционной врезке, я думаю, мы можем позволить себе удивиться некоторым фактам. Тем более что у нас есть некоторая эксклюзивная информация, которая в эту статью не вошла.

Оставим высказывания господина Соколина относительно практики проведения тендеров в зарубежных странах на его совести. Ограничимся нашим законодательством. Исходя из изложенных фактов, получается, что закон таки был нарушен. Неужели в Госкомстате думают, что запутанность законов или их незнание освобождает от ответственности за их нарушение? Впрочем, запутанность тоже довольно относительная - в следующей статье, посвященной этой ситуации, мы собираемся привести комментарии независимых юристов. Думается, что не так страшен черт, как его малюют в ГКС.

Тягу ГКС к КРОК можно объяснить только личной заинтересованностью руководства ГКС в сотрудничестве с этой компанией. По крайней мере, у нас нет никаких фактов, опровергающих этот вывод, и есть факты, для которых иное объяснение пока не находится. Впрочем, мы будем рады любым комментариям.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.