Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Букмарк - сознание

Архив
автор : ИВАР ФЕДОУЗ    13.10.1998

Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе - наука пока не в курсе дела... Все уверены, что жизни на Марсе нет, но ряд энтузиастов (в NASA, например) считают, что есть или была, и работают над проблемой всерьез. Примерно так же обстоят дела с искусственным разумом.

Марс далеко, а интеллект (искусственный ли, естественный) - рядом. Почему бы не подойти к проблеме практически? Это и сделал Хью Лебнер (1), довольно эксцентричный нью-йоркский предприниматель. Человек широких взглядов и разносторонних интересов, он борется за легализацию проституции, возглавляет бильярдную команду клуба фотохудожников, добивается, чтобы олимпийские золотые медали делались из золота, а не серебра, как сейчас... В конце восьмидесятых годов Лебнер, заручившись поддержкой Кембриджского центра исследований поведения (Cambridge Center for Behavioral Studies), приступил к организации конкурса программ на интеллектуальность на основе теста Тьюринга (www.loebner.net/Prizef/loebner-prize.html). Образовался комитет конкурса, в который вошли серьезные ученые, в том числе Джозеф Вейценбаум, автор знаменитой ЭЛИЗЫ.

8 ноября 1991 года в Бостонском компьютерном музее был проведен первый в истории тест Тьюринга. Событие широко освещалось в прессе, комментарий для собравшейся публики давал А. Дьюдни (A. K. Dewdney), всемирно известный "гуру" в области развлекательной математики. С тех пор такие состязания (конкурс Лебнера) проводятся ежегодно, и победитель должен получить золотую медаль Лебнера, а также большую премию Лебнера в размере 100 тыс. долларов. Этой высшей награды пока не удостоился никто, но бронзовая медаль и премия в 2 тыс. долларов вручаются каждый год.

В январе 1998 года состоялся очередной конкурс, на этот раз в Австралии. На вопросы жюри (вводимые с клавиатуры компьютера) отвечали (текстом на экране дисплея) участники конкурса - добровольцы-люди и программы. Общее число агентов равнялось десяти. Каждый член жюри обязан был проставить агентам отметки по 10-балльной системе. Десять баллов ставилось за наименее "человеческие" ответы, один балл - за самые "человеческие". Затем вычислялся средний балл каждого участника. Программа, получившая наименьший средний балл, считалась победившей. Но ни на одном из прошедших до сих пор восьми конкурсов ни одна из программ не получила средний балл ниже, чем кто-либо из добровольцев. А только в этом случае ее автор мог бы претендовать на большой приз.

В качестве добровольцев, а также арбитров выступали "люди с улицы". На конкурсе 1998 года добровольцами были: некто в возрасте 71 года, журналист, учитель и ученик начальной школы. Вот образцы общения арбитров с программой, занявшей второе место (это дословные переводы отрывков из электронных протоколов конкурса; авторские права на протоколы принадлежат Кембриджскому центру исследований поведения):

*** АРБИТР06 ***

ПРОГРАММА[11:20:57] Привет, на улице хорошая погода

АРБИТР06[11:21:16] привет. ты о чем?

ПРОГРАММА[11:21:18] Привет. Ты кто идиот, да когда

ПРОГРАММА[11:21:18] говоришь об этом, погода вообще ужасная... Я

ПРОГРАММА[11:21:18] ненавижу, когда это кончается, коснись моего лица,

ПРОГРАММА[11:21:18] скажи, что каждое слово было длиннокрылой

ПРОГРАММА[11:21:18] океанской птицей.

АРБИТР06[11:22:10] Давай начнем с начала. как мне называть тебя?

ПРОГРАММА[11:22:12] Я никогда не делаю ошибок! Синтаксическая ошибка в

ПРОГРАММА[11:22:12] строке 10. Восстановить с самого начала.

АРБИТР06[11:22:40] Никогда не делаешь ошибок? Ты кто, программа?

ПРОГРАММА[11:22:42] Я знаю интересную историю об этом, но она немного

ПРОГРАММА[11:22:42] связана с программой?

АРБИТР06[11:23:17] Ты опять потерял нить. У тебя есть любимые темы

ПРОГРАММА[11:23:19] Я не люблю некоторые из твоих любимых хобби.

 

*** АРБИТР07 ***

ПРОГРАММА[11:41:33] Привет. О чем ты говоришь?

АРБИТР07[11:41:56] Жду, когда придет вдохновение. Вдохнови меня!

ПРОГРАММА[11:41:58] Сидней это человек, производящий хлеб.

АРБИТР07[11:42:44] Я был когда-то знаком с дамой по имени Сидней,

АРБИТР07[11:42:44] Но я подозреваю, что она была

ПРОГРАММА[11:42:46] Да, это ты!

АРБИТР07[11:43:03] Ты говоришь бессмыслицу.

ПРОГРАММА[11:43:05] К сожалению для тебя, я не женщина. Так что

ПРОГРАММА[11:43:05] поищи себе подружек в другом месте.

АРБИТР07[11:43:26] как тебя зовут?

ПРОГРАММА[11:43:28] Мое полное имя это дерево, чья родина Австралия.

А вот как (на конкурсе 1996 года) отвечали некоторые добровольцы (в оригинале - confederates, что можно перевести как "союзник", а можно и как "сообщник"):

[Д] Привет, Арбитр 4.

[А] Привет. Как тебя зовут?

[Д] Питер. А тебя?

[Д] У меня дисплей с квадратным экраном, а под ним процессор и клавиатура,

[Д] чтобы говорить с тобой.

[А] Что ты думаешь о жизни?

[Д] Она бывает тяжелой, особенно когда напряжение падает. Чтобы работать,

[Д] мне нужна энергия.

[А] Откуда ты? Расскажи мне о себе, о своих друзьях.

[Д] Мое тело кремового цвета, кнопки серые и кремовые, а изображение на

[Д] экране меняется в соответствии с программой, которую я выполняю.

В общем, душераздирающее зрелище, как говаривал ослик Иа-Иа. Неудивительно, что первый же конкурс Лебнера специалисты сурово раскритиковали (2). Чтобы вести подобные беседы, не требуется большого ума ни от человека, ни от машины. Ветеран ИИ Марвин Минский (Marvin Minsky) настойчиво призывал Лебнера прекратить это безобразие. Но Хью Лебнер, как оказалось, большой романтик. Критикам конкурса он ответил так: "...Мне приятно воображать далекое будущее, когда род человеческий исчезнет, а его место займут наши создания, роботы, странствующие по Вселенной. Мне нравится думать, что эти роботы могут сохранить память о нас, людях, как о мифических капризных полубогах, сотворивших их в незапамятные времена. И, может быть, - кто знает? - они вспомнят и обо мне...".

Так выглядит золотая медаль Лебнера...

Пока Лебнер сентиментальничает, ребята работают. Джозеф Вайнтрауб (Joseph Weintraub) со своей программой PC Therapist выиграл первый, второй, третий и пятый конкурсы Лебнера. Программа делает примерно то же, что делала ЭЛИЗА, но Вайнтрауб настаивает на принципиальных преимуществах "терапевта": у него есть растущая база данных. Когда первая версия стала хорошо расходиться по 30 долларов за копию (под лозунгом "Программа, которая прошла тест Тьюринга"), Вайнтрауб подключил синтезатор речи для Creative Labs SoundBlaster. Creative Labs это понравилось, дело пошло, и теперь он предлагает куда более продвинутые продукты, снабженные к тому же "говорящей головой": PC Professor (обладатель премии Лебнера 1992 года) стоит 69 долларов и беседует на тему "Мужчина и женщина", а с PC Politician (выигравшим конкурс в 1993 году) можно поговорить о либералах и консерваторах, но это удовольствие значительно дороже - 99 долларов. Любопытно, заплатил бы кто-нибудь в России сто greenbucks за то, чтобы в долгие часы бессонницы обсудить с компьютером, кто лучше: Лебедь или Зюганов, Гусинский или Березовский? Ясно, что следующий шаг - сделать "компьютерные копии" перечисленных деятелей и многих, многих других... Но тут мы вступаем на довольно зыбкую почву, а в таких случаях лучше всего обратиться к философии.

www.cs.monash.edu.au/links/postmodern.html. Там вы увидите "генератор постмодернизма", на совесть сработанный Эндрю Булгаком (Andrew Bulhak), аспирантом одного из австралийских университетов (аналогичный генератор русскоязычных текстов можно найти по адресу: www.nagual.pp.ru/~ache/datsuk.html - Прим. ред.). При каждом нажатии на кнопку генерируется новое "эссе", оформленное в согласии с требованиями журналов Американской психологической ассоциации и снабженное обширным списком литературы (с названиями не менее бредовыми, чем остальной текст). Например:

Национализм, модернистская парадигма действительности и конструктивизм

Б. Томас Финнис, отделение политики, Университет Карнеги-Меллон

Джейн И. Дитрих, отделение онтологии, Иллинойский университет

1. Сартровская абсурдность и культурный дискурс

Изучая капиталистическую деаппроприацию, мы сталкиваемся с выбором: отвергнуть культурный дискурс, либо же заключить, что консенсус создается при помощи коммуникации (в предположении несостоятельности лиотаровского анализа конструктивизма). Маркс в действительности использует термин "культурный дискурс" для обозначения не дискурса, но постдискурса.

Можно сказать, что Лакан предлагает использовать сартровскую абсурдность для трансгрессии границ общества. Если справедлив текстуальный социализм, работы Тарантино не принадлежат к постмодерну. Зонтаг использует термин "неотекстуальная парадигма дискурса" для обозначения мостика между обществом и классом.

Субъект контекстуализуется в конструктивизм, включающий искусство в качестве реальности. Однако Ардуа-Бонно [1] полагает, что мы должны выбирать между культурным дискурсом и сартровской абсурдностью. Важнейшая предпосылка конструктивизма в том, что культура, хоть это и несколько неожиданно, обладает значимостью. Стало быть, главная тема работ Тарантино - роль наблюдателя как участника. Имеется сколько угодно теорий неоконструктивистского марксизма.

И так далее (16 разделов, 51 название в списке литературы...). Вот такая парадигма дискурса (см. выше). Мне кажется, что за этой шуткой не меньшая коммерческая перспектива, чем за элизоподобными программами: по той же системе можно отлично штамповать, например, школьные сочинения! "Онегин - лишний человек..." и т. д. Один персонаж Бориса Стругацкого научил машину сочинять афоризмы. Это, конечно, фантастика (3). Но я бы поставил еще более смелую задачу: анекдоты. По-моему, вряд ли кто-нибудь усомнится в разумности машины, способной сочинить хотя бы один анекдот.

Однако давайте вспомним машину Луллия. Здесь ведь тот же принцип, только на материале характерной терминологии постмодерна. Та машина, по мнению Луллия, могла изречь абсолютную истину. А эта? Вдруг случайно тоже изречет что-нибудь эдакое... и что тогда? Луллий-то знал бы, что делать, а рядовой пользователь WWW?..

Но едва ли такое возможно. За машиной Луллия, при всей ее технической простоте, стояли вера и глубокая искренность в стремлении к истине. А за этим генератором ничего подобного нет - осталось только механическое комбинирование словесных блоков. И к языку постмодерна, подчеркнуто не человечному, такая логическая машина подходит как нельзя лучше.

А еще мне кажется, что популярность программ, о которых шла речь в этой статье, - симптом опасного распространения ИИ в естественной среде. Вдруг ИИ паразитирует на естественном интеллекте? Возникает в мозгу у человека структура типа ЭЛИЗЫ. Поначалу она помогает машинально отвечать на вопросы разговорчивых попутчиков в поезде. Потом берет на себя более серьезные функции. Постепенно возникает "букмарк-сознание", где вместо содержания в памяти хранятся только букмарки, указатели: "маятник фуко умберто эко", "ария хозе из оперы бизе"... Мощный поток поп-культуры и поп-информации рассчитан как раз на такое восприятие.

***

Систематизированная коллекция линков по искусственному интеллекту: http://ai.iit.nrc.ca/misc.html


1 Фотографии Хью Лебнера и его золотой медали загружены с сайта www.loebner.net/index.html.

2 S. Shieber Lessons from a Restricted Turing Test, Communications of the ACM, June '94, Vol. 37 n.6 p70-78, http://xxx.lanl.gov/abs/cmp-lg/9404002.

3 ...а вдруг нет?

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.