Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Сон искусственного разума

Архив
автор : Леонид Левкович-Маслюк   13.10.1998

 

Как создать искусственный разум? Попытки ответить на этот вопрос породили целое направление науки - искусственный интеллект (ИИ). Впрочем, в последнее время смысл термина стал более скромным. Сейчас ИИ рассматривают как область исследований и приложений, связанных с имитацией отдельных функций человеческого интеллекта. Распознавание образов, машинный перевод, интеллектуальные агенты, роботика - эти направления развиваются стремительно и успешно. Но в материалах номера речь пойдет о первоначальной сверхзадаче - научить машину думать.

Человека, сделавшего первый практический шаг на пути к искусственному интеллекту, звали Раймунд Луллий (Lullius, Lulio, Lull...). Его судьба драматична. Он родился примерно в 1232 году в Пальма-де-Майорке. В юности, которая прошла при дворе короля Хайме (Jaume) I Арагонского (1), он был поэтом, рыцарем и вел жизнь, полную самых разнообразных наслаждений. Трагическая любовь переменила все. Луллий ушел из семьи, вступил в орден францисканцев, преуспел в алхимии (переоткрыв алкоголь, который считал чем-то вроде эликсира бессмертия), написал около трехсот сочинений по богословию, логике, философии. По одной из версий, он погиб в 1316 году в Тунисе, во время миссионерского путешествия. Его идеи, как и легенды о нем, пережили многие века. "Имя Луллия стало символом мудрости для народов средневековой Европы, - пишет Юрий Петрунин в своей интереснейшей книге (2). - ...Луллий, после долгих часов ночного бодрствования и молитв, поднимаясь на гору Ранда на острове Майорка, испытал "просветление", увидев на листьях кустарника проступающие буквы. Ветви с листьями под воздействием дуновения ветра качались, образуя все новые и новые сочетания "букв". Так возник, по словам самого создателя, прообраз логической машины". Логическая машина была не очень сложным, но насыщенным мистическими числовыми пропорциями устройством для механического порождения огромного множества высказываний. Луллий полагал, что среди них есть разгадки всех тайн мироздания.

В это же время в Испании сформировалось мистическое направление иудаизма - Каббала. Утверждалось, что раввины, постигшие в полной мере секреты этого учения, способны делать невероятные вещи. Например, изготовить из глины... нет, все-таки не человека. Голема. Приверженцы Каббалы считали, что Адам был сотворен "в два приема". И первый этап акта его сотворения мудрецы-каббалисты как будто бы умели воспроизводить. В известном романе Мейринка "Голем" рассказывается о сложной ситуации, в которую попал один пражский раввин (средневековая Прага была важным европейским центром магии самого различного толка), взявшийся за это опасное дело. А то, что такие упражнения определенно опасны, каббалистам было хорошо известно: големы, увы, не подчинялись азимовским законам роботехники. Луллий, кстати, в совершенстве овладел теорией и практикой Каббалы...

В науке с развитием идеи искусственного интеллекта связаны имена Лейбница, Винера, Колмогорова, Тьюринга, Хомского и других выдающихся ученых. Люди большой интеллектуальной отваги, они были определенно настроены на реализацию именно "положительной программы" - сведение тех или иных аспектов мыслительной деятельности к формализуемым процедурам. Однако до недавнего времени технические средства были явно недостаточны для воплощения этой программы. Но двадцать лет назад сфера применения компьютеров стала стремительно расширяться, их мощность - столь же стремительно увеличиваться, и тогда возникло искушение "довести до железа" нечто серьезное и практически полезное из области ИИ. Японцы объявили о проекте ЭВМ пятого поколения с "искусственным интеллектом" на основе языка PROLOG. Но, увы, - все оказалось гораздо сложнее, чем ожидали. И сегодня, когда даже терафлопы и терабайты никого не удивляют, задача вселенского масштаба, на которую замахивались средневековые мистики, как-то незаметно сошла с повестки дня.

Последним из великих сторонников идеи ИИ был, пожалуй, Андрей Колмогоров. Его иногда называют математиком номер один двадцатого столетия, и с этим согласны многие специалисты во всем мире. Вполне естественно, что энтузиазм Колмогорова вдохновил молодых современников, входивших в науку в 50-60-е годы. Однако следующее поколение глубоко разочаровалось в перспективах подобной деятельности. В материале "Естественный и искусственный разум: джем-сейшн" читатель сможет ознакомиться с импровизациями на эту тему двух ученых поколения 70-х - математиков, специалистов по истории и философии ИИ Сергея Бычкова (РГГУ) и Анатолия Кричевца (МГУ).

Но есть и в наши дни глубокие мыслители, притом совершенно рационального склада, смело берущиеся за "положительную программу"! Правда, речь идет об атаке на секрет не искусственного, а естественного интеллекта. Я имею в виду одного из крупнейших современных физиков-теоретиков Роджера Пенроуза (Roger Penrose). Слыша это имя, многие вспоминают "невозможные объекты", придуманные им вместе с отцом, медиком. Сам же он знаменит в первую очередь своей "твисторной программой". В 70-е годы твисторная программа была одной из важных движущих сил радикальной перестройки в теоретической физике. После того как основные работы закончились, пыль улеглась и стали видны контуры нового здания, выяснилось, что теперь нужно знать больше математики, для того чтобы быть физиком, чем для того, чтобы быть... математиком! Шутки шутками, а высшую математическую награду 1986 года, Филдсовскую медаль, получил молодой оксфордец Саймон Дональдсон за решение одной из классических задач чистой математики методами, разработанными в теоретической физике.

В конце 80-х Роджер Пенроуз написал книгу "Новый разум императора" ("The Emperor's New Mind"), посвященную искусственному и естественному интеллекту, а спустя несколько лет - ее продолжение, "Тени разума" ("Shadows of the Mind"). Последняя книга, содержащая множество новых идей, очень интересна и исключительно важна для всех, кто хочет ориентироваться в современном состоянии этой проблематики. К сожалению, по моим отрывочным впечатлениям, у нас в стране с ней знакомы преимущественно физики-теоретики - то есть те, кто знает Пенроуза по "основной работе". На самом же деле она рассчитана на широкую аудиторию, хотя и содержит много математики и физики. На обложке - строчка из рецензии в "Таймс", где книга названа "одним из важнейших трудов второй половины двадцатого века". В первой части проводится "отрицательная программа" для ИИ (то есть радикальная математическая аргументация против машинной моделируемости математического же творчества). Во второй части сделана попытка наметить общие контуры той физики, которая может лежать в основе естественного мыслительного процесса. Согласно первой части, эта физика должна быть невычислимой. Стало быть, ни одна из ныне существующих теорий ее не описывает... Подробности - в статье "Физическая личность".

Но пока теоретики спорят, практики не сидят сложа руки! Искусственный интеллект приобрел полезные рыночные свойства. Рынок нейросетей - могуч; банкиры уважают своих технических аналитиков, а те без нейросети - ни шагу. Где нейросеть - там и генетический алгоритм, где генетический алгоритм - там и искусственная жизнь, а дальше - "пришла виртa, отворяй воротa", как недавно выразился один юный поэт. Девиз всей этой деятельности - четкая формула одного сурового персонажа братьев Стругацких: нам известно, что задача не имеет решения, - мы хотим знать, как ее решать!

Несколько лет назад нью-йоркский филантроп Хью Лебнер (Hugh Loebner), в прошлом программист, а ныне предприниматель, занятый производством оборудования для театров, учредил золотую медаль и премию в 100 тыс. долларов автору программы, которую жюри не сможет отличить от человека по ответам на вопросы арбитров. Этот тест был предложен в 1950 году крупнейшим английским логиком Аланом Тьюрингом в качестве критерия проверки машины на разумность. Лебнер стал первым, кому пришло в голову провести такой тест на практике. С несколько обескураживающими диалогами корыстолюбивых программ и бдительных арбитров читатель ознакомится в небольшой статье Ивара Федоуза "Букмарк-сознание".

В одной из недавних статей, открывающих журнал (frontpage), Максим Отставнов рекомендовал чтение философов-постмодернистов в качестве средства от излишней самоуверенности. При ознакомлении с достижениями постиндустриального ИИ этот призыв как нельзя более уместен, и статью Федоуза (а с ней и тему этого номера) завершает отрывок из довольно оригинального постмодернистского эссе. Забавные создания порождает иногда сон искусственного разума...

В заключение я хочу поблагодарить за консультации и помощь в работе над темой Елену и Игоря Захаровых, Елену Мариничеву и Юрия Петрунина. Разумеется, за недостатки предлагаемых читателю текстов никто из них ответственности не несет.


1 Король Арагона (одного из пяти королевств, существовавших в XIII веке на Пиренейском полуострове) Хайме I отвоевал у мусульман остров Майорка в 1229 году.

2 "От тайного знания к нейрокомпьютеру: очерки по истории искусственного интеллекта", Москва, издательство "Университетский гуманитарный лицей", 1996.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.