Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Массаракш

Архив
автор : Анатолий Левенчук   22.09.1998

Правительство Америки не принимает законов, которые должны снизить до нуля число погибших от падения с лестницы или строительных лесов, - а это 317 человек в год. Еще 312 человек в год тонут в ванных американских домов. Никого эти события не интересуют, никакой концентрации общественного внимания. 42000 человек в год в Америке погибают в автокатастрофах - и никакого шума, заявлений политиков, а также пристального внимания прессы.

Ежегодно терроризм уносит в Америке двести жизней. И чем больше внимания уделяется прессой этой проблеме, тем больше стимул для желающих пополнить ряды террористов. Ведь что нужно террористам? Им нужно, как правило, именно внимание. Налицо механизм положительной обратной связи. Механизм прост: оперативное и качественное информационное освещение каждого теракта, но не случая смерти на лестнице, в ванне или в автомобиле. И вот уже американцы боятся выходить из дому, чтобы не попасть в число двухсот ежегодных жертв терроризма. Но не боятся заходить в собственную ванную, хотя вероятность погибнуть там на 50% выше. Америка принимает все новые и новые законы, тратит колоссальные деньги, которые должны уменьшить число жертв терроризма до нуля, но не тратит никаких сил на уменьшение числа утопленников в ванных.

Помните, что бывает с мостом, когда по нему идет в ногу рота солдат? Похоже, никто не задавался вопросом, что будет, если "идти в ногу" по информационному суперхайвею. А может быть то же самое: техногенная (вернее, информогенная) катастрофа. Опасность усугубляется тем, что нет командира, вовремя отдающего приказ идти "не в ногу". Положительная обратная связь, которой подвержены современные средства массовой информации (СМИ), начинает выворачивать мир наизнанку. Массаракш, о котором так долго твердили Стругацкие, уже начинается.

Традиционно под техногенными катастрофами понимаются происшествия, ставящие под угрозу жизнь, здоровье и работу сотен тысяч людей - например, отказ компьютера региональной энергосистемы или взрыв ядерного реактора. Информогенные катастрофы имеют куда больший разрушительный эффект и затрагивают уже не сотни тысяч, а сотни миллионов человек, приводят в движение триллионы долларов.

Как развивался кризис? Тысячи информационных ручейков оперативно донесли до людей сведения о том, что государство опять их обмануло. Это немедленно отразилось на валютном курсе. Курс был немедленно доведен до сведения всего населения. Началась паника - инфляцию уже все проходили, и каждый уже знал, что делать. Затем Банк России потушил свет: страна, освещавшаяся курсом доллара, погрузилась в финансовую тьму. Эту тьму тут же распространили пресса, Интернет, телевидение, радио, и отсутствие курса очень быстро стало достоянием каждого гражданина.

Никаких взрывов ядерных реакторов, наводнений, пожаров. Не перегорел ни один транзистор, не было сбоя ни в одной компьютерной программе. Информационная инфраструктура СМИ сработала великолепно: любые новости разносились по стране мгновенно, новейшие технологии оказались востребованными (например, информагентство "РосБизнесКонсалтинг" сапгрейдило Интернет-канал). Население побежало в банки, оттуда - в магазины. Прокатилась волна увольнений. СМИ исправно, быстро и тупо показывали и рассказывали людям, что им нужно делать. Каждый день очередные несколько миллионов человек воспроизводили увиденные и услышанные накануне типовые реакции на "кризис" - работала положительная обратная связь.

В стране случилась информогенная катастрофа: отсутствие одной цифры - хоть как-то объективированного курса доллара - ввергло население в панику, а бизнес - в ступор. Нельзя было заключать сделки, ибо ни одна из сторон не знала, сколько стоят покупаемые или продаваемые товары или услуги. Цены назначались наугад. В четверг 10 сентября я поменял доллары на рубли по курсу 12 рублей за доллар, будучи вторым в очереди. А в двух кварталах от этого места я не стал стоять в длинной очереди в другой обменный пункт, чтобы поменять свои доллары по курсу 9 рублей за доллар. Мой товарищ смеялся над моими бедами: он накануне утром менял свои доллары по курсу 22 рубля за доллар! Экономика, в которой два квартала дают разницу в цене денег на 25, а сутки - на 100 процентов, просто не может существовать. Это уже не привычный мир - это мир наизнанку, массаракш.

Прошло несколько кошмарных дней - и заветная цифра текущего курса начала приобретать хоть какие-то значения. Те же СМИ немедленно донесли эту радостную весть до граждан. Положительная обратная связь тотчас заработала в другую сторону. И вот уже в магазинах появились припрятанные было товары, а массовые увольнения сменились не менее массовым набором персонала.

Никто не был убит, но убытки, понесенные страной за эти несколько дней, нельзя даже сравнивать с убытками от техногенных катастроф. Они неизмеримо больше. И это верно не только для России.

В эти же дни в Америке случился очередной обвал рынка ценных бумаг. Индекс Доу-Джонса упал на 500 пунктов, что соответствовало потере американской экономикой двух триллионов долларов - ухнувших в никуда. Причиной этому был объявлен кризис в России. Это явная лесть, у России просто нет сил для отъема у американцев двух триллионов долларов за несколько часов. Но современная информационная инфраструктура вполне сделала из российской мухи международного слона и запустила механизм информогенной катастрофы, основанный на положительной обратной связи.

Через несколько дней Федеральная резервная система (американский Центральный Банк) в лице господина Алана Гринспена (Alan Greenspan, американский Дубинин/Геращенко) выступила с заявлением, в котором туманно пообещала "помочь рынку" в его борьбе с иностранными кризисами. Инвесторы отреагировали буквально в течение часа: индекс Доу-Джонса подлетел на 250 пунктов, что соответствовало возврату в американскую экономику одного триллиона долларов - из ниоткуда. На следующий день Гринспен молчал, но слух о финансовом кризисе в Бразилии послужил объяснением для падения индекса Доу-Джонса на 150 единиц. Американская экономика опять "попала" на очень немаленькие деньги (за всеми этими событиями я следил со своей кухни минута в минуту с американцами, можете и сами поглядеть как-нибудь вечерком: www.quote.com).

Я зря успокоил читателей в конце своей колонки "Интернетное мясо". Нет у нас трех-четырех лет в запасе. Похоже, цепь информогенных катастроф глобализуется прямо сейчас. Американцы уже не знают, сколько стоит их экономика. Мы сегодня не слишком представляем, сколько стоит наш рубль. Результирующая глобальная паника имеет новейшие технические средства для своего распространения. Мир теряет экономическую почву под интернетизированными ногами. СМИ выворачивают его наизнанку. Массаракш.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.