Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Интим и гербалайф не предлагать

Архив
автор : Максим Отставнов   22.09.1998

По одному из сценариев, "кризис" завершается. Мне кажется очень важным зафиксировать сейчас некоторые промежуточные итоги.

Возможно, самым существенным из них становятся изменения на "рынке рабочей силы", иначе говоря, на рынке услуг, предоставляемых частными лицами организациям, бизнесам.

За последний месяц я получил два непрошеных, но очень ценных совета от двух крайне уважаемых мною коллег-консультантов на предмет личной антикризисной тактики. Они были, на первый взгляд, противоположными. Один заключался в том, что нужно держаться за старые контракты и хвататься за любые новые, а всяческие развлечения и прочие неконтрактные отношения отложить до лучших времен.

Второй сводился к тому, чтобы в условиях, когда отработка контрактов проблематична, а выполнение партнерами обязательств в полном объеме - сомнительно, "сжаться" и сосредоточиться на неконтрактных работах, в частности, на "работах с самим собой", на своих backoffice и warehouse, так сказать. Опять-таки, до лучших времен.

Ни одним из них я пренебречь не посмел, поэтому поступил гибко и диалектично: воспользовавшись случаем, чтобы разорвать или минимизировать часть деловых и прочих связей, обратился к внутренним ресурсам, но - на предмет вытягивания из них новых деловых и инвестиционных возможностей.

(На самом деле, был и третий совет: рвать когти, пока границы открыты, и было бы неуместным кокетством сказать, что я не позаботился и о такой возможности, - нет ничего стыдного в том, чтобы признать, что нервы у тебя слабее, чем, например, у граждан депутатов.)

Один из этих ресурсов - опыт успешного, в целом, проживания резких социальных сдвигов, включая изменения социального строя. Часть делового опыта - сотрудничество с "Компьютеррой". Исполняется как раз год с его начала, и это повод оглянуться назад.

Хотя у этих отношений есть некоторые атрибуты найма: например, я получаю и исполняю Приказы По Редакции (за год их было аж два) и участвую в социально производственных мероприятиях (Редакционных Коллегиях), в своей основе это отношения клиент - поставщик. Я поставляю определенным образом оформленное содержание, и моих начальников и коллег совершенно не заботит мой селф-менеджмент и инструментарий, по крайней мере до тех пор, пока я не обращаюсь за помощью (раза два за год было и такое).

Вот, последний год в корпоративном менеджменте был хитом "аутсорсинг" - вынесение функций, исполняемых подразделениями фирмы, вовне и соответствующая конкурентная контрактация. На Западе аутсорсинг стал мощным инструментом сокращения издержек, а вот в России не пошел, и понятно почему. У буржуев есть под такие отношения инфраструктура расчетов и правопринуждения, а у нас любой менеджмент работает только там, куда дотягиваются руки.

Терровская модель дает реальную альтернативу - я бы назвал ее "внутренним аутсорсингом": селф-менеджмент и конкурентные внутренние поставки вместо руководства.

Наверное, в издательско-редакционной работе построить такие отношения проще, а в других отраслях - сложнее, но если кто-то из отечественных менеджеров хотя бы задумается о переходе к таким отношениям как альтернативе сокращению штата по административным критериям, я буду считать, что не зря написал этот текст.

С другой стороны, со стороны "рабочей силы", такая модель означает изменение отношения к своим ресурсам: они больше не товар, который нужно продать, а капитал, который нужно инвестировать. Страдающий средний класс, попробуй сменить установку: не ищи работу, ищи инвестиционные возможности для вложения того, что у тебя есть.

(Я опять смотрю на график Доу-Джонса и вспоминаю ехидные слова Александра Зиновьева: "Мы снова идем впереди планеты всей, сверкая голым задом". И финансовая, и легальная инфраструктура Запада, обеспечивавшая индустриальное развитие, в постиндустриальной ситуации висят таким тяжелым бременем...

Централизованные архитектуры расчетов при ускорении оборачиваемости и увеличении числа агентов становятся непомерно дорогими, а правопринудительные инициативы при малейшем ослаблении внимания грозят превратиться в тоталитарные новообразования - это я о CALEA, американской СОРМе, о чем, впрочем, стоит написать отдельно.)

Невозможно не поставить вопросы о "рабочей силе" в контекст вопросов о подготовке и образовании. То, что государство, традиционно обеспечивавшее отправление этих функций в России, сегодня не может этого делать, часто рассматривается как свидетельство некоего тотального кризиса и чуть ли не угроза существованию народа. Я думаю, это ошибка. Я думаю, то, что "партия и правительство" теряют контроль над каналами трансляции знаний и академической коммуникации, - одна из немногих действительно обнадеживающих примет времени.

Я тут прикинул, и оказалось, что сегодня "взять в разработку" группу провинциальных российских исследователей, зацепив их в Сеть, - чертовски выгодная инвестиция. На первом шаге инвестор цинично пользуется разрывом в материальном уровне жизни; дальше играть приходится по-честному, но все равно это очень выгодно.

Кстати, в этом году в питерском издательстве "Алетейа" вышел перевод книги Жана-Франсуа Лиотара (Jean-Franзois Lyotard) "Состояние постмодерна" (La condition postmoderne). Через двадцать лет после выхода в свет эта небольшая работа французского философа, первоначально относившаяся к эпистемологии (науке о знании), читается как введение в экономику. В весьма, впрочем, странную экономику.

(Я бы рекомендовал, если моя рекомендация кому-то интересна, чтение Лиотара и прочих французских постмодернистов еще и потому, что технологам и техноголикам, вроде меня и многих наших читателей, полезно иногда сбивать спесь в отношении прогностической и проектной силы собственно технологических рассуждений.)

Лиотар обсуждает судьбу знания в информационном обществе. Уходя от обессмысливающих обобщений (типа: "любое общество - информационное"), он ставит вопрос о "меркантилизации" знания в условиях, когда информационные технологии становятся повседневной рутиной. По-русски "меркантилизация" звучит чуть ли не грубее "коммерциализации", о которой говорил бы англосакс.

Лиотар пишет: "Можно представить себе, что знания будут введены в оборот по тем же сетям, что и денежное обращение, и что соответствующее этому расслоение... станет, как в случае денежного обращения, "знаниями к оплате/знаниями к инвестиции", то есть знаниями, обмениваемыми в рамках поддержания обыденной жизни (восстановление рабочей силы, "выживание") versus кредиты знаний".

И - второе утверждение: "Государство начинает проявлять себя как фактор непроницаемости и "шума" для идеологии коммуникационной "прозрачности", которая идет в паре с коммерциализацией знания". Далее следует рассуждение о "транснациональных корпорациях" как средстве вывода процедур принятия решений из тесных рамок государственности.

Ж.-Ф. Лиотар одним из первых поставил вопросы, попавшие сегодня в центр политики в Первом мире: "Допустим... фирма IBM получит разрешение на размещение на одной из орбит Земли коммуникационных спутников и/или банков данных. Кто к ним будет иметь доступ? Кто будет определять защищенные каналы или данные? Будет ли это государство? А может, оно будет только одним из пользователей? Появятся, таким образом, новые проблемы права и через них вопрос: кто будет знать?"

Это написано двадцать лет назад. А сегодня принимаются предложения по архитектурам информационно-образовательно-финансовых сетевых консорциумов.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.