Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Лебединая песня

Архив
01.09.1998

Руководители фирм, торгующих компьютерными товарами, оценивают наступившие и грядущие последствия кризиса.

.Position.Photo
 

Нынешнюю ситуацию на компьютерном рынке России вряд ли можно назвать благоприятной. Говорят о кризисе в компьютерной области, о падении интереса к информационным технологиям. Практически все игроки компьютерного рынка отмечают, что кризис компьютерной отрасли явился результатом кризиса общеэкономического, разгулявшегося в России. И с этим трудно не согласиться: компьютерный рынок - лишь часть (хотя и специфическая) общего рынка, и все потрясения последнего отражаются и на рынке информационных технологий.

Кризис и девальвация рубля ощутимо ударили по бизнесу, в том числе и компьютерному. Пострадали, пожалуй, все, включая пользователей, которые на себе ощутили повышение цен на компьютерную технику. А как себя чувствуют бизнесмены, чьи фирмы торгуют компьютерными товарами? Насколько значительны последствия экономического кризиса для них, как падение рубля отразилось на их бизнесе?

С этими вопросами мы обратились к Николаю Можину, генеральному директору компании R&K, Михаилу Лящу, генеральному директору компании «КомпьюЛинк», Александру Гуккину, генеральному директору компании «Пирит», и Михаилу Валиеву, генеральному директору компании fLAKE. С той же просьбой мы обратились и к генеральному директору ЗАО «Партия - Москва» Александру Прогрущенко, но, увы, получили отказ.

Насколько, по вашему мнению, долларизована российская экономика?

Николай Можин

Н. Можин: - Российская экономика сейчас является частью мировой экономики, которая крайне долларизована в том смысле, что доллар является универсальной единицей стоимости и подавляющее большинство международных расчетов ведется в долларах.

М. Лящ: - Розничная компьютерная торговля практически на все 100% привязана к доллару, поскольку все товары, которые продаются на компьютерном рынке, - импортные. Импорт жестко привязан к доллару, с поставщиками мы расплачиваемся именно долларами.

А. Гуккин: - Очень сильно, особенно в Москве.

М. Валиев: - Достаточно сильно. Например, журнал «Деньги» пытался выяснить, каково соотношение аудио/видеотехники российского и иностранного производства. Доля отечественной техники составила всего 20%. Значит, на 80% рынок бытовой аудио- и видеотехники подвержен валютным расчетам.

Компьютерная отрасль привязана к доллару еще сильнее. Практически все оборудование производится за рубежом, а значит, торговля идет за доллары.

Как вы полагаете, был ли завышен курс рубля? Как это сказалось на бизнесе?

Н. Можин: - Если имеется в виду курс продажи валюты, установленный в начале этой недели во многих обменных пунктах, то невооруженным глазом видно, что он завышен. Это оказало большое психологическое влияние на продавцов товаров и услуг, которые в первые дни кризиса значительно повысили рублевые цены, что повредило бизнесу. Но сейчас обстановка нормализуется.

А. Гуккин: - На бизнесе это практически никак не сказывается. Это сказывается на банковском секторе. Мы же, что касается денег, - вторичный элемент. Деньги для нас являются неким инструментом, операции с деньгами ведут в основном финансовые организации. Поэтому завышен ли курс рубля, занижен ли - это на бизнес не влияет.

То, что курс рубля был завышен, - очевидно. Именно поэтому со стороны финансистов к рублю было недоверие.

Михаил Валиев

М. Валиев: - Нет, я так не считаю. При наличии кредитов, в том числе и от МВФ, курс рубля соответствовал натуральной стоимости. Как только начались проблемы с кредитами, курс рубля упал.

Как вы оцениваете текущую ситуацию на компьютерном рынке?

Н. Можин: - Ситуация уже давно достаточно сложная, но те же сложности испытывает не только наша отрасль, но и вся экономика. Мне даже кажется, что компьютерная индустрия одна из самых относительно благополучных в российской экономике. В июле наблюдался значительный рост спроса, который, к сожалению, был приостановлен начавшимся финансовым кризисом.

Александр Гукин

А. Гуккин: - Я бы охарактеризовал ситуацию как критическую. Предполагается снижение объема импорта, поскольку компьютер не относится к предметам первой необходимости. Паники никакой нет. Многие компьютерные фирмы стали более жестко подходить к выдаче кредитов, то есть вообще прекратили торговлю в кредит. Некоторые компании прекратили принимать рубли.

М. Валиев: - Что касается спроса на компьютерную технику, то никакого ажиотажа нет. Спрос соответствует предыдущим летним месяцам. Скорее можно говорить о некотором его снижении. В случае кризисных ситуаций в экономике люди почему-то предпочитают вкладывать деньги не в компьютерную технику.

Скажется ли девальвация рубля в краткосрочном плане и в перспективе?

Н. Можин: - Я бы не стал называть снижение курса рубля на 10% девальвацией, если только этот процесс не получит своего дальнейшего развития. Это был некоторый рывок инфляции.

Михаил Лящ

М. Лящ: - Девальвация вряд ли скажется на компьютерном рынке. Ее результатом станет лишь то, что товар в рублевом выражении будет стоить больше. А так - какая разница, по какому курсу продавать?

М. Валиев: - С одной стороны, положительно, с другой - отрицательно. Очевидно, что уменьшится число покупателей, потому что многим из них компьютерная техника станет не по карману. Те же, кто сумел сохранить средства в период кризиса, скорее всего будут покупать компьютеры и обновлять парк при появлении новинок.

Каково в вашей компании соотношение корпоративных и розничных покупателей? Существуют ли тенденции к изменению этого соотношения?

Н. Можин: - Главным покупателем для нас по-прежнему остается реселлер, и пока существенных изменений не происходит.

М. Лящ: - К нам приходит больше розничных покупателей, нежели корпоративных.

Вряд ли стоит ожидать значительного снижения продаж в розничном секторе. Кризис в первую очередь отразится на продажах в корпоративном секторе. Частные же лица как приобретали, так и будут приобретать компьютеры, поскольку потребность в этом у них есть. На корпоративном же рынке скорее всего следует ожидать спада продаж.

А. Гуккин: - Мы надеемся на то, что продажи пойдут вверх. Но сейчас имеют место две разнонаправленные тенденции. С одной стороны, наступает осень, люди возвращаются из отпусков, заканчивается «мертвый сезон» в продажах. С другой стороны, денег в стране становится все меньше, капиталы отсюда бегут.

М. Валиев: - На данный момент наибольшую долю доходов нам приносит розница, поскольку кто-то из корпоративных клиентов сильно пострадал от банковского кризиса, а кто-то просто ждет его окончания. Кроме того, летом корпоративные клиенты традиционно покупают меньше.

В ближайшем будущем ситуация может измениться. Корпоративные клиенты, напуганные происходящим, пытаются вложить деньги в компьютерную технику. Хотя этому, конечно, препятствуют задержки платежей, составляющие от семи до десяти дней.

Каковы перспективы продаж техники брэнд-нейм и компьютеров российской сборки?

Н. Можин: - Компьютеры российской сборки продолжат вытеснять брэнд-нейм во всех секторах рынка.

М. Лящ: - Номенклатура покупок не изменилась. Процентное соотношение продаж различных компьютеров каким было, таким и осталось.

А. Гуккин: - Перспективы продаж российских брэндов зависят от самих компаний, производящих компьютеры, от их внутренних возможностей. Если компания готова работать в условиях сжатого рынка, при пониженном спросе, то она выживет.

Что же касается зарубежных брэндов, то, я полагаю, падение объемов продаж будет более значительным, чем у российских производителей. Кроме того, спрос будет смещаться в сторону более дешевых моделей.

М. Валиев: - Если большая часть фирм, которая занимается продажами зарубежных брэнд-неймов, и их поставщики, не поменяют свою ценовую политику, то компьютеры красной сборки займут большую часть рынка, если не весь рынок.

Кроме того, введение дополнительных таможенных пошлин на импортные товары ударит прежде всего по поставщикам готовых изделий. Ввозимые сюда брэнды подорожают в большей степени, чем комплектующие, нередко поставляемые чемоданами.

Ожидаете ли вы роста продаж?

Н. Можин: - Да, мы ожидаем, что осенью объем продаж возрастет. Как я уже сказал, рост уже начался и был прерван финансовым кризисом.

М. Лящ: - У нас оборот вырос процентов на двадцать.

М. Валиев: - Нет. Ряд компаний заказывал статистические исследования текущего рынка. На основании этих исследований можно сделать неутешительные выводы: в лучшем случае кризис продлится до середины октября, и из трех тысяч российских компьютерных фирм выживет максимум две тысячи.

Как специализированная розничная точка по торговле мониторами и перспективными видеокартами, мы вряд ли сможем сохраниться, так как придется торговать и такой продукцией, которая пользуется спросом всегда. Одним из вариантов может быть торговля канцелярскими товарами.

Может ли понижение курса рубля привлечь инвестиции в российскую экономику?

Н. Можин: - Само по себе понижение курса не привлечет никаких инвестиций. Все будет зависеть от того, осталось ли у иностранных инвесторов доверие к российскому правительству и российской экономике.

А. Гуккин: - Инвестиции в российскую экономику зависят от стабильности рынка и финансовых институтов. Каким бы ни был курс рубля, на активность инвесторов это вряд ли повлияет. Нынешняя ситуация не способствует привлечению инвестиций. Факторами нестабильности, которые предостерегают инвесторов от вложения денег в российскую экономику, является практически все - и банковская система, поскольку банки могут в любой момент рухнуть; и государство, от которого можно ждать любых непредсказуемых действий: арестов складов, многочисленных проверок и т. п.; и покупатели, которым даются кредитные линии; наконец, наша «легендарная» таможня, которая время от времени меняет правила игры. Так что говорить об инвестициях в компьютерный сектор вряд ли возможно.

М. Валиев: - Конечно. Чем дешевле техника, тем больше ее раскупают и тем больше отток капитала в обратную сторону. Не секрет, что «западные товарищи» в большей степени живут на обороте, чем на норме прибыли. Текущие же ограничения лишь сделают компьютерную технику более дорогой для нас. А снижение оборота приведет к снижению оттока капитала. Это, в свою очередь, вызовет полное отсутствие интереса к инвестициям.

Как поведут себя мелкие фирмы в условиях большой маржи при продаже-покупке доллара? Пойдут ли они на нарушение законодательства или приостановят торговлю (крупным фирмам легче: у них есть свои обменные пункты, им проще договориться с банком)?

Н. Можин: - Мелкие фирмы скорее всего пойдут на нарушение законодательства.

М. Валиев: - Каков механизм работы обменного пункта в компьютерном магазине? Наличие в магазине обменного пункта говорит о том, что магазин и банк пошли на совместный проект и закупили оборудование для «обменника». Там работает специалист, там установлена отдельная система сигнализации. Кроме того, банк должен получать прибыль от работы обменного пункта. И поэтому говорить о том, что в обменных пунктах магазинов валюту менять выгодно, неверно. Этого просто экономически не может быть.

Ожидается ли оживление долларовых расчетов?

Н. Можин: - Только в том случае, если будет продолжаться падение рубля.

М. Валиев: - Выходом из сложившейся ситуации могла бы быть активизация долларовых расчетов. Пользователю выгоднее копить средства на приобретение компьютерной техники именно в долларах. А последние несколько дней, когда изменение курса доллара стало более предсказуемым и можно не опасаться гигантских скачков, очевидно, что большая часть фирм вряд ли будет гнаться за сверхприбылью, назначая высокие курсы.

Интервью подготовил Юрий Сакун

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.