Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Когда воротимся мы в Портленд...

Архив
автор : Дмитрий Большов   25.08.1998

 

Разговоры о пиратстве, столь часто ведущиеся со страниц нашей прессы, уже, поди, всем набили оскомину. Между тем, несмотря на всестороннее обсасывание этой проблемы, до сих пор осталось неясным, почему громкие слова государственных мужей о "бескомпромиссной борьбе" с пиратским бизнесом так разительно отличаются от действительности. Для того чтобы выяснить, кому же выгодно существование пиратского рынка ПО, я отыскал человека, стоящего у руля такого бизнеса. После долгих переговоров он назначил мне встречу на Чистых прудах. Вместо здорового, стриженого мужика с растопыренными пальцами я увидел обычного парня вполне студенческой наружности и более чем скромно одетого. На Мясницкой мы нашли местечко, чтобы притулиться и спокойно поговорить. Несмотря на привычку к риску, мой собеседник (позвольте называть его Николаем) почему-то довольно сильно нервничал, что, впрочем, совсем не помешало ему достаточно ясно отвечать на мои вопросы.

Увы, не на все вопросы Николай смог и захотел отвечать. Не все из того, что он рассказал, стоило бы публиковать. Но в целом, все услышанное мною ясно дало понять, что еще долгое время слова в России будут расходиться с делом. Потому что это выгодно...

Николай, давай, для того чтобы наши читатели поняли, с человеком какого уровня идет беседа, ты обрисуешь объемы своего бизнеса.

- Сразу скажу, что я не самый большой оптовик в этом деле. Конкретные цифры я бы не хотел называть, но скажу так: на свои деньги я могу тянуть столько компьютерных игр, сколько их выходит на рынок, поскольку только ими и занимаюсь. Если бы у тебя был свой завод по штамповке дисков, то заказ на 200 тысяч штук в неделю я бы тебе обеспечил. Из этого можно, я думаю, судить о величине бизнеса.

Сколько человек у тебя задействовано и как строится технологическая цепочка?

- Всего у меня занято порядка шести человек. Иногда больше. Поскольку я, прежде всего, занимаюсь издательством, цепочка получается такая: один человек добывает оригинал. (Вообще, надо сказать, что то, насколько быстро сюда поступает оригинал, является одним из важнейших моментов. Тут есть два пути: в частности, когда игра только вышла в продажу, можно купить коробку и быстро, самолетом переправить ее сюда, а можно перекачивать ее по Интернету. За два-три часа она выкачивается, сливается на CD-ROM и... уже готов оригинал. Причем, как правило, такие вещи воруются непосредственно с завода-изготовителя. Именно поэтому подчас новые игры появляются у нас на пиратском рынке раньше, чем там, в официальной продаже.)

Далее. Еще один человек готовит то, что я хочу потом увидеть на полиграфии в виде файла CorelDraw. Третий занимается отправкой "золотого" диска на завод, где с него делается матрица, выдерживающая тираж где-то в пять тысяч копий. Соответственно, делается тираж, который затем доставляется в Москву. Ну, а я всем этим процессом руковожу.

Николай, а сколько всего таких руководителей, как ты, и сотрудничаешь ли ты с ними?

- По моим приблизительным подсчетам, это порядка 20-30 человек только в Москве. Сотрудничать, разумеется, приходится, потому как мне необходимо обеспечить моим покупателям должный ассортимент - порядка 200-300 наименований, а делать и держать на складе такое количество дисков (по 3-5 тысяч каждого наименования) просто бессмысленно. Поэтому часть тиража обменивается у моих коллег на их продукцию.

Где ты размещаешь свои заказы?

- Сейчас ходит миф о том, что все, якобы, продается на болгарских дисках. Не знаю, откуда он взялся. Да, действительно, раньше многое делалось в Болгарии, но сейчас вся "болгария" - производства Китая, в основном. Правда, надо сказать, что сейчас китайские диски весьма хороши, потому что все идут с контролем качества. Но во многом благодаря их китайскому происхождению произошло глобальное снижение цен. Если год назад производство одного диска обходилось в полтора доллара, то сейчас вполне реально 90 центов. Даже можно при совсем больших тиражах сделать за 85. Это полная себестоимость диска, включая доставку на склад в Москве.

Кстати, к вопросу о доставке. Таможня дает "добро"?

- Как я уже говорил, скорость в нашей работе играет большую роль. К примеру, если ты заказчик и хочешь получить товар в течение десяти дней, то я не знаю людей, которые смогут дать тебе в этом гарантию из-за вопросов таможни. Дать гарантию на то, что тираж будет отпечатан в течение трех дней - можно, дать гарантию на то, что тираж будет привезен в Россию в течение десяти дней - нельзя. Увы, но приходится платить за то, что груз растаможивается не две недели, а одну, за то, что растаможивается под видом другого товара. Хотя и не всегда это проходит.

Сколько людей на таможне получают мои деньги, я не знаю. Этим занимается отдельный человек, и только он и в курсе. Знаю лишь, что в зависимости от размера партии, расходы на таможню (именно на взятки) составляют порядка десяти центов с диска. А если проводить груз через таможню легально, то мало того, что это будет намного дороже, так еще и намного дольше. Я считаю, что наше замечательное правительство должно сделать так, чтобы стало выгодно возить легальным путем.

Николай, а как складываются отношения пиратов с милицией?

- Скажем так. Некоторые крупные оптовые конторы имеют так называемую милицейскую крышу. Большинство мелких не имеет ее вообще. Собственно, и крупные оптовики вполне могли бы без нее обходиться - ведь это тоже палка о двух концах... Хотя приведу такой пример. Одного человека, которого я хорошо знаю, задержали на Митинском рынке. И в передаче "Дежурная часть" его показали с такими примерно словами: "...пусть теперь Миша не думает, что все это сойдет ему с рук". И что бы ты думал? Через какое-то время ему вернули все! Разумеется, это было бы невозможно без хорошего прикрытия. Есть у нас люди, которые сотрудничают с весьма высокими чинами. Какой-нибудь начальник отделения милиции не смог бы вернуть товар после того, как это показали по второму каналу телевидения.

Но какого-то централизованного прикрытия со стороны милиции нет ни у кого. На любых рынках у многих торговцев есть свои знакомые милиционеры, которые не то, чтобы охраняют, но когда попадается какой-нибудь залетный, который решил заработать себе в карман денежки, могут с этим разобраться. Но при этом против направленного рейда они возражать не станут.

В Москве регулярно арестовывается ряд контор. Причем часто торговцы сами подставляют друг друга. Ведь такого понятия, как "честь" в нелегальном бизнесе не существует. Но при этом ситуация такова, что если конфисковывается товар на сумму менее 200 минимальных зарплат - ничего крупного не грозит. Хотя, опять-таки по слухам, несколько довольно крупных контор было арестовано, а тиражи уничтожены. Но для милиции это ведь очень большая работа: чего стоит только необходимость описать каждую позицию конфискованного товара в отдельности. Но самое главное, кто-то должен предъявить иск. А вот этого как раз и не происходит, потому как представительств зарубежных фирм мало, а производителей игровых программ и вовсе нет.

Милиция регулярно проводит небольшие рейды по выявлению торговцев, которые занимаются распространением порнографии, каких-то отдельных позиций, но это, в основном, носит частный характер. Глобальных рейдов не было уже очень давно. Да и не думаю, что они большую эффективность имеют.

Я, вообще-то, на рынки редко езжу, но, помню, прошлым летом решил как-то раз на "Митино" съездить. И когда я приехал, то увидел колоссальную акцию. Полрынка пустует, и идет мощный сбор контрафактной продукции - и видео, и аудио, и диски. Все конфисковывалось. Несколько сотен сотрудников милиции работало. Причем, как потом рассказывали, было страшно: когда рынок сперва закрыли полностью, никого не впускали и не выпускали, даже покупателей. Проверяли на выходе каждого на наличие подобной продукции. Ну и что? Набили целый автобус этими компакт-дисками, места не хватило, и они стали лишнее раздавать! Назад. По крайней мере, я знаю нескольких людей, которые шли к этому автобусу и забирали свои диски обратно. Возможно, за небольшую плату. Наша милиция умеет великолепно собрать доказательства, но она не может их удержать.

Я не думаю, что подобные рейды дают какой-то эффект, потому что средств затрачивается на подобные мероприятия очень-очень много, а результат...

Кстати, ведь подобные рейды проводятся преимущественно против розничных торговцев - низшего звена этой цепочки, а...

- Нет, не факт. Когда берется какой-то торговец из нижнего звена, его спрашивают: где ты взял эти диски. Но! С развитием вещевых рынков появляется очень хорошая возможность от всего этого отмазаться: пошел на рынок и купил не знаю где, не помню у кого. То есть реальных производителей вычислить не так-то и легко получается. Хотя их регулярно вычисляют. Ведь конторы, куда несколько человек может приехать и купить партию дисков, не могут быть полностью неизвестны. Если кто-то знает, где они расположены, то рано или поздно это дойдет до ищущего человека.

Чтобы минимизировать риски, есть у нас небольшой элемент конспирации. К примеру, когда человек приходит за товаром, он выбирает по списку (в данном месте, разумеется, ничего подобного нет). Данные набираются на компьютере и по модему передаются в другое место. Через какое-то время покупателю выносится уже готовый заказ. Причем передача товара, разумеется, производится где угодно вне стен конторы - на лестнице, на улице. Поэтому если найти такую организацию можно, то взять, что называется, "с поличным" - не так-то просто! Но можно, что временами и делается. И такие фирмы регулярно закрываются.

Но тут еще дело в том, что очень много прецедентов, когда диски возвращаются назад, причем зачастую на следующий же день.

Николай, а сколько надо денег, чтобы вернуть диски на следующий день?

- Ну, тут не все так просто. Вопрос еще в том, кто конфисковал. Если это какой-нибудь рядовой офицер, то можно порой договориться абсолютно безвозмездно. Ну, можно договориться и за какую-то небольшую услугу. Все люди... Если же это целенаправленная акция - РУОП, то тут, конечно, приходится вложиться по деньгам довольно много. Хотя шансов на то, что они вернутся на следующий же день, не так много. Везде все-таки бывают люди, которые не подвержены коррупции, и даже не то, чтобы они ей не подвержены, сколько им нужно сделать план, поставить галочку. Ведь у нас не работает никто ради государства - все работают либо ради плана, либо ради собственного кармана.

У тебя в практике были такие моменты, когда у тебя изымали товар?

- Были...

Во сколько тебе обходилось?..

- Ни во сколько. У меня есть свои варианты. Есть люди в милиции, но к их помощи мне прибегать не приходилось. Дело в том, что каких-то глобальных конфискаций у меня не было никогда. Чтобы накрывали большие тиражи - этого не было. Поэтому все ограничивалось тем, что мы хорошо объясняли, например: смотрите, вы отберете эти диски у нас. Что будет? Вы будете с этим делом возиться несколько дней, недель. Найдете себе работу. Денег вы с этого дела в зарплату не получите ни копейки. Штраф мы заплатим, ну очень небольшой. Никаких больших санкций к нам не применят. Опять-таки потому, что мы не занимаемся вещами, за которые можно придраться - мы не занимаемся порнографией, мы не занимаемся дисками российских производителей. И им ничего не остается, как либо раскручивать это дело дальше, либо... А что они могут сделать? Забрать эти диски, уничтожить, наложить штраф на одного человека, а не на группу... И все. Поэтому, как правило, возвращали. Ну, не на следующий день, но дня через три.

А приходилось ли сталкиваться с антипиратскими организациями?

- Да. Пожалуй, они единственные, кто более или менее эффективно работает в области защиты прав производителей. Они регулярно проводят рейды, хотя результаты их, конечно, тоже очень скудны. У нас достаточно неплохо поставлена система оповещения о предстоящих рейдах, и когда, скажем, приезжает "Русский щит" в "Митино", торговцы прячут с лотков продукцию российских производителей, которых "Щит" и защищает, и спокойно продолжают торговать зарубежными продуктами. Но, с другой стороны, они смогли сделать так, что компакты с играми их подзащитных уже очень тяжело встретить где-то в розничной продаже. Все пираты-оптовики еженедельно получают от них списки программ, запрещенных к тиражированию. Хотя я, например, никогда не занимался тиражированием программ российских разработчиков. Я хоть и пират, но у меня есть свои принципы, и я считаю, что надо дать возможность нашим ребятам нормально раскрутиться.

Николай, какова твоя оценка государственной политики в отношении пиратства?

- А я считаю, что ее просто нет! На словах - да! "Мы готовы войти в Европейский союз!" Дом наш общий. "Мы готовы жить по цивилизованным законам! Мы готовы принимать эти законы!" Но это все на словах. На практике же у нас мысль одна: как бы получить кредиты на Западе, чтобы отдать старые долги. И это показывает, что нашему государству нужны средства. Из-за прошлых ошибок, из-за плохой экономической ситуации... Не важно. И вот этим прикрывается вся государственная политика - целесообразием. В свое время Ленин сказал великую фразу: "Величайшей ошибкой является подмена законности целесообразием, ибо такая ошибка ведет к беззаконию". В нашей стране в основном все так и происходит. Целесообразие, и именно наверху, доминирует. И это действительно так. Любой мало-мальски грамотный человек понимает, что мы никогда не придем к правовому государству, если будем руководствоваться сиюминутными интересами. Но политика на этом строится. Нам нужны деньги...

Государство, в общем итоге, может сейчас прикрыть пиратство. Может. Я даже был бы не против, потому что рано или поздно это надо делать. Не полностью, прикрыть полностью пиратство нельзя. Как нельзя полностью уничтожать безработицу. Это не окупается: нет дальнейшего развития. Но тот беспредел, который творится сейчас, государство прикрыть может. Но вместе с этим - закроется большая часть рынков. Куда людей девать? Пособие по безработице платить надо? Земля будет пустовать. А это все деньги, которые государство потеряет. Пока же оно их только получает. И мизерную часть тратит на борьбу с источником собственных доходов.

Получается, что легальный бизнес не выгоден для государства?

- В нынешних условиях - да. Я считаю, что пиратский бизнес выгоден правительству, как выгодна любая торговля, приобретшая такие обороты. Вносится аренда за землю, накладные расходы за связь, электроэнергию и так далее. Одни транспортные расходы чего стоят. В этом случае, с точки зрения уплаты налогов, это дело чрезвычайно выгодно. Потому что добиться такого же оборота на легальной продукции - нереально! Потому что наше население - бедное. Поэтому чиновники, я больше чем уверен, и не задумываются об этом. Или делают вид, что не задумываются.

Николай, что ты можешь пожелать компаниям-производителям программного обеспечения?

- Прежде всего, я бы посоветовал западным фирмам открывать здесь представительства. Пытаться продвигаться на наш рынок. Пусть это далеко не всем выгодно. Но определенные гиганты, такие как Blizzard и подобные, это делать могут.

Далее, я считаю, что надо уменьшать вилку цен, чтобы пиратская продукция стоила не намного дешевле лицензионной. Тогда все больше продавцов будет переключаться на легальный рынок. А покупатель, от которого все мы зависим, также переключится на лицензионную продукцию. Любой человек готов чуть больше заплатить, но при этом иметь гарантированное качество и техническую поддержку. Если таковая будет, конечно...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.