Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Азиатский способ

Архив
автор : ГЕОРГИЙ КУЗНЕЦОВ    13.07.1998

Кто-то из классиков марксизма (наверно, Фридрих Энгельс, - в конце концов, их было всего двое), перечисляя социально-экономические формации, существовавшие в истории, упоминает загадочный "азиатский способ производства". Далее у него идут понятные вещи: рабовладение, феодализм, капитализм…

Пытливые студенты все время спрашивали, что такое "азиатский способ", но только самые искушенные преподаватели могли ответить: это, мол, система сельскохозяйственных общин или что-то в этом роде. А может, в какой-то момент было дано разъяснение сверху, после которого все начали отвечать на волнующий юношество вопрос. Помню только, что сначала ответ никак не удавалось получить, а потом он появился.

Вряд ли мне доведется когда-либо узнать, что имел в виду классик марксизма и в каком контексте он употребил эти слова. А вот что такое азиатский способ в наши дни, мы наблюдаем чуть ли не каждый день с тех пор, как начались беспорядки на фондовых рынках.

Попросту говоря, азиатский способ - это имитация форм деловой и политической жизни, утвердившихся в преуспевшем западном мире. Такое определение можно распространить и на Россию, хотя здешняя ситуация существенно отличается от ближневосточной. В Китае, Корее, Индонезии и даже в Японии под новыми формами реально сохранились старые, но еще вполне работоспособные отношения, и в какой-то мере удалось осуществить объединение тех и других. Примерно, как в новом автомобиле Черномырдина двигатель от "Волги" прикрыт кузовом от "Эмки", только наоборот. В России же, в силу некоторых особенностей ее новейшей истории, никаких работоспособных отношений, по-моему, вообще не осталось. И феодальная собственность на человека с вытекающей из этого этикой, и тоталитарное устрашение отошли на обочину общества, хотя и не скоро исчезнут, а западные формы тоже пока лишь имитируются, причем гораздо более вяло и неумело, чем у настоящих азиатов.

Называя вещи своими именами, мы тут уже и потемкинские деревни строить разучились. Между тем, дело это отнюдь не бесполезное. Настоящие азиаты имитируют, к примеру, машиностроительное производство и получают настоящий завод, который выпускает конкурентоспособную продукцию и зарабатывает твердую валюту. Поначалу, когда появлялись первые совместные предприятия, раздавались радостные вопли, что, мол, и в России вполне можно найти приличных рабочих. Видать, с тех пор всех уже нашли. Сейчас уже немало бизнесов, работающих на импортном оборудовании, по импортной технологии, но в открытую - так, что можно с улицы зайти и понаблюдать, что там происходит. Возьмите любую торговую точку из новых и понаблюдайте. А если на ее месте построить кремневую фабрику, в ней будет твориться примерно то же самое.

Тряска обнажает каркас и пружины экономики, построенной по азиатскому способу: всевластные олигархии, коррупцию, кумовство, бесправие граждан. Так это выглядит с современной точки зрения, но каких-нибудь двести лет назад мы нашли бы для тех же явлений красивые, звучные слова. Мы говорили бы о самодержавии, благородстве, традициях, верности и лихоимстве. Последнее, как мне представляется, это когда берут не по-божески, а лишку. Все это, в общем, работоспособные и неплохо зарекомендовавшие себя идеи. Скажем, российская (как и любая другая) мафия - героический феодальный институт. В иные времена этих людей поэты бы воспевали на зависть потомкам.

Российские биржи, банки, акции, трастовые договоры и советы директоров сделаны уж очень кое-как и явно на показ иностранцам. За последние дни можно было не раз убедиться, что не только самовластное государство, но и сами участники их не уважают. И потом, каковы масштабы? Российский госбюджет на 1998 год по расходам установлен в размере примерно 500 миллиардов рублей. Это почти в точности соответствует обороту такой частной компании, как IBM, с той лишь разницей, что IBM свела прошлый год с хорошей прибылью, а российская казна планирует себе изрядные убытки, да и те, вероятно, сильно превысит. Правительство США тоже не сводит концы с концами, но у них это выглядит несколько иначе.

Об оценке российского валового внутреннего продукта лучше бы не заикаться. Ну, ладно. На 1995 год называют цифру 350 миллиардов долларов, а на этот год российский Минфин запланировал нам с вами примерно 450 миллиардов. Оборот другой известной частной фирмы, General Motors, составил в прошлом году 178 миллиардов долларов. Учтите, что в случае GM это, по существу, выручка от реальных продаж на сторону, а что такое ВВП России и как он считается, мне лично не хочется разбираться. Не исключаю, что цифра сильно занижена. Так или иначе, результаты у GM и у всей России получаются примерно одного порядка.

На самом деле, биржевые неполадки здесь мало кого касаются непосредственно. Однако, когда "ТОО Россия" (или там "Ельцин и компания") чувствует себя плохо - всем остальным, кто его обслуживает, тоже нездоровится. Как-никак, государевы слуги успешно прибирают к рукам все существенные доходы от экспорта.

Суть происходящего, по-видимому, в том, что азиатский способ западных капиталистов больше не устраивает. Однако с чего бы это они вдруг стали такими разборчивыми? Понятно, что демократия, в отличие от азиатского способа, обеспечивает стабильность и предсказуемость результатов, но ведь совсем недавно компании США прекрасно уживались даже с ежегодно меняющимися латиноамериканскими диктатурами.

Одна из неочевидных причин, на мой взгляд, состоит в том, что в последние годы XX века резко возросла рыночная ценность экономики США и зависимость от нее всех "материальных производств", где бы они ни находились. Несколько десятилетий назад "азиатские тигры" перетащили к себе все деньги. Стратегия успеха была найдена еще архитекторами японского экономического чуда: массовая скупка "нематериальных активов", развертывание производств в тех местах, куда не могут дотянуться американские законы об охране интеллектуальной собственности, рекрутирование в индустрию дешевых и дисциплинированных крестьян. Но теперь инновационный цикл сократился настолько, что вовремя получить доступ к результатам можно только инвестируя в разработки непосредственно.

Постоянные читатели "Компьютерры", конечно, помнят статьи Эстер Дайсон и блестящее эссе Юрия Романова "Почем звонит колокол". Их идеи материализовались. Массовое производство подчиняет себе новатора, только когда он мало изобретает. Когда поток изобретений идет тугой струей, фабрикантов можно брать голыми руками.

Еще один фактор: грандиозные перспективы на массовых рынках открылись у таких бизнесов, для которых дешевый труд ничего не решает. К ним относятся, например, телекоммуникационные компании.

Напоследок, мне хотелось бы смягчить негативную оценку состояния и перспектив России на этом фоне. Не надо отказываться от нового и ни в коем случае нельзя видеть впереди тупик. Когда конституции и гражданские кодексы нового времени вводились в Англии, во Франции, в США, они тоже далеко опережали свое время и реальное состояние общества. Настоящая наша проблема мне видится не столько в общей отсталости, сколько в отсутствии такой элиты, которая могла бы утвердить основополагающие законы сегодня и на двести лет вперед.

Следующие "Четыре колонки" читайте на www.snarky.com.

"Четыре колонки" главного редактора выходят в каждом номере "Компьютерры". Со мной можно связаться по адресу me@snarky.com или встретиться в Web Chat, который проходит дважды в неделю на www.snarky.com. Там же есть тексты старых "колонок". Письма читателей по умолчанию считаются конфиденциальными. Извините, у меня нет возможности вступать в переписку на бумаге.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.