Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Время - деньги

Архив
автор : Андрей Шипилов   09.02.1998

На день рождения зятя теща дарит ему два галстука.
Чтобы ублажить тещу, он тут же одевает один.
Теща с глубокой обидой в голосе:
- Это чем тебе другой-то не понравился?

Этот анекдот вызывает у меня ассоциации с МГТС. Что она, несчастная, ни сделает, какой шаг ни предпримет, "правильный" ли, "неправильный", на нее тут же обрушивается праведный народный гнев. Предъявляет ли МГТС требование использовать только сертифицированные модемы, вполне, кстати, обоснованное, требует ли плату за регистрацию этих самых модемов - довольно сомнительную с правовой точки зрения - народ возмущается абсолютно одинаково. И столь же одинаковое возмущение вызывают технически обоснованное решение взимать дополнительную плату за АОНы и довольно сомнительное решение о дополнительной плате за факсы. Неважно, что МГТС говорит или делает, важно то, что все, что бы она ни сказала или сделала, априори считается плохим. Порой мне даже кажется, что прими МГТС решение с такого-то числа снизить цены в два раза, тут же найдутся люди, которые выйдут на улицы в знак протеста против такого решения. Точно так же, как недавно вышла "сетевая общественность" в знак протеста против введения повременки. В чем же причина столь странной нелюбви нашего народа к МГТС?

Странное дело. Достаточно нашему народу хоть раз что-то втемяшить себе в голову, так это на века. Тезис: в нашей стране - скверная связь. Истина настолько бесспорная, что не возникает не малейшего желания в ней усомниться. Но это ложь. Зайдя в офис "Компьютерры" и сняв трубку здешнего телефона, я не обнаруживаю ни малейших признаков скверной связи. Подключенный модем "пашет" часами на предельной скорости без обрывов связи. Ах, да, чуть не забыл, ведь здесь не МГТС - здесь "Комстар". И прямо в офис "Компьютерры" идет ISDN. Конечно, это дороже, чем МГТС, но ведь и связь нельзя назвать скверной. Очень даже приличная связь. А кроме "Комстар", есть еще АСВТ, есть "ПТТ Телепорт", есть два десятка телефонных компаний (см. таблицу к статье Нестеровича), которые только и ждут, что мы постучимся в их дверь и попросим дать нам качественную телефонную связь. Надо только заплатить.

Так что мешает нам сделать это?

Мешает халява. Когда у вас есть телефон почти задаром, за 2-3 доллара в месяц, пусть скверный, но работающий, очень тяжело решиться заплатить в десять раз больше за ту же услугу, пусть и более качественную. Халява издавна была любимой игрушкой нашего народа, начиная от раздачи царских подарков на Ходынском поле и кончая "бесплатными" медициной о образованием. Потом так случилось, что игрушки стали отнимать. Сначала у нас отняли метро по пять копеек, потом колбасу по два-двадцать, потом дармовую жилую площадь… Обидно! МГТС - это чуть ли не последняя игрушка, которая осталась у населения от социалистических времен. И терять ее очень жалко. Именно поэтому миллионы глаз так настороженно следят за МГТС, жадно ловя каждое ее движение и болезненно реагируя на каждый жест. А вдруг отнимут?

Отнимут, не сомневайтесь!

Иначе и быть не может. МГТСная халява - это такая же отрыжка социализма, как угольные шахты Кузбасса, как Магнитогорский металлургический… Отрыжку надо лечить, отрыжка до добра не доводит, отрыжка - это болезнь. Халява же - удел нищих и убогих. Но иногда слыть нищим бывает удобно. Нищету можно даже использовать, как капитал или козырную карту (правда, такая "нищета" не имеет ничего общего с нищетой реальной). Поэтому когда на площадь выходит сплоченная толпа "убогих" компьютеровладельцев и, козыряя собственной нищетой, выражает протест по поводу угрозы отнять любимую игрушку - я это вполне способен понять. Но когда вице-премьер правительства, выступая по радио (см. врезку), всерьез обещает порадеть о халяве - понять не могу. Заботиться о нищих - дело неблагодарное. В древнем Риме свободные, но нищие граждане тоже бродили по улицам и требовали от правительства "хлеба и зрелищ". Правительство обещало и то, и другое. Иногда давало. Чем это кончилось для Рима - хорошо всем известно.

Чем кончится дело с обещанным введением повременки в Москве - дело темное. Вполне возможно, что и ничем. Шум вокруг этой акции стоит такой, что любой чиновник московской Думы десять раз подумает, прежде чем принять решение "за". И, пожалуй, нет такого средства массовой информации, которое не "отметилось" бы, приняв участие в дискуссии на тему: повременка - это хорошо или плохо? Хотя вопрос о том, хорошо или плохо, бессмыслен сам по себе. И "хорошо" и "плохо" - это понятия относительные, а спорить о том, имеет ли право МГТС вводить повременку, тоже бессмысленно, - имеет. Ничего противозаконного в этом нет.

Возражение на последний тезис мне известно заранее. МГТС - это монополия, а раз монополия, то права диктовать свою волю у нее нет.

А вот с этим то давайте как раз и разберемся. Но сначала несколько проясним ситуацию.

 

Телефонные тарифы в США

Михаил Попов
[E-mail]

До совсем недавнего времени деятельность телефонных компаний регулировалась федеральным законодательством. Однако Конгрессом был принят закон, согласно которому федеральное правительство больше не вовлекает себя в контролирование телефонной индустрии - произошла дерегуляция. Телефонные компании, обслуживающие "межгород" (long-distance calls), получили свободу оперировать на местных рынках, а местные телефонные компании - возможность предоставлять покупателями междугородние услуги. Считается, что такая дерегуляция в результате повышения конкуренции должна привести к снижению цен и появлению большего количества предлагаемых услуг. Однако она (дерегуляция) пока находится в начальной стадии, и ее рыночный эффект пока неизвестен.

Теперь о местных телефонных компаниях (например, Bell Atlantic). Звонок в Нью-Йорке внутри одной телефонной зоны стоит 10,6 центов. Причем оплата взимается именно за совершение звонка. Если ли повременная оплата за местные переговоры? Есть, но как один из вариантов обслуживания. Он выгоден для тех, кто очень мало пользуется телефоном.

Если звонок делается за пределы зоны, но в пределах области, которую обслуживает местная телефонная компания, он стоит дороже местного звонка, но дешевле межгорода. Оплата в этом случае взимается повременно. Например, в Нью-Йорке: первая минута - 13,6 цента, каждая последующая 4,6 цента.

В зависимости от индивидуальных потребностей клиента существуют различные программы, когда он платит фиксированную сумму за неограниченное количество звонков. В этом случае еще нужно платить несколько долларов в месяц (обычно до 10) за подписку на эту службу. Пенсионеры и те, кто находится на государственном субсидировании, платят за подписку меньше - около одного доллара.

Все компании используют одинаковую сетку скидок:

  • полный тариф: 7:00 - 17:00 с понедельника по пятницу;
  • 40% скидка: 17:00 - 23:00 с понедельника по пятницу, а также в воскресенье;
  • 65% скидка: 23:00 - 7:00 с понедельник по пятницу, всю субботу, а также в воскресенье до 17:00.

    Те же самые скидки распространяются и на междугородние компании (примеры - AT&T, MCI, Sprint). Однако они являются только провайдерами услуг и не взимают абонентскую плату. У них также есть разные программы для пользователей, которые подразумевают более низкие тарифы. За подписку на эти программы им нужно платить, обычно несколько долларов в месяц. Например, AT&T за 4,95 доллара в месяц предлагает фиксированный тариф: минута любого междугороднего звонка обходится в 10 центов независимо от расстояния и времени суток.


  • Во-первых, у МГТС просто нет возможности творить все, что она захочет. МГТС - это поставщик публичных услуг, точно такой же, как городской автотранспорт или ДЭЗ. И, стало быть, все цены, условия предоставления услуг определяются не самой МГТС, а городскими властями, конкретно - московской Думой. МГТС может только предложить принять то или иное решение, а уж принять или нет - дело Думы. Так что если вдруг решение о повременке будет принято и разгневанная толпа пойдет громить МГТС - она пойдет не по тому адресу.

    Во-вторых, МГТС - это не монополия в традиционном смысле. Ведь это не единственная телефонная компания на московском рынке телефонных услуг. Кроме МГТС здесь работают еще два десятка телефонных компаний. Причем стоимость услуг этих компаний примерно такая же, как и месячная стоимость проезда на городском транспорте. А значит их цены, какими бы высокими они ни казались, вполне доступны работающему москвичу. Но, тем не менее, эти компании не конкурируют с МГТС из-за необоснованно низкой стоимости услуг последней. Эти компании вынуждены работать только с теми клиентами, которых однозначно не устраивает качество услуг МГТС. А когда однотипные компании работают на разных, не перекрывающихся секторах рынка, эти компании вряд ли можно назвать конкурентами. И, в то же время, эти компании являются конкурентами потенциальными, так как ситуация на рынке в любой момент может измениться, и секторы, контролируемые этими компаниями, перекроются. А как свидетельствует история, такая ситуация всегда, рано ли, поздно ли, но неизбежно возникает.

    Пока же на рынке телефонной связи в Москве - идиллическая картина. МГТС предоставляет почти даровую, но скверную связь миллионам москвичей, а вокруг, словно стая воробьев, кружат альтернативные телефонные провайдеры и подбирают наиболее жирных и привередливых клиентов, выпавших из МГТСной связки. Никто никому не мешает. Конкуренции как таковой нет и в помине, а монополизм МГТС проявляется только в возможности держать сверхнизкие цены, что отнюдь не мешает остальным операторам. Эта устоявшаяся картина устраивает абсолютно всех - и большинство клиентов, и телефонных операторов. Но бесконечно так продолжаться не может.

    Что же произойдет завтра? Очевидно, что возможность МГТС держать цены уже на исходе, у нее клубок проблем, изношенное оборудование, линии и пр. и, хочешь, не хочешь, а больше денег с населения брать придется. Перед московской думой - дилемма, либо разрешить ввести повременку сейчас и вызвать определенное недовольство, либо не вводить, но тогда придется так или иначе финансировать МГТС из городского бюджета, за счет тех же москвичей, вызывая при этом куда более серьезные социальные последствия, чем способна вызвать повременка сама по себе. Первое решение будет правильным экономически, второе будет правильным политически. А выбор между политикой и экономикой - это очень непросто.

    Но как бы то ни было, допустим, повременка "прошла". Кто-то этого не почувствует, кто-то почувствует не сильно, но будет достаточное количество и таких клиентов, по кому повременка ударит сильно и ощутимо. Если вы несколько десятков часов в месяц висите на линии, связавшись с Интернетом или рассылая факсы клиентам, то ваш месячный счет за телефон достигнет десятков условных единиц. Согласитесь, одно дело платить за скверную связь три доллара и другое дело - платить за такую же связь уже тридцать-сорок долларов. Тем более, если за те же тридцать сорок-долларов вполне можно получить и хорошую телефонную линию, и очень хороший Интернет-канал. Стало быть, должен начаться отток клиентов от МГТС к альтернативным провайдерам, и те деньги, которые МГТС рассчитывает получить за счет богатых и активных клиентов, попадут вовсе не к ней. Должен начаться передел рынка, и вспыхнуть конкурентная борьба.

    Но так ли оно будет на самом деле? Вот это-то как раз не ясно. Слишком много вопросов, связанных с состоянием местной телефонной связи в России, наглухо скрыто от наших глаз. И не зная, что же реально творится в связистской кухне, трудно что-либо предсказывать.

    Условия существования нормальной телефонной связи в любой стране, равно как и условия нормальной здоровой конкуренции между компаниями, в общем-то, очевидны. Но в России этой очевидности приходит конец.

    Прежде всего, условие свободы выбора оператора. Каждый человек вправе сам решить, чьими услугами ему пользоваться. Вроде бы формально такая свобода существует и в России. Операторов достаточно - выбирай (если, конечно, не обращать внимание на неприличную разницу в ценах). Однако чтобы подключиться к этому самому альтернативному оператору, нужна линия, та самая "последняя миля". Но линия, по которой вы работаете, - собственность МГТС. Можно принять закон о свободе распределения линий, какой существует во многих странах. Однако существование такого закона отнюдь ничего не гарантирует, поскольку одних только технических (не считая традиционных бюрократических) препон к его исполнению может быть немереное количество. Одних только протоколов в сетях МГТС поддерживается несколько десятков. Ведь требуется совместимость с любым оборудованием, даже если оно довоенного производства. Вот возьмет МГТС и потребует при передаче линии, чтобы новый оператор поддерживал абсолютно все протоколы, даже если этого реально и не требуется. А где новому оператору взять то самое довоенное оборудование? В США подобные вопросы худо-бедно решаются в судебном порядке. Но можете ли вы представить себе нашего советского судью, разбирающего тонкости работы ISDN?

    Свободная конкуренция на рынке связи требует и так называемой свободы возврата. Если, к примеру, вы, перейдя к другому оператору, разочаровались в его услугах, примет ли вас назад прежний? Вряд ли. Хотя, исходя из здравого смысла, он это сделать обязан. Такая обязанность вытекает из свободы конкуренции на рынке связи. И даже более того, по законодательствам практически всех стран поставщик публичных услуг не вправе отказать в услугах никому, кто к нему обратился.

    Отсутствует в России и прозрачность в распределении телефонных номеров. Перейдя к новому оператору, вы, в принципе, должны получить у него новый телефонный номер. Однако где его брать - совершенно непонятно. В принципе, телефонные номера являются общедоступным ресурсом. Приходишь, платишь, что положено, и берешь номеров, сколько тебе нужно. Но в России процесс получения телефонных номеров - тайна за семью печатями. Просто нет такой организации, которая ими распоряжается. Откуда они берутся, кто их распределяет - никто не знает, а кто знает, тот молчит. Дико, но, похоже, что это так.

    С антимонопольным законодательством в России все, вроде, на первый взгляд, благополучно. Все как положено. Деятельность той же МГТС, как поставщика публичных услуг, как уже было сказано, контролируется московским правительством. Но весь вопрос в том, как контролируется. В США подобные вещи делаются наглядно и просто. Для таких компаний установлена предельная норма прибыли. Когда эта норма превышается, цены на услуги компании автоматически снижаются. Такой же механизм работал до революции и в России. Теперь же все решают чиновники, но опять таки, как они это делают, по каким критериям - совершенно непонятно. Вы можете быть уверены, что выборный чиновник Мосгордумы способен компетентно решить такой вопрос? Я, например, нет. У меня есть очень крупное подозрение, что вопрос о ценах и условиях поставки услуг решается путем самого элементарного торга.

    Разумеется, все было бы гораздо проще, если бы на этом рынке вели игру хотя бы несколько равновеликих компаний, тогда большинство вопросов могло бы решиться само собой в ходе реальной конкурентной борьбы. Однако этим компаниям здесь просто неоткуда взяться, если только МГТС не разделится на несколько частей. Однако в этом, похоже, никто не заинтересован. Ни альтернативные провайдеры, ни правительство Москвы, ни, само собой разумеется, сама МГТС. Против возможного разделения МГТС есть очень веский аргумент: "Исторически сложившаяся инфраструктура МГТС такова, что ее просто невозможно поделить технически". Однако ни подтвердить, ни опровергнуть этот довод, не зная всех тонкостей этой самой инфраструктуры, нельзя. А эти самые тонкости никто, кроме самих связистов, увы, не знает. Замкнутый круг, господа.

    Но, тем не менее, размыкать его, так или иначе, придется. Никуда не денешься. Эта тема номера является, пожалуй, одной из первых публичных попыток разобраться с вопросом демонополизации телефонной связи в России.

    P.S. Что касается конкретно меня, то наплевательское отношение и откровенное хамство со стороны родного Советского телефонного узла меня окончательно доконали. Я решил не дожидаться повременки и начал переговоры с АСВТ об установке у меня дома "искровского" телефона.

    Пишите мне по адресу: aship@cterra.com,

    http://www.cterra.com/aship

    © ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2020
    При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.