Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Тряпка на палке

Архив
автор : ГЕОРГИЙ КУЗНЕЦОВ    09.02.1998

Вот, господа, последняя (как я надеюсь) сводка народных и авторских названий для пульта дистанционного управления бытовой радиоэлектронной аппаратурой, который американцы называют remote control, или просто remote. Итак: тыкалка, кнопарь, капа (якобы, из кинофильма "Кин-дза-дза"). А лично меня сразило наповал изобретение Михаила Евстафьева: дремотный контроль.

Теперь о более свежих моральных обязательствах. Неделю назад мы бурно выяснили отношения с борцом за единственно верную кодировку КОИ-8 Евгением Двуреченским. Выступая на этот раз в качестве частного лица, Евгений стал много сговорчивее, признал мою правоту в отношении тех злосчастных RFC и сообщил, что провайдер "Гласнет", для которого он работает, имеет разные адреса для доступа к почтовому серверу, среди которых есть и не перекодирующий. Пользователь волен прописать у себя в почтовом клиенте любой адрес, какой хочет.

От себя добавлю: я тоже в прошлый раз раскипятился до того, что весьма грубо нарушил в одном пункте мною самим установленные правила общения с читателями. Что касается разных входов на сервер, то такой практики, насколько я могу судить, придерживаются очень многие провайдеры. К сожалению, делается это не столько ради свободы выбора, сколько потому, что провайдерское сообщество давно запуталось в собственных штанах. Некоторые русифицированные клиентские программы сами перекодируют исходящие сообщения в КОИ-8, а тупой сервер перекодирует такое письма еще раз, выдавая так называемую КОИ в квадрате.

Вообще, признаков того, что российские провайдеры Интернета собираются отказываться от принципа повальной коификации частной переписки, я пока не вижу. Но даже если подавляющее большинство участников почтового обмена вдруг образумится, кому-то придется еще отловить и усмирить идейных вредителей и партизан. Значительная часть моей почты идет, так сказать, с электронного фронтьера, где рулез сильно отличаются от столичных. Что ни день, кто-нибудь из читателей пишет: наконец-то подключился к Интернету, никого не знаю, посылаю письмо на "snarky", просто чтобы убедиться, что эта штука работает. Благодаря им, я немного в курсе средней температуры по этой психбольнице.

Проницательные сторонники КОИ-8, читая позапрошлую колонку "Пропущенная нота", заметили мои недомолвки - и это их особенно рассердило. Не вижу, на что вам обижаться, господа. Зная, что RFC 1700 стал стандартом, я все же написал, и пишу еще раз: единой стандартной кодировки кириллицы не существует, она не нужна, и никаких оснований для принудительной перекодировки почты нет.

Но я не знал, что еще в мае прошлого года кодировки Windows - 1251 и другие - тоже были зарегистрированы в IANA! Первым мне сообщил об этом один из читателей. Вернее, сначала он на меня напал, а потом полез в первоисточники и разобрался досконально. Его статью я помещу в следующий выпуск "Компьютерры". Кстати, второй была Екатерина Лажинцева из московской Microsoft. Я ей в ответ написал, что они слишком долго тянули, а теперь ничего не предпринимают, чтобы опровергнуть сказки о единственной и незаменимой КОИ-8, которыми полна российская Сеть. Виноват: на тот момент я не подозревал, что это именно она послала заявку в IANA - и, следовательно, имела все основания принять мой упрек в адрес Microsoft ЗАО на свой счет и счесть его несправедливым.

Как видите, первые стычки между Microsoft и Internet давно урегулированы и забыты за новыми проблемами. Только у нас в России портят всем жизнь установления, уходящие корнями аж в эпоху СМ ЭВМ. Кстати, по историческим меркам это не так много: двадцати лет еще не прошло. На этой части суши живут, процветают и правят умами куда более древние привычки.

Препираясь с читателями относительно КОИ-8, я давно обратил внимание вот на какой прискорбный факт. Выдвинутый каким-то демагогом принцип "одна сеть - одна кодировка" буквально гипнотизирует всех. Альтернативы для народа просто нет. Я все время писал, что перекодировать почту не надо, а меня в ответ обвиняли в том, что я призываю заменить КОИ-8 на 1251.

Рассматривая ситуацию комбинаторно, легко убедиться, что принудительная перекодировка в непрерывно расширяющейся и обновляющейся Сети лишь мешает общению. Хорошо понимая это, коификаторы все же считают ее меньшим из зол. Подсознательно они уверены в том, что пользователи, сами по себе, способны лишь ссориться и драться. На самом деле все наоборот: если бы каждый лицом к лицу, без непрошеного переводчика, встречался с остальными, то Сеть выступала бы в качестве объединяющего и гармонизирующего фактора, а ее участники давно снесли бы ненужные стенки и засыпали рвы.

Вообще, что такое "стандарт"? Казалось бы, известно: это документ, в котором собраны обязательные для всех правила. На обложке каждого государственного стандарта напечатано, что несоблюдение его преследуется по закону. Признаюсь, впрочем: стандарты, которые я имею в виду, - советские. Я никогда не видел стандарта Российской Федерации, с двуглавым орлом, и даже не знаю, существуют ли такие в природе.

А что значит "standard" по-английски? Сильно подозреваю, что вы никогда не заглядывали в словарь. Зачем? И так все ясно!

Я давно не пользуюсь англо-русскими словарями. Пришлось пойти поискать хоть какой-нибудь. Попался советский тридцатипятитысячник Аракина, Выгодской, Ильиной. Под номером 1 он дает переводы: стандарт, типовой образец, мерило, норма.

Однако мой затрепанный оксфордский англо-английский словарь Hornby показывает первым и основным совершенно другое значение этого слова. Угадайте с трех раз, какое?

Если вы знали или угадали - примите искренние поздравления. Совершенно верно, это штандарт, знамя, в особенности - отмечает Hornby, - такое, которому клянутся в верности. Короче, тряпка, которую вывешивают на палке, чтобы показать: здесь свои, иди сюда. При этом само собой разумеется, что знамен таких много, а носители и приверженцы их находятся, говоря думским языком, в неоднозначных отношениях между собой.

Чтобы почувствовать смысл этой метафоры, мне приходится попросить вас вспомнить книжки Вальтера Скотта, Стивенсона, Шекспира, наконец. Века имперской пропаганды совершенно выветрили в нас здоровое ощущение того, что вокруг, на расстоянии полета стрелы, всегда найдется несколько враждующих княжеских стягов, между которыми разумный человек может ловко маневрировать в поисках спасения и даже выгоды для себя. В российских учебниках это называется феодальной раздробленностью, и объявляется маздай, а империя, соответственно, рулез. Вот и дорулились до полного единобезобразия.

Промышленный стандарт в современном западном его понимании, это добровольный союз свободных, призванный устранить препятствия для торговли и содействовать общему процветанию. Стандарты определяют секторы рынка. Стандартов много, они противоречат друг другу, и следовать им всем одновременно удается очень редко. Каждый поставщик выбирает, к какому стандарту примкнуть, а каким - поступиться.

Самый страшный военный стандарт запрещает покупать, а не вовсе не производить нестандартное. Что касается институтов стандартизации, то и они играют чисто символическую роль. Зачастую, какой-то группе удается протолкнуть нужный ей документ, а рынок и не думает ему следовать. Окончательная победа стандарта возможна только в глубоком тылу и предвещает его скорую смерть. Тем временем, на переднем крае прогресса поднимаются все новые и новые знамена.

Напоминаю мой адрес для конфиденциальной переписки:

snarky@cterra.com

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2020
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.