Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Пристегните ремни

Архив
автор : ГЕОРГИЙ КУЗНЕЦОВ    02.02.1998

В некотором царстве, в некотором государстве жил Иван-царевич, и был у него в пупке винтик…

Этой колонкой я собираюсь продолжить "галактическую" тему, на которой остановился в прошлый раз. Так сказать, поговорим о высоком.

Вялотекущий процесс лишения нас с вами экономической невинности зашел уже достаточно далеко, и потому доказывать, что инженерные достоинства продукта вовсе не предопределяют его коммерческий успех, я не стану. Примеры у всех перед глазами, каждый день. Вопрос: следует ли к этому относиться как к неизбежному злу, вмонтированному в устройство этого мира? Ответить нужно, поскольку от этого зависит наше самочувствие и даже способность жить счастливо в гармонии со вселенной.

Мы кое-как примирились с тем, что недостаточно иметь хороший продукт - надо еще хорошо продавать его. Главная ценность любого предприятия - не продукция или услуги, не стены, не оборудование и, уж конечно, не персонал. Ценны, прежде всего, потребители. Насколько хорошо они настроены, сколько их, каковы они, какое значение имеет для них данный продукт или услуга, легко ли им будет без нее обойтись, и так далее.

Но как быть, если хорошо продаваемый продукт кажется нам откровенно плохим? Аргументы самозащиты, которые пускает в ход инженерно-центрическое сознание, сводятся к тому, что публика - дура, которую можно уговорить потреблять любую дрянь, особенно если под соуом. Другой излюбленный пример - промышленность наркотических средств.

Наркотики - это что… Мечта многих бизнесов - создать сообщество "своих" потребителей, в котором начали бы действовать социальные механизмы привлечения, удержания и стимулирования его членов. Продукцией может быть жигулевское пиво, мотоциклы "Харлей-Дэвидсон", компьютеры "Mac"… на роль символа единения слабых, маяка для одиноких душ, затерянных в этом мире, подходят самые неожиданные вещи.

На самом деле такие модели коммерческого успеха возможны только в маргинальных группах, то есть на периферии любого сообщества, если только оно само не сформировано по маргинальному признаку. Здравомыслящее большинство ищет пользы и почти всегда идет к ней безошибочно. Давно подмечено, что "Mac" любят, а PC - пользуются. Невозможно представить себе, чтобы сколько-нибудь значительное число пользователей бухгалтерской системы "Галактика" ее любило, хотя нельзя, конечно, исключить подобные чувства в принципе. Согласитесь, если "Галактике" отдают свой выбор тертые заводские бюрократы, то на это должны быть резоны.

Попытайтесь стать на их точку зрения, принять их систему ценностей и целей. Не хочется? Тогда вам нечего делать на этом рынке. Промышленность, это когда люди промышляют себе пропитание. Промышленные программные системы разрабатываются для того, чтобы их продавать.

И все же: MS DOS, IBM PC, "Галактика" (извините за аналогию) - истинные ли это ценности? Конкретно: кто докажет, что свечной заводик в Самаре, заполучив "Галактику", стал лучше, чем был без нее, пусть первым бросит в меня камень.

Всемирно-историческое значение "Галактики" не настолько велико, чтобы обсуждать подобные вопросы на ее примере. Обратимся к истинно великому - к Intel или Microsoft. В технической политике этих фирм есть один чрезвычайно прогрессивный аспект, одна руководящая идея, которая исчерпывающе объясняет все их успехи, но которую мы очень не хотим замечать, токуя о преимуществах тяжелой многозадачности перед легкой или RISC-процессоров перед CISC. Это идея эволюции продукта вместе с рынком.

В самом деле, последние пятнадцать лет мы неизменно наблюдаем, как хорошо продуманные в инженерном отношении, рассчитанные на длительную перспективу продукты сходят с дистанции, а однодневные поделки выживают и процветают, поскольку их удается улучшать, затем - включать в более совершенные изделия, и так далее. По меркам предыдущего исторического периода процесс эволюции показался бы безумно расточительным, но доходы, которые приносил массовый рынок, с лихвой покрывают все издержки.

Когда Гейтс перехватил у юниксистов термин "открытая система", это был не просто коммерческий трюк. Unix дала первый пример тотального успеха эклектической программной среды, которая успешно эволюционировала и побеждала, пока потребности роста не превысили ресурсы, доступные на некоммерческих началах. Программисты отработали эту идею на себе, но даже умнейшие из них не узнали порожденного ею монстра, когда пришла пора массовой компьютеризации.

Захватив значительную часть рынка, наши галактоиды имеют шанс получить в свое распоряжение ресурсы, достаточные для решения каких угодно технических задач. Они купят лучших программистов и управляющих, которым можно будет поручить влить какое угодно новое содержание в привычную форму. Что касается формы, то лучшие дизайнеры и художники займутся приобщением галактических клиентов к прелестям трехмерных малтимидийных интерфейсов. Поставщики многоцелевых платформ начнут обхаживать родной российскому бухгалтеру продукт, домогаясь чести оплатить его перенос на их компьютеры, ОС или СУБД, интегрировать его с их системой документооборота, и так далее.

В 70-х годах мы еще жили по канонам старой инженерии, центральной идеей которой было предугадывание и активное формирование потребностей (хотя дальновидные люди в США осознали пришествие больших систем и начали нащупывать пути в иное будущее еще в 50-х). Но с появлением PC - то есть с выходом компьютерной промышленности на массовый рынок - успешная стратегия стала диаметрально другой. Ключевые слова сегодня - обратная связь, реакция, адаптация, эволюция. Сейчас, в конце века, мы ничего уже не можем предугадать далее, чем на месяц.

Я уже упоминал как-то раз идею сингулярности. При воображаемом падении объекта в черную дыру он проходит такой предел, после которого даже электромагнитная волна не может вырваться наружу. Со стороны нельзя узнать, что там происходит. В рамках современной физики информацию изнутри невозможно передать.

В философии прогресса эту метафору связывают с появлением искусственного разума, который ускорит развитие до невообразимой на сегодняшний день степени. В нашем падении в будущее это - стена, подлетая к которой мы увидим свое отражение, несущееся навстречу, а далее - полная, абсолютная, беспросветная неизвестность.

Искусственный разум - дело темное, но что-то в этом роде мы уже переживаем. Главным источником неопределенности стал синергизм технологий, принявший невиданные масштабы и - под воздействием глобальных систем доступа к информации - разворачивающийся невообразимо быстро. Простой пример: малогабаритные плоские дисплейные панели были редки и дороги в компьютерах, но вот эту технологию подхватили цифровые фотоаппараты, и ситуация изменилась драматически. В результате стали возможны HPC, а завтра видеотерминалы станут носимыми, как очки "виртуальной реальности".

Интернет может нечаянно изменить генофонд человечества не менее, чем мировая война. Иванам-царевичам уже не придется странствовать за тридевять земель в поисках отвертки. Одни найдут и применят ее при первой своей прогулке по Сети, а другие - наоборот: узнают, что у них держится на том самом винтике, и успокоятся.

Пристегните ремни, господа. Приведите спинки кресел в вертикальное положение, чтобы не проспать XXI век. И не курите, черт вас побери, а то не доживете до самого интересного.

Напоминаю мой адрес для конфиденциальной переписки:

snarky@cterra.com

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.