Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Лудить - паять

Архив
автор : Денис Викторов   26.05.1997

Частное предпринимательство существует у нас давно. Ну, если не предпринимательство, то уж предприимчивость - точно. Искоренить инициативу масс большевикам не удалось ни экономическими программами, ни идеологическим прессом. Даже в самые суровые времена народ плел лапти, лил сахарных петушков с акварелью, починял примусы и стеклил балконы. За отдельную, никакими налогами не облагаемую плату.

В действительности тяга к продаже собственной рабочей силы, искусства или знаний вряд ли существенно ослабла за время построения социализма. Управляемые сверху государственные монополии оставляли за собой столько же дикого поля, сколько - пропаханной индустриальным способом территории. Парикмахеры оболванивали за сорок копеек с десяти до шести и стригли дорого, но, как теперь сказали бы, эксклюзивно - с шести до восьми. Чаще - на дому. Строители дурно строили и отделывали квартиры, а в свободное время переделывали свою же работу. Получше. Учителя скверно учили в школах, демонстрируя одновременно чудеса педагогики и методические находки в роли репетиторов. Не имея возможности реализовать полноценные рыночные отношения вся страна упорно гадила, одновременно создавая все больше сфер приложения индивидуальной инициативы.

При этом смена вех и времен в действительности мало что изменила. Количество пассионариев, похоже, не упало и не возросло. Просто деятельность их стала открытой, а потому - более заметной. Громче стали и голоса тех, кто предприимчивость, нежелание всю жизнь идти на поводу условностей и дурацких ограничений воспринимают как сделку с режимом, совестью или сатаной. Но громкость эта вряд ли означает, что людей, неспособных реализовать свой потенциал, сегодня стало критически больше. Так что народный, массовый рынок, складывающийся вокруг компьютеров и вызванных их распространением услуг - тема, новизна которой весьма условна.

Российский компьютерный бизнес, "цивилизованность" и среднестатистический уровень образованности участников которого мы так привыкли считать грандиозным достижением, всегда действовал точно так же, как любой другой. Конкретно: двигался туда, где как можно быстрее и при минимуме вложений можно было получить максимум прибыли. Компьютерный рынок вряд ли более гуманен и человечен, чем любой другой. Ну, разве что убивают тут меньше, хотя к экономическим моделям это имеет самое косвенное отношение.

Можно считать достижением, скажем, появление относительно крупных предприятий в компьютерной индустрии. Но не менее очевидно, что укрупнение компьютерных компаний с неизбежностью высвобождает место именно для мелких, индивидуальных бизнесов, которые как нельзя лучше соответствуют уровню массового спроса.

Когда компании, еще не называвшиеся дистрибьюторами и фактически выполнявшие роль "челноков", хапнули столько, что заниматься продажами самостоятельно им стало лень, в нашем лексиконе появились "дилеры". Затем быстро выяснилось, что выживают все-таки крупные дилеры, по крайней мере, -"умирающие" не от первой и не от второй партии неликвидного товара. Но возиться с конкретным потребителем продукции постоянно некому. Мы проливаем слезы о том, что никто не предоставляет приличного сервиса, не работает с клиентом, не умеет как надо обслужить покупателя. При этом постоянные напоминания серьезных бизнесменов о том, что компьютерный рынок - не министерство и не ведомство; и наши - что, скажем, "Компьютерра" - не "Труд" советских времен и не обязана "реагировать" на жалобы трудящихся, чаще всего тонут в тине.

Стоит учесть еще одно обстоятельство. Невозможно даже коллективным волевым усилием создать массовый рынок услуг в сфере компьютеров. Он просто должен появиться. Так же, как сами по себе выросли по всей стране киоски "Кодака" - частные, семейные и, говорят, довольно доходные предприятия. Ну, разве что возникли они не вовсе "сами по себе", а когда чуть ли не вся страна обзавелась "мыльницами". А вот почему народ ими обзавелся - уже другой вопрос, хотя, не менее интересный.

Невозможно требовать от очень в общем-то небольших компьютерных компаний, начавших в России выходить почти на общемировые показатели прибыльности, открытия сервисных центров и представительств по всей стране. Через неделю после принятия такого решения любая фирма умрет, не оставив по себе и воспоминаний. Так что теперь все интенсивнее говорят о "партнерских" сетях. Звучит здорово, хотя, если присмотреться, абсолютные цифры не вдохновляют. Просто потому, что, скажем, франчайзи "1С" одновременно может оказаться дилером еще двух-трех дистрибьюторов, а заодно - партнером целой массы столичных компаний.

Иногда мы начинаем мечтать о появлении совсем небольших фирмочек, которые подобно "Кодакам" обслуживали бы пользователей повсюду, или хотя бы в крупных центрах. Но большинство наблюдателей считает это невозможным. Выжить в существующей ситуации таким предприятиям непросто. Если только не действовать по старинке - стать (или остаться) "частником", которому и от налогов и от рэкетиров уйти проще.

Так что герой нашей сегодняшней "темы номера" вряд ли так уж специфичен - тот же телевизионный мастер, который львиную долю прибыли собирает частной практикой. Но это совсем не означает, что фигура эта незначительна, неинтересна и незаметна. Напротив, именно частными консультантами, как выясняется, и замыкается круг, который лишь отдельными дугами намечают на карте российского компьютерного бизнеса всякого рода фирмы, компании и корпорации.

"Народные консультанты" в нынешнем виде появились одновременно с PC и сразу стали восприниматься как органичное явление. Государственным предприятиям компьютеры продавали сомнительные кооперативы в обстановке легкого криминала. Покупатели в общих чертах представляли себе, зачем приобретается компьютер. Но платить деньги еще за софт и наладку казалось невозможным расточительством. В условиях, когда на одном 286-м коммерсант наваривал стоимость пары-тройки "Жигулей", а стремительно нищающий НИИ отдавал за него последнее. Тем более, что те же самые "наладка" и "разработка ПО" уже были указаны в договоре-"боковике". Многие вспомнят.

Так что люди с коробками дискет, материализующиеся вокруг свежекупленного чуда техники, выглядели абсолютно нормальным явлением. Найти их было нетрудно: вокруг IBM PC быстро формировались народные информационные каналы, а первые рекламные листки и компьютерные издания уже содержали предложения консультантов.

Время было золотое. Софт считался общекультурным достоянием, правда, для того, чтобы его получить, нужно было обратиться к правильному человеку. Услуги консультанта могли оплачиваться самыми разными способами - от временного приема на полставки (реже - индивидуального трудового договора, литров технического спирта, продолжавшего сохранять черты всеобщего эквивалента), до обмена на машинное время или малодоступные программы. А часто все делалось "по дружбе". Хотя "дружба" в этом смысле все четче проявляла черты товара.

Некоторые из тогдашних "консультантов" теперь возглавляют преуспевающие, крупные бизнесы, а многие уехали, найдя работу за рубежом. И в какой-то момент о них забыли. Просто потому, что стремительно развивавшийся компьютерный бизнес оттягивал львиную долю внимания. И тем не менее индивидуальный сектор не исчез. Напротив, массы людей занимаются как раз тем, чем и должны заниматься - вступают друг с другом в разнообразные, часто - коммерческие отношения на почве использования компьютеров.

Некоторое время PC оставался сугубо профессиональным инструментом (об этом напоминают памятные многим попытки расшифровывать PC, как "профессиональный компьютер"). Этот период многие вспоминают чуть ли не со слезами умиления. Программисты и инженеры при каждой встрече выкладывали друг другу массу только что открытых секретов и тут же испытывали их. Мало кто работал над чем-то серьезным. Профессионализм сводился к умению быстро выполнить заказ начальства, а остальное время посвятить вдохновенному общению с компьютером и коллегами, делая при этом вид, что работа идет.

Но рынок худо-бедно двигался к массовости, а пользователь попадался все более неподготовленный. Мимо мог пройти только ленивый. Скажем, работа инженером в институтской лаборатории для меня и моих коллег быстро превратилась в какую-то странную деятельность. Сама по себе лаборатория, разумеется, ничего не делала. Ну, разве что потребляла пресловутый спирт да сторожила развалины когда-то работавшей ЕС. Но это никого не волновало. Зато начальство отсылало нас то к проректору, то на какую-то кафедру: "у них там что-то зависло". Мы, разумеется, отправлялись на место события и с очень серьезным видом, попутно объясняя авторитетным тоном какие-то тонкости, все "чинили".

В обмен на такого рода консультационные услуги мы получали: свободный график работы (- Где Викторов? - Наверное, что-то чинит. - Понятно.), зарплату от государства, бесконтрольное использование казенной техники для разработки собственных проектов и всеобщую любовь окружающих.

Разумеется, можно было бы надуться, сопеть в углу и высказываться в том духе, что "все это недостойно". Но разумной альтернативы государственная служба уже предложить не могла. Разрабатываемые проекты были никому не нужны, а уровень научных исследований... сами знаете. Так что мы просто продавали в приемлемых для 1990-1991 года формах свои услуги. Думаю, тысячи моих коллег по всей стране занимались тем же и продолжают сегодня. Чуть иначе.

Живучесть "частного консалтинга" вызвана двумя причинами.

Прежде всего стоит учесть сложившиеся схемы. Дистрибьютор привозит трейлер с железом и софтом. Делает небольшую наценку. Дилеры покупают этот товар. И продают покупателю - не важно, частному лицу или корпорации. На этом все заканчивается. Разговоры о том, что кто-то "подключит" и "наладит" пока разговорами и остаются. Да, есть еще интеграторы, но они работают на других рынках, окучивая крупных клиентов, а к "консультантам" питают плохо скрываемую антипатию, причем, не делая никаких попыток в индустриальном порядке прибрать к рукам массовый рынок услуг. В итоге более или менее цивилизованным образом "железо" и софт приобрести можно. Но что делать с этим дальше - дело покупателя.

В принципе многие предлагают какие-то "комплексные решения", что-то "под ключ". Но каждая уважающая себя контора держит своего штатного консультанта, "техническую поддержку": проще постоянно платить какие-то деньги собственному спецу, чем ставить себя в зависимость от посторонних сил. И уж по крайней мере, если "свой" не справится, он пригласит другого "консультанта", тому что-то заплатят, и они сами разберутся и с серверами, и с сетями, и с операционками.

С другой стороны, частный владелец компьютера в нынешней обстановке может либо воспользоваться услугами знающих друзей (таких, как Евгений Козловский), либо, в отсутствие таковых, купить газету с объявлениями и "вызвать мастера". Другого пока не предвидится. Кстати, психологически рядовой потребитель услуг консультантов больше расположен обращаться именно к ним, чем к "фирмачам", хотя это, может быть, как раз и плохо.

В итоге нынешние консультанты продолжают честно обслуживать как "домашний", так и, как показывают наши исследования, корпоративный сектор. Другое дело, что в рейтинги и статистические отчеты, бодро характеризующие компьютерный рынок, они не попадают.

Дел у современного консультанта по горло. Устройства, заявленные как совместимые, отказываются работать друг с другом. Программы требуют бесчисленных заплат, драйверов, утилит и настроек. Народ постоянно модернизирует компьютеры, наращивает объемы памяти, меняет винчестеры и видеокарточки. Все это очень часто требует участия знатока. Провайдеры заключают с желающими попасть в Интернет договоры, предоставляя консультанту-частнику возможность получить деньги за установку модема и наладку программ. А массовое стремление самых разных бизнесов выставить свои визитные карточки в Сети привело к бурному росту спроса на услуги изготовителей Web-сайтов. С консультантами мы сталкиваемся все чаще, а иногда сами оказываемся в такой роли - все зависит от уровня сложности решаемых проблем и окружения. И уж в любом случае во многих конторах, вместо того, чтобы сформировать бюджет под проблему и начать поиск исполнителя, звучит хорошо знакомое: "У тебя там нет ребят, которые могут...".

Недавно беседуя с Борисом Нуралиевым, главой компании "1С", я предложил ему поговорить и об этом рынке. Оказалось, что для Нуралиева это весьма близкая тема. И вот почему.

Программы класса "1С:Бухгалтерия" или "1С:Торговля" требуют обслуживания и квалифицированной установки. Не потому, что они так плохи. Просто это - не офисные пакеты общего назначения, для работы с которыми достаточно прочитать одну книжку. Учитывая масштабы распространения своих продуктов и разумно отказавшись от рискованных перспектив самостоятельно закрыть рынок внедренческих и консультационных услуг, "1С" построила сеть партнеров, применив систему франчайзинга. То есть кто угодно, предоставив компании некие гарантии профессионализма, мог оперировать раскрученной маркой "1С", самостоятельно обслуживая клиентов на своей территории. Зарабатывают такие партнеры в совокупности гораздо больше, чем сама "1С" - на продаже им софта. Зато в обмен на массовый сбыт, подкрепленный консультациями и сопровождением на местах, компания получает устойчивость, расширение рынка и общественное признание.

Но фокус в том, что, по мнению Нуралиева, многочисленные "частники", ставшие такого рода консультантами, не желают превращаться в более или менее крупные фирмы или объединяться. Одно дело - отвечать за все перед самим собой, другое - брать на себя ответственность за других, или снова оказываться в роли подчиненного. "Частник" не хочет укрупняться, справедливо опасаясь мучительного контроля со стороны ведомств, и не хочет лезть в игру, где действуют другие правила. Но в любом случае свято место пусто не бывает. И те секторы, которые, подобно бывшим советским министерствам оставляют сегодня незанятыми (иногда намеренно) крупные компьютерные компании, моментально заполняются достаточно активным и профессиональным индивидуалом.

Частным консультированием "по компьютерам" сегодня, как и вчера, люди зарабатывают или подрабатывают. Судя по всему, довольно неплохо. Иначе наши попытки разговорить тех, кто занят этим бизнесом (а не консультирует по дружбе), оказались бы более продуктивными. Консультанты не хотят болтать и терять время на обсуждениях. Они работают на себя, честно продавая на свободном рынке свои услуги, и вовсе не хотят, чтобы им мешали. Мало того, им не нужна более или менее громкая дискуссия. Они с гораздо большим удовольствием предпочли бы, чтобы о них не говорили вообще - своего клиента они найдут и так.

И, наконец, если кому-то такой бизнес кажется недостойным, если кто-то до сих пор уверен, будто консультантов надо вернуть в НИИ и лаборатории для того, чтобы "поднимать науку и престиж государства", то я больше чем уверен: такие люди сами не в состоянии предложить ничего, за что дали бы хоть копейку. Именно это чаще всего оказывается причиной раздражения, вызываемого одним лишь видом работающего человека.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.