Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Время выбора или Terra Irrationalia

Архив
автор : МИХАИЛ ГОЛУБ    28.04.1997

И нашей мудрости каноны
Есть отражение ея.
И видим мы ее законы
как высший разум бытия.

Каждое время диктует свои законы и выдвигает свою систему ценностей. Проблема выбора профессии простирается далеко за пределы традиционной профориентации. Возможность свободного выбора оказывается ограниченной проблемами престижа и финансов.

Рабочие всегда нужны. Люди с предпринимательской жилкой находят себя в бизнесе. Клерки занимают кресла в конторах. Трудно жить тем, чье мировоззрение и квалификация вступают в противоречие с системой ценностей эпохи. Как быть им? Инженерам и ученым, которых у нас было слишком много.

Понимание часто приходит с привычкой и является результатом систематизации, поэтому начну "от печки". Пятнадцать лет назад жизнь можно было спланировать по схеме. Хорошо учишься, получаешь хорошее распределение, далее --- по обстоятельствам. Были и известные ограничения. Существование в среднестатистическом варианте было гарантированным, но сгорбленные старушки собирали вторсырье, чтобы дополнить свои двадцать рублей в месяц до нищенского прожиточного уровня, а молодые специалисты влачили жалкое существование, если у них не было родительского задела. Хотя такой массовости как сегодня пауперизм тогда не достигал.

Студенты сидят в палатках, а школьники моют машины. Это нормально, но это --- подработка. Кроме того, сейчас молодые (определим их возраст от четырнадцати до двадцати) имеют широкие возможности как для самореализации, так и приобретения товаров: практически нет дефицита. Желание жить хорошо и иметь определенный набор элементов благосостояния, чуждые массовому сознанию прошлого, теперь вынесены на щит. Это порождает тезис: "хорош тот труд, который хорошо оплачивается". Но так ли это?

Профессиональная гордость, привычки, честь мундира, предрассудки --- вот неполный список того, что определяет выбор жизненного пути. У нас есть свои традиции, культура и национальные особенности. Как-то я сказал одному французу, что российское мировоззрение подразумевает потенциальную готовность умереть за идею (Родина, свобода, благополучие детей, построение идеального общества и т.п.). Он заметил, что в этом французское и русское мировоззрения отличаются: французы ни за что не готовы умирать. "А как же бойцы сопротивления?" --- спросил я. "Это была необходимость..." К чему все это? Да к тому, что мышление не рационально.

Есть две крайности: "нужно кормить семью, поэтому я выброшу свой диплом и пойду делать то, за что платят" и другая крайность: "я должен, не взирая ни на что, служить своей профессии." Выбрав первое, или откроешь свое второе призвание, или будешь страдать от чувства собственной нереализованности. Некоторые ученые в сегодняшней России, выбравшие второе, голодают (это не преувеличение). Не потому, что они бездельники или ничего больше не умеют. Они психологически не могут делать ничего другого! Им легче умереть? Очень может быть...

Наш уважаемый главный редактор, Георгий Кузнецов, однажды заметил, что нужно по капле выдавливать из себя инженера. В контексте беседы это означало, что современность требует других массовых профессий. Багаж знаний и опыта по его определению --- это чемодан без ручки: и бросить жалко, и идти не дает. Часто так и есть. Но это рациональный подход. А люди столь иррациональны! Более того, никакой потребностью нынешнего момента не объяснить "постарение" Академии наук. Практически вся молодежь ушла из ее институтов. Конечно, многие числятся. Что это означает? Помните фильм (или телеспектакль) о математике, который стал сторожем, потому что упустил время? Один знакомый физик, подавшийся в мелкий бизнес, объяснял свой выбор тем, что раздвоение между наукой и подработкой и приводит к дисквалификации, и не дает зарабатывать.

Я знаю множество бывших ученых и инженеров, сменивших профессию. Они преуспевают, но какая тоска по содержательной работе! Многие готовы жертвовать благополучием во имя сохранения этой пресловутой научной квалификации. Кажется --- что за проблема? Так весь цивилизованный мир живет. Кстати, о цивилизованном мире. Любая человеческая деятельность делится на элитарную и среднюю. Определим "средних" также как мы это сделали с понятием "молодежь". Способные и талантливые, обязательно трудолюбивые и работоспособные, выполняющую рутинную работу, --- это они и есть. Они не гении и не лауреаты международных премий. Я беру на себя ответственность заявить, что в мире есть устойчивая тенденция к деградации средней науки. Одним из немногих мест, где средний уровень сохраняется высоким, --- бывший СССР. Не верите?

И даже стоя у простой сосны,
что ни в какую пору от начала,
своих иголок цвета не меняла,
с приходом нынешней весны
ты во сто крат прекрасней стала.

(из японской поэзии)

Работающие в Европе по контракту и стажеры в один голос твердят об узости мышления среднего Европейского исследователя. Они используют только общепринятые формулы и модели, не вникая в их применимость в конкретных случаях. В Тулузе некое мое замечание понял только заведующий лабораторией, который напомнил, что его сотрудники применяют, а не разрабатывают модели. На эту же тему спорит в Германии мой приятель. США проигрывают Европе по уровню образования, поэтому охотно импортирует мозги европейцев и азиатов, благо США страна богатая. В Европе науку не слишком балуют, и профессура ищет заказчика "из промышленности", которому нужен лишь графический интерфейс, а уж что оно считать будет не так важно, лишь бы не полную чушь.

В условиях наших бед часто рождаются идеи: голь на выдумки хитра. Речь идет о том самом "среднем" научном сотруднике, который у нас по словам Михаила Жванецкого "пытается разобраться". Вот эту нашу национальную особенность вникать в суть и нужно сохранять. Среди молодых есть подвижники, такие как Циолковский или Хевисайд. Это их выбор. Только вот будет ли у них достойное рабочее место и дом? И, вообще, нужно ли сохранять памятники культуры, или лучше их снести и построить что-нибудь более практичное? Стеклодув старой гвардии, большой мастер своего дела, рассказал как после революции 1917 года изгнание хозяев стекольных производств привело к упадку и потере технологии, которую в тридцатых годах купили у немцев за золото. "Теперь", --- сказал он, --- "происходит то же самое". Скупой все время платит?

Ограничение вооружений и конец холодной войны, поставившие крест на нашей "оборонке" и на перспективных разработках Cray, без сомнения снижают интерес инвестициям в ряд отраслей науки и высокой технологии. Тем не менее, есть надежда, что фраза Фарадея: "Через сто лет вы это обложите налогом" послужит стимулом для политиков и предпринимателей повернуться лицом к науке и сделать ее снова престижной. Несмотря на все мифы за рубежом уважают Россию и ее науку. Желающие проверить это могут наугад выбрать в Интернете десяток-другой научных статей из разных областей и обратить внимание на обилие русских, украинских, армянских и прочих фамилий, на высокую оценку наших классиков 19--20 веков.

"Да кто из молодых станет сегодня в России заниматься наукой?" --- спросите Вы. А Вы знаете, любезнейший, сколько диссертаций сейчас защищают? Море! Даже если после этого новоиспеченный кандидат уйдет из науки, то его место займет другой и как минимум на три года!

Сейчас фетишизируется престижность, определяемая в "килобаксах". Это пройдет. А что останется? Тридцати- и сорокалетние, все время оправдывающиеся, что оставили науку. Зачем процветающий бизнесмен пишет на своей визитке "Ph.D." или "Dr. of ..."? Для престижа? Стоит с ним поговорить, и чувствуешь, что дело не только в этом.

Господи, дай же Ты каждому,
Чего у него нет...

Булат Окуджава

Для многих ученых и инженеров компьютер "был, есть и остается" одним из главных инструментов не только исследования, но и заработка. Много их ушло в программисты, это создавало иллюзию продолжения любимого дела.

Когда волна ПК захлестнула нашу родину, программисты, казалось, уже имеют гарантированный кусок хлеба. Это длилось недолго. Потом их сменили профессионалы. Пользователи поднаторели, бизнесмены набрали штатных программистов и стали получать техническую поддержку разработчиков, наука обнищала. Программирование как таковое перестало быть самоценной профессией, настало время системной интеграции.

В плане карьеры компьютер открывает возможности поискать фонд, готовый опубликовать профинансировать издание книги или другой проект, устроиться на работу или связаться с заинтересованными Вашей деятельностью людьми. Интернет создает для молодых неплохие рабочие места Web-мастеров.

Сейчас, чтобы влиться в компьютерный бизнес, нужно стать профессионалом. За кордоном требуется множество программистов на Delphi, C++, специалистов по SQL, UNIX, NT. Платят им немного по "их" меркам, но хорошо по нашим... Кстати, желающие подработать за рубежом должны выяснить можно ли взять с собой семью, какие ограничения накладывает контракт и не является ли работодатель обыкновенным мошенником. Некоторые чувствуют себя на чужбине очень плохо, особенно в стрессовой ситуации.

Возвращаясь к проблемам ученых, замечу, что состояние мировой науки определяется несколькими проблемами: экспоненциальным ростом затрат на экспериментирование, временным торможением научных инноваций (инженерия не успевает их освоить) и кризисом некоторых отраслей знания. Как показал опыт нашего столетия эти трудности временные. Нужно только соизмерять длительность кризиса со продолжительностью своей трудовой деятельности...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.