Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Стоит ли опасаться накопления в базах данных сведений персонального характера?

Архив
17.03.1997

1. Стоит ли опасаться накопления в базах данных сведений персонального характера?

2. Считаете ли вы, что Интернет - сильное оружие в борьбе с тоталитаризмом?

3. Действительно ли в Интернете свобода слова реализуется эффективнее, чем где бы то ни было до сих пор?

4. Если коротко, зачем государству компьютер?

Воронков Юрий Сергеевич,
кандидат технических наук, профессор кафедры Истории науки РГГУ, старший научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН

1. Боюсь, что я не слишком большой специалист в области Интернета. Позиции Интернета у нас еще очень слабы, хотя он и начинает внедряться в научных и высших учебных заведениях. Я дал бы на ваш вопрос двоякий ответ: сейчас - нет, но через некоторое время станет опасным. Ведь помимо личных сведений в Интернете оказывается ваш характер: его можно определить с большей или меньшей точностью. То есть опасность представляет не только сама информация, содержащаяся в базах данных, но и некоторые опосредованные вещи.

2. Это тоже двойственная вещь. В классическом понимании - вне сомнения, но со временем такая система сама может стать формой тоталитаризма.

3. Без сомнения.

4. Остается неявной ваша трактовка понятия "государство". Государство - не машина. С одной стороны, это анонимная сила, с другой - вполне конкретная. Обычно правители делают государство "под себя". Если рассматривать абстрактное государство, то любое из них собирает и обрабатывает информацию - следовательно, компьютер необходим, ибо государство - это прежде всего система управления. Но каким образом и в каком государстве он будет использован на практике - это уже другой вопрос. Существуют открытые и закрытые модели общества. Для тоталитарного государства компьютер - это инструмент тотального контроля за гражданами, орудие информационного рабства.

Кирсанов Владимир Семенович,
кандидат физико-математических наук, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН

1. Я вообще достаточно мало пользуюсь этой сетью: вероятно, у меня в районе очень плохие телефонные линии, и стоит мне попасть на интересующий массив данных, как связь тут же прерывается. Да и дорого это... А что касается вашего вопроса, то, по-моему, для людей моей профессии он не стоит - о них и так все известно. Я всю жизнь писал кошмарного размера анкеты, по объему во много раз превосходящие то, что на сегодняшний день можно найти обо мне в Интернете. Да и что это может дать? Только профессиональный контроль, касающийся использованных источников? Может быть, это опасно для бизнесменов... для тех, у кого существуют деловые тайны. Для меня лично - нет.

2. Я этого еще не понял. Но не убежден, что при тоталитарном режиме Интернет не прекратит своего существования, - как в свое время у нас глушили "Голос Америки" и Би-би-си.

Пока существует демократия - существует Интернет. То есть Интернет - следствие демократии, а не наоборот. А воцарись тоталитарный режим, мгновенно все отключат - как лет десять назад я не мог позвонить по телефону-автомату своему приятелю во Франкфурт.

Кроме того, сейчас слишком мощны технические средства. Если раньше я мог рассчитывать на то, что на моем телефоне не сидит персональный сотрудник КГБ, то сейчас, когда бросаешь сообщение в сеть с мощным сервером, не может быть уверенности, что сообщение это не перехватывается и не расшифровывается автоматически, без участия человека.

3. Я так не считаю. Свобода слова - это нечто другое. Конечно, в Интернете можно что-то обсуждать, говорить, писать... Но Интернет, как и Гайд-парк, - это еще не свобода слова. Свобода слова - гораздо более глубокое понятие, которое определяется внутренним психологическим состоянием общества.

4. Государству он действительно нужен, так как облегчает многие процессы. Государство как механизм управления нуждается в быстрой выемке нужной информации. Использование компьютера для этой процедуры экономит гигантское количество времени, а это выгодно как государству, так и его гражданам.

Сиверцев Михаил Андреевич,
кандидат философских наук, доцент РГГУ

1. Нет. Потому что чем более широкая и объемная информация существует в Интернете - тем лучше. Конечно, при этом нужно быть честными с собой, а тем, кто предоставляет эту услугу, - быть честными с пользователями: если реально невозможно обеспечить конфиденциальность, то и обещать этого не нужно. Просто, взаимодействуя с Интернетом, всегда необходимо учитывать, что он прозрачен.

2. Безусловно.

3. Да.

4. Государства вообще - нет. Существует множество структур, которые называют себя государством. И для одной из таких структур компьютер - благо, а для другой - зло... Это вопрос идеологии, а не теории.

Войскунский Александр Евгеньевич,
кандидат психологических наук, заместитель заведующего кафедрой Общей психологии факультета психологии МГУ

1. Бояться можно, если данные полицейского характера, а что касается адресов, привязанностей, темы работы, хобби, то сведения такого рода помогут людям найти друг друга.

2. Да. Конкретный пример: тоталитарное сознание - это знание одной-единственной точки зрения, а производя гипертекстовый поиск в сети, в том числе и в Интернете, вы сталкиваетесь с дюжиной точек зрения. Если люди научатся хотя бы знакомиться со всеми точками зрения, касающимися какой-то темы, - это уже удар по тоталитаризму.

3. Я не специалист по массовым коммуникациям. По-моему, для свободы слова есть много возможностей.

4. Это отдельная тема. Государству компьютер с самого начала не был нужен. В книге Вейценбаума, кажется, "Компьютеры и технология", есть такая сноска: если бы в период Второй мировой войны в распоряжении нацистской Германии оказались компьютеры, то руководство концлагерей убедило бы властные структуры, что без них невозможен учет заключенных, - но мы-то знаем, что и без компьютеров учет у немцев достиг небывалых высот. Опять же, с появлением первых компьютеров их стали использовать для обсчета траектории орбит. Однако те же данные, с той же точностью и, возможно, лишь с чуть меньшей скоростью может предоставить персонал, производящий вычисления на логарифмической линейке. Компьютер появился по инициативе личностей, а не государства, а уж потом на него понавешали различные функции.

Филатов Владимир Петрович,
доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой Современных проблем философии философского факультета РГГУ

1. Я считаю - не стоит. Все-таки обращение туда индивидуализированное, с ним не связана система спецслужб, просеивающих информацию. А на первый взгляд, все, что содержится в Интернете, - это довольно стандартные данные.

2. Я считаю, что сильное. Время тоталитаризма прошло. Очень хорошо, что российские пользователи могут выходить на зарубежные источники информации, - хотя это все равно лишь эрзац, если свобода передвижений ограничена (хотя бы из-за нехватки финансов).

3. Трудно сказать. Я пользовался Интернетом для научных целей и не интересовался информацией социального характера. Вряд ли смогу ответить на этот вопрос. Хотя потенциально - конечно, если рассматривать свободу как отсутствие ограничений, как господство свободы идеологии. Интернет ломает все рамки. Сеть невозможно превратить в инструмент тоталитарного контроля, слишком она многообразна и велика, чтобы ее контролировать. Хотя попытки, я знаю, делались, но безуспешные.

4. Современная система управления невозможна без компьютера. Переход на компьютер делает управление более рациональным.

Муранивский Тарас Васильевич,
доктор философских наук, профессор кафедры Информационных ресурсов РГГУ

1. Нет. Тут все зависит от того, к кому они попадают, кто имеет доступ к базе данных. Если вы храните собственное досье сами - это одно, а если его использует кто-то другой, с целью последующего разоблачения - это совершенно иное.

2. Я не считаю, что это так. Интернет анархичен, а анархия - не всегда средство борьбы с тоталитаризмом. Она бывает даже вреднее тоталитаризма, если носит разлагающий характер. Во всяком деле нужна цензура - цензура как здоровый контроль. Как заявил недавно Владимир Познер, который жизнь положил на борьбу с тоталитарной цензурой: "Нужно поставить барьер проникновению на экран вещей, которые отрицательно влияют на общество". Бесконтрольность не может быть средством борьбы с тоталитаризмом. Анархия не может заменить систему, даже если эта система вредна.

3. Через Интернет пытаются навязать обществу те идеи и мысли, от которых общество следовало бы оградить. Например, в Интернете можно найти подробные советы и даже рекламу того, как в домашних условиях изготовить взрывное устройство. Я совершенно согласен с публикациями в печати о тлетворном влиянии контркультуры - от боевиков до совершенно бесстыжего секса, и когда это начинает появляться также и в Интернете... Одним словом, хороша же эта ваша свобода!

4. Государство призвано регулировать какие-то процессы. Без этой функции оно не существует. Поэтому государство должно быть хорошо информированным. И лучше, когда информация идет напрямую, накапливаясь в независимых базах данных. Конечно, и в этом случае не удастся избежать влияния человеческого фактора - в конечном счете, любую социальную информацию создают люди. В любом случае, государству нужны базы данных, а также логические системы, принимающие на основании этих данных не окончательные решения, - системы искусственного интеллекта, экспертные системы.

Кобищанов Юрий Михайлович,
доктор исторических наук, ведущий специалист Института Африки РАН

1. Для меня самое неприятное из того, что есть в академической среде, - это плагиат, порожденный низким уровнем нравственности. У меня, уверяю вас, есть, что украсть: недавно я издал важную новаторскую книгу, первую в мире монографию в отрасли "Полюдьеведение". Книга называется "Полюдье: явление отечественной и всемирной истории цивилизации".

И вот теперь я бьюсь над тем, как запустить эту монографию в Интернет: в виде краткого резюме на английском и французском языке или как-то иначе? Да и вообще, стоит ли это делать? Ведь, перекачав монографию из Интернета, некоторые расторопные плагиаторы могут выдать мои многолетние исследования за свои. А Интернет к этому относится нейтрально...

2. На этот вопрос уже отвечали миллионы людей. Боюсь, что не буду оригинален. Разве не все надеются, что Сеть - одно из самых действенных средств в борьбе с тоталитаризмом? Однако мне лично видится здесь некий опасный момент. Мне известны факты - и они меня очень беспокоят, - что Интернет в некоторых религиозно непросвещенных головах будет восприниматься наподобие сакрализованного мирового разума. И это действительно страшно.

3. Да и нет. Эта свобода вполне реально ограничивается отсутствием материальных средств. Я - потомок людей, имевших образование еще в восемнадцатом веке, имевших мировое имя в науке, - чувствую себя пешеходом на оживленной международной автотрассе. Это свобода для избранных, имеющих средства для самореализации в Интернете, где еще больше увеличен разрыв между "бедными провинциалами" и "людьми при столице". Со временем существующее положение должно сгладиться - говорят, что Интернет обходится дешевле, чем подписка на журналы и книги. Однако я нахожу в Сети лишь часть нужного мне материала - туда просто не попали необходимые мне редкие книги, вышедшие небольшими тиражами в очень отдаленных городах Азии и Африки. А если б они даже и попали в Интернет, то их поиск требует больших затрат временных и материальных ресурсов.

4. С помощью компьютера государство может, во-первых, усилить контроль над гражданами, группами, ассоциациями, корпорациями, и во-вторых усовершенствовать учет. Это две очень близкие функции. Правда, в нормальном государстве первое место занимает учет, а второе - контроль, а у нас - совсем наоборот...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.