Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Сила слов

Архив
автор : Денис Викторов   25.03.2002

Язык русский портится день ото дня. Филологи, правда, утверждают, что таким образом он развивается. Что не стоит поднимать панику и впадать в крайности - так бы и мучались до сих пор со старославянским, если бы не культурная интеграция. Интеграция - это мы понимаем.

Язык русский портится день ото дня. Филологи, правда, утверждают, что таким образом он развивается. Что не стоит поднимать панику и впадать в крайности - так бы и мучались до сих пор со старославянским, если бы не культурная интеграция. Интеграция - это мы понимаем. Может быть, это как раз то, что требуется. Но направление, в котором идут родная речь и письменность, порой пугает. И не ясно, в чем причина. Возможно, витаминов не хватает. Или железа.

Хорошо еще, что объективная реальность хотя бы изредка изводит новые заклинания на корню. Одно из таких удивительных сочетаний, вот уже несколько лет будоражащее воображение излишне впечатлительных товарищей - «офшорное программирование». Когда эта конструкция начала вылезать на сайты и журнальные полосы, нашлось немало людей, которые добрым и спокойным голосом советовали: не пишите, что занимаетесь офшорным программированием, не надо! Уж лучше сразу скажите: «отмываем деньги». Просто и понятно. Нечего следователей по особо важным экономическим делам сбивать с толку. Они и так все подошвы сбили, разбираясь с офшорами и авуарами. А на «программирование» так вообще могут обидеться.

Но добрые и спокойные голоса, как водится, услышаны не были. Так что первая волна социалистического энтузиазма прошла под лозунгами именно «офшорного программирования» и обычного для нас шапкозакидательства. Шапками нашими, как известно, собирались закидать тех, кто носит головной убор под названием чалма и, вероятно, потому так хорошо заметен на мировом рынке информационных технологий.

Но не заладилось. У чалмоносцев оказались на руках сильные козыри. Никто не ожидал от них такой подлянки, но выяснилось, что у них есть национальная индустрия производства кода - раз, начатая давно и вполне серьезно развиваемая государственная политика в сфере ИТ - два и, наконец, поголовное знание английского языка, что лучше всякого рондо облегчает общение. Аналитикам McKinsey этого оказалось достаточно для того, чтобы поместить нас вместе с шапками и сотнями тысяч гениальных программистов в раздел «дешево, но некачественно», в то время как Индия засверкала, как алмаз раджи в самом выигрышном свете: «недорого и качественно».

Тогда было решено убрать одно иностранное слово и «офшорное программирование» превратилось в «заказное». Это был, ясное дело, совершенно идеалистический трюк. Как и следовало ожидать, семиотический эксперимент не привел к каким бы то ни было изменениям объекта. И, разумеется, к потоку заказов.

Третья попытка, как положено в русских сказках, вне зависимости от того, как их трактовать - по Проппу или нет - должна была стать успешной. Формула в очередной раз изменилась. Теперь более аккуратной кажется вполне наша, без заимствований, конструкция «заказные разработки». На этом поприще, кажется, уже можно играть.

Хороший пример здесь - произошедшее буквально на днях официальное отпочкование от компании «АйТи» новой фирмы «Аплана». «АйТи» как интегратор интегратором и хочет остаться. То есть работать в России, с российскими клиентами, идти в регионы наконец. Но стратегически - не распыляться. В то же время в недрах «АйТи», начиная с 2000 года, постепенно росло подразделение, занимавшееся именно заказными разработками. Росло и выросло.

Ни глава «АйТи» Тагир Яппаров, ни директор «Апланы» Виктор Вайнштейн не употребляют дискредитировавших себя терминов вроде «офшорного программирования». «Аплана» как дочерняя структура «АйТи» с самого начала ориентирована на работу с западными клиентами (как, впрочем, и российскими - из тех, за кем признается наличие «западного менталитета») и - на рынок интеграции программных систем. А сектор услуг, связанных с решением нестандартных проблем, как правило, возникающих в процессе использования стандартного ПО или, наоборот, решения стандартных проблем нестандартными способами - идеальная поляна для российского программирования как традиции. Опять же, экономия на шапках выходит ощутимая.

Весь этот пир здравомыслия несколько омрачает другое. Неугомонный «Рамблер», оторвавшись от бесконечной череды проектов (награждение легендарной Масяни, открытие портала «Российская власть», празднование пятилетия рейтинга Ramblers’s TOP100) сообщил, что объем месячной российской аудитории Интернета составил 5 миллионов пользователей. Эта оценка самым чудесным образом совпала с данными Минсвязи (4,3 млн. на конец
прошлого года) и с результатами исследований компании «Комкон» (4,8 млн.). Раньше, когда оценки разных источников разительно отличались друг от друга, были какие-то основания для надежд. Теперь же остается только грустить и тихо шептать про себя: да, хило! Хотя нет, официальный источник «Рамблера» оставляет шанс: «налицо явный консенсус в оценках объема российской Интернет-аудитории - несмотря на то, что в исследованиях «Рамблера» и «Комкона» данные получаются принципиально разными способами». Любим мы его, консенсус этот. С тех пор, как он проник в несчастный русский язык из недр какого-то народного депутата.

Для порядка, кстати, надо будет посмотреть, насколько аккуратно будут обращаться с великим и могучим поставщики новой услуги «Почта XXI века» - «Вессо-Линк» и ПРАЙМ-ТАСС, пытающиеся выжать из пейджинга столько же, сколько не выжмешь даже из швейной машинки «Зингера». Карманный компьютер V-Link, являющийся неотъемлемым элементом пакета услуг, должен принимать в соответствии с выбранным профилем около 2400 информационных каналов, электронную почту, а в оставшееся время служить органайзером.

Отдельные слова и целые предложения миллионами летают в эфире вокруг нас. А это еще один повод позаботиться о языке и его носителях.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.